Рабочий материал_past simple



СТОЛ – СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ

 

КРАСИВЫЙ – ПРИЛАГАТЕЛЬНОЕ

 

Я, МЫ, ТЫ, ВЫ – МЕСТОИМЕНИЯ

 

БЕЖАТЬ, ГОВОРИТЬ, ЛЕТАТЬ, ЧИТАТЬ,

 

ПИСАТЬ ГЛАГОЛЫ

 

ГЛАГОЛЫ – ЭТО ДЕЙСТВИЯ: ЧТО ДЕЛАТЬ, ЧТО СДЕЛАТЬ?

 

ИГРАТЬ

 

ВСЕГДА ИГРАЮ

Present simple tense

(настоящее простое время:

Always, often, usually, sometimes, never, rarely=seldom, every day)

 

ВЧЕРА ИГРАЛ      СЕГОДНЯ         ЗАВТРА

 

Past simple tense      ИГРАЮ         БУДУ ИГРАТЬ

(прошедшее

простое время:

yesterday, last week,

last month, last year,

three days ago)

 

 

VerbVглагол а ниже формы глагола:

 

V1                       V2                V3

play                  played             played

do                     did                  done

 

первая форма         вторая форма

глагола               глагола

Глагол из             эта форма глагола

словарика:          никогда

Инфинитив –          не меняется независимо

неопределенная       от местоимения/

форма                действующего лица:

глагола: что          именно она

делать, что          используется в

сделать:            past simple tense

present simple          

tense                

 

 

+ Alexander Bell invented the telephone in 1876.

I/he/she/they/it/we/you didn’t play_ football yesterday.

? Did I/he/she/they/it/we/you cook_ yesterday?

? What / where did I/he/she/they/it/we/you cook_ yesterday?

 

Who did it yesterday?

Pete did it yesterday.

Профессиональная практика 3 курс



Государственное высшее учебное заведение

«Приазовский государственный технический университет»

Кафедра «Финансы и банковское дело»

 

 

ОТЧЕТ

О ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПРАКТИКЕ

 

База практики: Первый Украинский Международный Банк

Месторасположение: гариуполь, ул. Энгельса,39а

Сроки практики: с 27.02.2017г по 10.06.2017г

 

Студентка 3 курса группы ФК-14

(Ф.И.О.)

Направление подготовки: 6.030508 «Финансы и кредит»

Оценка:

По национальной шкале__________________________

Количество баллов_______________________________

Руководитель практики от ВУЗа:______Кравченко Т.Д.

Руководитель практики от Банка:__________(Ф.И.О.)

гариуполь,2017г

ПРОТОКОЛ 11



ПРОТОКОЛ № 1

внеочередного общего собрания собственников помещений

в многоквартирном доме, расположенном по адресу:

г. Долгопрудный, Старое Дмитровское шоссе, дом №11

проведенного в форме очно-заочного голосования

г. Долгопрудный «6» марта 2017 г.

 

Инициатор общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме управляющая организация «СТРОЙЖИЛИНВЕСТ».

Дата проведения очной части: 15 января 2017 года в 18:00

Дата начала заочного голосования: 16 января 2017 г.

Дата окончания приема решений: 20:00 часов 26 февраля 2017 г.

Дата и место подсчета голосов 6 марта 2017 г., г. Долгопрудный, ул. Набережная, дом 23, пом.3.

Подсчет голосов осуществлялся по правилу: количество голосов собственника помещений пропорционально общей площади этих помещений в отношении: 1 голос равен 1 кв.м.

На дату проведения собрания установлено, что в доме №11 по адресу г. Долгопрудный, Старое Дмитровское шоссе, собственники владеют 60761,44 кв.м всех жилых и нежилых помещений в доме, что составляет 100% голосов.

В соответствии с частью 3 статьи 45 Жилищного кодекса Российской Федерации: Общее собрание собственников помещений в многоквартирном доме правомочно (имеет кворум), если в нем приняли участие собственники помещений в данном доме или их представители, обладающие более чем пятьюдесятью процентами голосов от общего числа голосов.

В общем собрании собственников помещений в многоквартирном доме №11 по адресу г. Долгопрудный, Старое Дмитровское шоссе, приняли участие собственники и их представители в количестве 380 человек (согласно листам регистрации собственников помещений в многоквартирном доме – Приложение № 3 к настоящему протоколу), владеющие 30502,82 кв. м жилых и нежилых помещений в доме, что составляет 50,2% голосов. Кворум имеется. Общее собрание собственников правомочно принимать решения по вопросам повестки дня общего собрания.

 

Повестка дня:

1. Избрание председателя внеочередного общего собрания собственников помещений в МКД

2. Избрание секретаря внеочередного общего собрания собственников помещений в МКД

3. Избрание счетной комиссии

4. Определение формы доведения до сведения собственников помещений решений, принятых общим собранием, итогов голосования.

5. Определение места хранения протокола и иных документов, предусмотренных ст. 46-48 ЖК РФ.

6. Избрание Совета многоквартирного дома из числа собственников помещений в данном доме.

7. Избрание председателя совета собственников помещений данного дома из числа членов Совета МКД.

8. Утверждение Положения Совета дома

9. Изменение способа формирования фонда капитального ремонта: прекратить формирование фонда капитального ремонта на счете регионального оператора и формировать фонд капитального ремонта на специальном счете, предназначенном для перечисления средств на проведение капитального ремонта общего имущества в многоквартирном доме.

10. Принятие решения о размере ежемесячного взноса собственников помещений на проведение капитального ремонта общего имущества в многоквартирном доме, который не должен быть менее минимального размера взноса, установленного Правительством Моск.обл. (решение по данному вопросу принимается только в случае принятия Общим собранием решения о формировании фонда капитального ремонта на специальном счете).

11. Выбор регионального оператора в качестве владельца специального счета (решение по данному вопросу принимается только в случае принятия Общим собранием решения о формировании фонда капитального ремонта на специальном счете).

12. Определение кредитной организации, в которой будет открыт специальный счет, предназначенный для перечисления средств на проведение капитального ремонта общего имущества в многоквартирном доме. (решение по данному вопросу принимается только в случае принятия Общим собранием решения о формировании фонда капитального ремонта на специальном счете).

13. Определение источника финансирования содержания и обслуживания специального счета, предназначенного для перечисления средств на проведение капитального ремонта общего имущества в многоквартирном доме (решение по данному вопросу принимается только в случае принятия Общим собранием решения о формировании фонда капитального ремонта на специальном счете).

14. Принятие решения о перечне услуг (работ), сроках и стоимости (смете) проведения капитального ремонта общего имущества в многоквартирном доме (если принято решение об уплате взносов, размер которых превышает установленный минимальный размер).

15. Принятие решение о выборе лица, уполномоченного на оказание услуг по предоставлению платежных документов, в том числе с использованием системы, на уплату взносов на капитальный ремонт на специальный счет (решение по данному вопросу принимается только в случае принятия Общим собранием решения о формировании фонда капитального ремонта на специальном счете).

16. Принятие решения о порядке предоставления платежных документов на уплату взносов на капитальный ремонт МКД (решение по данному вопросу принимается только в случае принятия Общим собранием решения о формировании фонда капитального ремонта на специальном счете).

17. Принятие решения о размере расходов, связанных с предоставлением платежных документов на уплату взносов на капитальный ремонт, об определении условий оплаты этих услуг (решение по данному вопросу принимается только в случае принятия Общим собранием решения о формировании фонда капитального ремонта на специальном счете).

18. Принятие решения о лице, уполномоченном представлять интересы собственников многоквартирного дома при взаимодействии с региональным оператором по вопросам проведения капитального ремонта, в том числе с правом заключения договора с региональным оператором о формировании фонда капитального ремонта на специальном счете, предназначенном для перечислении средств на проведение капитального ремонта общего имущества в многоквартирном доме, и об организации проведения капитального ремонта (решение по данному вопросу принимается только в случае принятия Общим собранием решения о формировании фонда капитального ремонта на специальном счете).

19. Размещение внешних блоков кондиционеров, спутниковых антенн на внешней ограждающей конструкции здания (на фасаде) по согласованию с комиссией, состоящей из представителя Совета дома и представителя управляющей организации.

20. Принятие решения о предоставление в пользование части общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме иным лицам, в том числе заключение договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций, если для их установки и эксплуатации предполагается использовать общее имущество собственников помещений в многоквартирном доме. Предоставление в пользование части общего имущества осуществлять с предварительным согласованием с управляющей организацией технических условий их размещения и эксплуатации.

21. Принятие решения об определении лица, которое от имени собственников помещений в многоквартирном доме уполномочено на заключение договоров об использовании общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме (в том числе договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций), открытие расчетного счета для поступления денежных средств по заключенным договорам (если принято решение о предоставлении в пользование части общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме иным лицам).

22. Принятие решения о выборе целевого назначения денежных средств, полученных по заключенным договорам об использовании общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме (в том числе по договорам на установку и эксплуатацию рекламных конструкций) (если принято решение о предоставлении в пользование части общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме иным лицам).

23. Использование общедомового имущества МКД для прокладки и эксплуатации линий связи и интернета, телевизионной антенны, видеонаблюдения и прочего телекоммуникационного оборудования в целях обеспечения безопасности и телекоммуникационных потребностей жителей МКД.

24. Принятие решения о предоставление в пользование собственникам помещений по согласованию с управляющей организации и Советом дома (если такой Совет избран) части общего имущества собственников помещений многоквартирного дома, с возможностью его ограждения (установки двери), с возложением обязательств по содержанию и уходу за этим помещением на собственников, пользующимся этим помещением.

25. Принятие решения о найме консьержа для обслуживания многоквартирного дома. Поручить Совету дома разработать инструкцию и должностные полномочия консьержа, нанять консьержа, заключить с ним трудовой договор.

26. Принятие решение о предоставлении полномочий Совету дома утвердить стоимость услуг консьержа и способы оплаты этой стоимости и донести эту информацию до собственников помещений путем размещения ее на первом этаже (если принято решение о найме консьержа для обслуживания многоквартирного дома)

27. Принятие решение о необходимости использования освещения переходных балконов в вечернее и ночное время суток.

28. Принятие решения об использовании мусороприемных поэтажных камер.

29. Принятие решение об установке пандуса при спуске из лифтовых холлов в кладовые помещения, расположенные в подвальных помещениях. Установку производить за счет средств собственников помещений в многоквартирном доме. Принятие решения о возложении полномочий на Совет дома по составлению сметы, выбора подрядчика, сбора финансовых средств для установки конструкции.

 

По 1 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Избрать председателем внеочередного общего собрания собственников помещений в МКД генерального директора ООО «СТРОЙЖИЛИНВЕСТ» Седелкина В.Е.

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

18050,66

59,18

3007,1

9,86

9445,06

30,96

ПРИНЯТО РЕШЕНИЕ: Избрать председателем внеочередного общего собрания собственников помещений в МКД генерального директора ООО «СТРОЙЖИЛИНВЕСТ» Седелкина В.Е.

 

По 2 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Избрать секретарем внеочередного общего собрания собственников помещений в МКД сотрудника ООО «СТРОЙЖИЛИНВЕСТ» Волченкову С.Н.

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

18756,86

61,49

2169,45

7,11

9576,51

31,4

ПРИНЯТО РЕШЕНИЕ: Избрать секретарем внеочередного общего собрания собственников помещений в МКД сотрудника ООО «СТРОЙЖИЛИНВЕСТ» Волченкову С.Н.

 

По 3 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Избрать счетную комиссию в составе 3 (трех) человек и голосовать за ее состав в целом

Ф.И.О.

Статус

1. Волченкова Светлана Николаевна

сотрудник ООО «СТРОЙЖИЛИНВЕСТ»

2. Попов Александр Игоревич

помещение №90

3. Волкова Ольга Александровна

помещение №1191

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

20186,31

66,18

1611,4

5,28

8705,11

28,54

ПРИНЯТО РЕШЕНИЕ: Избрать счетную комиссию в составе 3 (трех) человек

Ф.И.О.

Статус

1. Волченкова Светлана Николаевна

сотрудник ООО «СТРОЙЖИЛИНВЕСТ»

2. Попов Александр Игоревич

помещение №90

3. Волкова Ольга Александровна

помещение №1191

 

По 4 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Определить форму доведения до сведения собственников помещений решений, принятых общим собранием, итогов голосования путем размещения соответствующей информации на информационной доске на первом этаже в МКД

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

22300,4

73,11

500,3

1,64

7702,12

25,25

ПРИНЯТО РЕШЕНИЕ: Определить форму доведения до сведения собственников помещений решений, принятых общим собранием, итогов голосования путем размещения соответствующей информации на информационной доске на первом этаже в МКД

 

По 5 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Определить местом хранения протокола и иных документов, предусмотренных ст. 46-48 ЖК РФ, помещение председателя внеочередного общего собрания собственников помещений МКД

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

20362,32

66,76

1377,5

4,52

8763

28,73

ПРИНЯТО РЕШЕНИЕ: Определить местом хранения протокола и иных документов, предусмотренных ст. 46-48 ЖК РФ, помещение председателя внеочередного общего собрания собственников помещений МКД

 

По 6 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Избрать Совет многоквартирного дома из числа собственников помещений в данном доме в количестве 10 (десяти) человек и проголосовать за его состав в целом

Ф.И.О.

Статус

1. Попов Александр Игоревич

собственник помещения № 90

2. Колотовичев Денис Николаевич

собственник помещения № 145

3. Анищенко Ольга Анатольевна

собственник помещения № 366

4. Тычкова Елена Сергеевна

собственник помещения № 577

5. Маменко Михаил Николаевич

собственник помещения № 785

6. Арутюнян Артак Ашотович

собственник помещения № 687

7. Пилипюк Анна Александровна

собственник помещения № 282

8. Барановская Светлана Вячеславовна

собственник помещения № 945

9. Зозуля Владимир Витальевич

собственник помещения № 1222

10. Гребнева Надежда Вячеславовна

собственник помещения № 290

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

13904,04

45,58

1174,8

3,85

15423,98

50,57

РЕШЕНИЕ НЕ ПРИНЯТО большинством голосов от общего числа голосов собственников помещений в многоквартирном доме

 

По 7 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Избрать председателем Совета собственников помещений данного дома из числа членов Совета МКД собственника помещения № 785 Маменко Михаила Николаевича.

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

11748,72

38,52

1870,1

6,13

16884

55,35

РЕШЕНИЕ НЕ ПРИНЯТО большинством голосов от общего числа голосов собственников помещений в многоквартирном доме

 

По 8 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Утвердить Положение Совета дома

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

12073,89

39,58

862,9

2,83

17566,03

57,59

РЕШЕНИЕ НЕ ПРИНЯТО большинством голосов от общего числа голосов собственников помещений в многоквартирном доме

 

По 9 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Прекратить формирование фонда капитального ремонта на счете регионального оператора и формировать фонд капитального ремонта на специальном счете, предназначенном для перечисления средств на проведение капитального ремонта общего имущества в многоквартирном доме.

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

 

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

9986,54

32,74

4156,8

13,63

16359,48

53,63

РЕШЕНИЕ НЕ ПРИНЯТО количеством голосов не менее двух третей голосов от общего числа голосов собственников помещений в многоквартирном доме в соответствии с ЖК РФ.

 

По 10 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Установить минимальный размер ежемесячного взноса собственников помещений на проведение капитального ремонта общего имущества в многоквартирном доме, установленный Правительством Московской области.

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

12768,96

41,86

1771,65

5,81

15962,21

52,33

Решение по данному вопросу не принимается, т.к. решение не принято по 9 вопросу повестки дня.

 

По 11 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Выбрать в качестве владельца специального счета:

11.1. Регионального оператора Некоммерческую организацию “Фонд капитального ремонта общего имущества многоквартирных домов”, ИНН 7701169833

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

5555,52

18,21

4807,06

15,76

20140,24

66,03

11.2. Управляющую организацию ООО «СТРОЙЖИЛИНВЕСТ», ИНН 5008031105

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

4533,63

14,86

6440,55

21,11

19528,64

64,02

Решение по данному вопросу не принимается, т.к. решение не принято по 9 вопросу повестки дня.

 

По 12 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Определить одну кредитную организацию, в которой будет открыт специальный счет, предназначенный для перечисления средств на проведение капитального ремонта общего имущества в многоквартирном доме из списка:

12.1. ПАО «БИНБАНК» Генеральная лицензия Банка России №2562

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

687,61

2,25

5470,54

17,93

24344,67

79,81

12.2. ПАО Сбербанк Генеральная лицензия на осуществление банковских операций №1481

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

7461,49

24,46

3527,65

11,56

19513,68

63,97

12.3. ПАО Банк ВТБ Генеральная лицензия на осуществление банковских операций № 1000

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

1976

6,48

5338,2

17,5

23188,62

76,02

12.4. ПАО «МОСКОВСКИЙ КРЕДИТНЫЙ БАНК» Генеральная лицензия Банка России №1978

 

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

1472,04

4,83

5440,76

17,84

23590,02

77,34

12.5. АО «Райффайзенбанк» Генеральная лицензия Банка России №3292

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

1072

3,51

5422

17,78

24008,82

78,71

Решение по данному вопросу не принимается, т.к. решение не принято по 9 вопросу повестки дня.

 

По 13 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Финансирование содержания и обслуживания специального счета, предназначенного для перечисления средств на проведение капитального ремонта общего имущества в многоквартирном доме, осуществлять за счет взносов, вносимых на капитальный ремонт.

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

11452,04

37,54

2038,85

6,68

17011,93

55,77

Решение по данному вопросу не принимается, т.к. решение не принято по 9 вопросу повестки дня.

 

По 14 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Возложить принятие решение о составлении перечня услуг (работ), сроках и стоимости (смете) проведения капитального ремонта общего имущества в многоквартирном доме на Совет МКД (если такой Совет избран).

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

11629,51

38,13

1907,1

6,25

16966,21

55,62

Решение по данному вопросу не принимается, т.к. решение не принято по 9 вопросу повестки дня.

 

По 15 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Выбрать регионального оператора в качестве лица, уполномоченного на оказание услуг по предоставлению платежных документов, в том числе с использованием системы, на уплату взносов на капитальный ремонт на специальный счет.

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

8976,48

29,43

2640,97

8,66

18885,37

61,91

Решение по данному вопросу не принимается, т.к. решение не принято по 9 вопросу повестки дня.

 

По 16 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Установить порядок предоставления платежных документов по уплате взносов на капитальный ремонт на специальный счет, не противоречащий действующему законодательству.

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

11470,31

37,6

1996,87

6,55

17035,64

55,85

Решение по данному вопросу не принимается, т.к. решение не принято по 9 вопросу повестки дня.

 

По 17 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Расходы, связанные с предоставлением платежных документов на уплату взносов на капитальный ремонт финансировать за счет взносов, вносимых на капитальный ремонт. Возложить определение условий оплаты этих услуг на Совет МКД.

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

10780,79

35,34

2417,42

7,93

17304,61

56,73

Решение по данному вопросу не принимается, т.к. решение не принято по 9 вопросу повестки дня.

 

По 18 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Наделить Председателя Совета МКД (если председатель Совета избран) полномочиями представлять интересы собственников многоквартирного дома при взаимодействии с региональным оператором по вопросам проведения капитального ремонта, в том числе с правом заключения договора с региональным оператором о формировании фонда капитального ремонта на специальном счете, предназначенном для перечисления средств на проведение капитального ремонта общего имущества в многоквартирном доме, и об организации проведения капитального ремонта.

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

10385,74

34,05

2793,12

9,16

17323,96

56,79

Решение по данному вопросу не принимается, т.к. решение не принято по 9 вопросу повестки дня.

 

По 19 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Разрешить размещение внешних блоков кондиционеров, спутниковых антенн на внешней ограждающей конструкции здания (на фасаде) по согласованию с комиссией, состоящей из представителя Совета дома (если такой Совет избран) и представителя управляющей организации

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

17381,92

56,98

4527,99

14,84

8592,91

28,17

ПРИНЯТО РЕШЕНИЕ: Разрешить размещение внешних блоков кондиционеров, спутниковых антенн на внешней ограждающей конструкции здания (на фасаде) по согласованию с комиссией, состоящей из представителя Совета дома (если такой Совет избран) и представителя управляющей организации

 

По 20 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Предоставить в пользование часть общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме иным лицам, в том числе заключение договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций, если для их установки и эксплуатации предполагается использовать общее имущество собственников помещений в многоквартирном доме. Предоставление осуществлять с предварительным согласованием с управляющей организацией технических условий их размещения и эксплуатации.

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

8969,11

29,40

7502,36

24,6

14031,35

46

РЕШЕНИЕ НЕ ПРИНЯТО количеством голосов не менее двух третей голосов от общего числа голосов собственников помещений в многоквартирном доме в соответствии с ЖК РФ.

 

По 21 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Наделить Председателя Совета МКД (если председатель Совета избран) полномочиями для заключения договоров об использовании общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме (в том числе договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций), открытие расчетного счета для поступления денежных средств по заключенным договорам (если принято решение о предоставлении в пользование части общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме иным лицам).

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

 

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

8652,68

28,37

7010,22

22,98

14839,92

48,65

РЕШЕНИЕ НЕ ПРИНЯТО большинством голосов от общего числа голосов собственников помещений в многоквартирном доме

 

По 22 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Направить денежные средства, полученные по заключенным договорам об использовании общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме (в том числе по договорам на установку и эксплуатацию рекламных конструкций) (если принято решение о предоставлении в пользование части общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме иным лицам) на:

22.1. Погашение части расходов на общедомовые нужды, выставляемые в ЕПД

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

9593,09

31,45

4044,56

13,26

16865,17

55,29

22.2. Благоустройство придомовой территории, решение возложить на Совета дома (если такой Совет избран)

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

7692,86

25,22

4264,47

13,98

18545,49

60,8

22.3. Перечисление полученных средств на специальный счет фонда капитального ремонта (если принято решение формировать фонд капитального ремонта на специальном счете)

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

4593,2

15,06

5834,23

19,13

20075,39

65,81

РЕШЕНИЕ НЕ ПРИНЯТО большинством голосов от общего числа голосов собственников помещений в многоквартирном доме

 

По 23 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Разрешить использование общедомового имущества МКД для прокладки и эксплуатации линий связи, интернета, телевизионной антенны, видеонаблюдения и прочего телекоммуникационного оборудования при выполнении технических условий в целях обеспечения безопасности и телекоммуникационных потребностей жителей МКД.

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

22176,45

72,7

731,25

2,4

7595,12

24,90

ПРИНЯТО РЕШЕНИЕ: Разрешить использование общедомового имущества МКД для прокладки и эксплуатации линий связи, интернета, телевизионной антенны, видеонаблюдения и прочего телекоммуникационного оборудования при выполнении технических условий в целях обеспечения безопасности и телекоммуникационных потребностей жителей МКД.

 

По 24 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Разрешить предоставление в пользование собственникам помещений по согласованию с управляющей организацией и Советом дома (если такой Совет избран) части общего имущества собственников помещений многоквартирного дома, с возможностью его ограждения (установки двери), с возложением обязательств по содержанию и уходу за этим помещением на собственников, пользующихся этим помещением.

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

17601,46

57,7

4083,79

13,39

8817,57

28,91

РЕШЕНИЕ НЕ ПРИНЯТО количеством голосов не менее двух третей голосов от общего числа голосов собственников помещений в многоквартирном доме в соответствии с ЖК РФ.

 

По 25 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Нанять консьержа для обслуживания многоквартирного дома. Поручить Совету дома (если такой Совет избран) разработать инструкцию и должностные полномочия консьержа, нанять консьержа, заключить с ним трудовой договор.

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

18114,88

59,39

3957,25

12,97

8430,69

27,64

ПРИНЯТО РЕШЕНИЕ: Нанять консьержа для обслуживания многоквартирного дома. Поручить Совету дома (если такой Совет избран) разработать инструкцию и должностные полномочия консьержа, нанять консьержа, заключить с ним трудовой договор.

 

По 26 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Предоставить полномочия Совету дома (если такой Совет избран) утвердить стоимость услуг консьержа и способы оплаты этой стоимости и донести эту информацию до собственников помещений путем размещения ее на первом этаже (если принято решение о найме консьержа для обслуживания многоквартирного дома)

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

18110,23

59,37

3941,75

12,92

8450,84

27,71

ПРИНЯТО РЕШЕНИЕ: Предоставить полномочия Совету дома (если такой Совет избран) утвердить стоимость услуг консьержа и способы оплаты этой стоимости и донести эту информацию до собственников помещений путем размещения ее на первом этаже (если принято решение о найме консьержа для обслуживания многоквартирного дома)

 

По 27 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Отключить освещение переходных балконов в вечернее и ночное время суток.

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

14522,71

47,61

7248,09

23,76

8732,02

28,63

РЕШЕНИЕ НЕ ПРИНЯТО большинством голосов от общего числа голосов собственников помещений в многоквартирном доме

 

По 28 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Закрыть и не использовать мусороприемные поэтажные камеры.

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

16051,72

52,62

6926,39

22,71

7524,71

24,67

ПРИНЯТО РЕШЕНИЕ: Закрыть и не использовать мусороприемные поэтажные камеры.

 

По 29 вопросу повестки дня:

ПРЕДЛОЖИЛИ: Установить пандус при спуске из лифтовых холлов в кладовые помещения, расположенные в подвальных помещениях. Установку производить за счет средств собственников кладовых помещений в многоквартирном доме. Возложить полномочия на Совет дома (если такой Совет избран) по составлению сметы, выбора подрядчика, сбора финансовых средств для установки конструкции.

ПРОГОЛОСОВАЛИ:

«За»

«Против»

«Воздержались»

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

Количество голосов

% от числа проголосовавших

13784,63

45,19

4814,35

15,78

11903,84

39,03

РЕШЕНИЕ НЕ ПРИНЯТО большинством голосов от общего числа голосов собственников помещений в многоквартирном доме

 

 

Инициатор собрания:

Генеральный директор __________________ /Седелкин В.Е./

ООО «СТРОЙЖИЛИНВЕСТ»

 

 

Председатель общего собрания: __________________ / Седелкин В.Е./

 

Секретарь общего собрания: __________________ /Волченкова С.Н./

 

Счетная комиссия: __________________ /Попов А.И./

 

__________________ /Волкова О.А./

 

__________________ /Волченкова С.Н./

 

 

 

При подсчете голосов присутствовали:

 

Лаврушина А.С. _____________

 

Демичева А. _____________

 

Захарова С.В. _____________

 

Анищенко О.А. _____________

 

Башилов А.М. _____________

 

ПР №2



Санитарно-гигиеническая оценка поверхностных вод.

Концентрация загрязняющих веществ в водоемах регламентируется СанПиН №4630-88 («Санитарные правила и нормы охраны поверхностных вод от загрязнения», 1988 г.)

Нормативные документы устанавливают гигиенические требования и нормативы качества вод питьевого назначения поверхностных водоемов, регламентируют различные виды хозяйственной деятельности, которые оказывают или могут оказывать неблагоприятное воздействие на состояние поверхностных вод, а также отведение в водотоки и водоемы сточных вод и поверхностного стока.

Водные объекты считаются загрязненными, если показатели состава и свойств воды изменились под прямым или косвенным влиянием хозяйственной деятельности.

Категории водопользования:

I категория  источники централизованного и нецентрализованного хозяйственно-питьевого водоснабжения;

II категория использование водного объекта для культурно-бытовых целей населения, рекреации, спорта, а также использования водных объектов, находящихся в черте населенных пунктов.

Основной нормативный показатель — предельно допустимая концентрация (ПДК) регламентируемого загрязняющего вещества в мг/дм3, при отсутствии ПДК используют ориентировочно допустимые уровни (ОДУ) концентрации загрязняющего вещества, применимые только на стадии проектирования или строительства водозаборов.

В нормативных документах (СанПиН № 4630-88, № 383-96 и др.) кроме ПДК или ОДУ приводятся:

лимитирующий показатель вредности (ЛПВ), по которому установлены ПДК:

санитарно-токсикологический;

общесанитарный;

органолептический;

класс опасности вещества:

I класс — чрезвычайно опасные;

II класс — высокоопасные;

III класс — опасные;

IV — умеренно-опасные.

Для водоемов рыбохозяйственного назначения установлены 5 видов ЛПВ:

органолептический;

общесанитарный;

санитарно-токсикологический;

токсикологический;

рыбохозяйственный.

Состав и свойства воды водоема или водотока в пунктах питьевого и культурно-бытового назначения ни по одному из показателей не должны превышать нормативы, приведенные в СанПиН №4630-88 и других нормирующих качество воды законодательных документах.

Санитарно-гигиеническая оценка воды проводится по формуле:

      [9]

Где – показатель загрязнения;

– концентрация загрязняющего вещества

— предельно допустимая концентрация соответствующего загрязняющего вещества.

 

При поступлении в водные объекты нескольких веществ с одинаковым лимитирующим показателем вредности, относящимся к I и II классам опасности, сумма отношений концентраций (С1, С2 …Сn) каждого вещества в водном объекте к соответствующим ПДК не должна превышать единицы:

[10]

Определение физических свойств и отдельных компонентов химического состава природных и техногенных (сточных) вод необходимо проводить в полевых условиях непосредственно при их отборе поскольку транспортировка и длительное хранение проб воды приводит к искажению результатов некоторых ее свойств и состава (pH, HCO3, NH4, NO2, микроэлементов и др.). Для этих целей широко используются полевые гидрогеохимические лаборатории (комар-89, лаборатория Резникова и др.). Операции по анализу воды с помощью полевой лаборатории доступны для работников не имеющих специального оборудования.

 

2.1. Определение физических свойств воды.

Главнейшие физические свойства природных и сточных вод: температура, прозрачность, цвет, запах, вкус, плотность.

Температура воды в условиях земли изменяется в широких пределах. В высокогорных районах и в области распространения многолетней мерзлоты она низкая: высокоминерализированные воды местами имеют ладе отрицательную температуру (- 5°C и ниже). В районах молодой вулканической деятельности, а также в местах выхода гейзеров (Камчатка, Исландия и др.) температура воды иногда превышает 100°C. Температура неглубоко залягающих подземных вод обычно изменяется в пределах 5…15°CЮ в надземных водах – 0…30°C и обусловливается местными климатическими и гидрологическими условиями. Сточные воды промышленных предприятий в зависимости от технологического процесса могут иметь температуру от 1 до 100°C.

Прозрачность (мутность). Мутномерную пробирку наполняют иследуемой водой почти доверху, ставят на черную бумагу и, глядя сверху, отмечают результаты наблюдений.

Различают следующие стемени мутности: 1) Прозрачная; 2) Слабо опалесцирующая; 3) Опалесцирующая; 4) Слабомутная; 5) Мутная; 6) Очень мутная.

Цвет. Определение цвета производят только в прозрачной воде. Если вода не прозрачная, ее фильтруют. Мутномерную пробирку наполняют исследуемой водой доверху, ставят в компаратор, помещают над белым фоном, делают визуальную оценку цветности.

Цвет воды зависит от имеющихся в ней механических и растительных примесей. Желтоватый и буроватый цвет придают органические примеси: закисные соединения железа и сероводород – зеленовато-голубой.

Запах. Для опредлеления запаха пробирку наполняют иследуемой водой примерно на ¾ объема, закрывают ее полиэтиленовой пробкой, несколько раз встряхивают, затем вынимают пробку и сразу нюхают. Запах различается по характеру и интенсивности. Характер запаха определяют описательно: без запаха, болотный, сероводородный, гнилотный, запах плесени и тд. Для точного определения запаха воду подогревают до температуры 40…50°C. Интенсивность запаха описывают по пятибалльной шкале: 0 – нет запаха; 1 – очень слабый; 2 – слабый; 3 – заметный; 4 – отчетливый; 5 – очень сильный.

Вкус воде предают растворенные в ней минералы и органические вещества, газы, механические примеси.

 

2.2. Определение химического природных и техногенных вод.

2.2.1. Определение pH/

Для правильного определения химического состава воды необходимо знать концентрацию водородных ионов или так называемую активную реакцию воды, количественно выражаемую величиной pH, которая представляет десятичный логорифм концентраций ионов водорода (точнее их активности), взятый с положительным знаком:

 

Знать эту величину необходимо для решения ряда теоретических и епрактических вопросов (оценки агрессивности воды, ее корродирующей способности и др.). При температуре воды 22°C в чистой воде содержание водородных и гидроксильных ионов равно (каждого) 104, следовательно, для нейтральных вод pH=7, при pH>7 вода имеет щелочную реакцию, а при pH<7 кислую.

 

Классификация воды по pH

pH

Реакция воды

<5

Весьма кислая

5…7

Кислая

7

Нейтральная

7…9

Щелочная

>9

Высокощелочная

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Исходные данные для задачи 2.

Санитарно-гигиеническая оценка поверхностных вод

Загр.
в-ва

ПДК, мг/дм3

Класс. опасн.

ЛПВ

Варианты

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

Анилин

0,1

3

Обще-санит.

0,1

0,05

0,03

0,2

0,05

0,1

0,15

0,01

0,02

0,03

0,03

0,02

0,01

0,15

0,05

0,2

0,1

0,03

0,05

Мышьяк

0,05

2

Сан-токс.

0,05

0,04

0,03

0,02

0,01

0,05

0,06

0,07

0,08

0,09

0,09

0,08

0,07

0,06

0,05

0,01

0,02

0,03

0,04

Ртуть

0,0005

1

-«-

0,0001

0,0002

0,0003

0,0004

0,0005

0,0009

0,0008

0,0007

0,0006

0,0005

0,0005

0,0006

0,0007

0,0008

0,0009

0,0005

0,0004

0,0003

0,0002

Нефть

0,1

4

Органо-лептич.

0,1

0,15

0,2

0,09

0,08

0,07

0,06

0,05

0,04

0,03

0,03

0,04

0,05

0,06

0,07

0,08

0,09

0,2

0,15

Нитраты

45

3

Сан-токс.

45

46

47

48

49

50

41

42

43

44

44

43

42

41

40

45

46

47

48

Фенол

0,001

4

Органо-лептич.

0,001

0,0009

0,0008

0,0007

0,0006

0,0005

0,002

0,003

0,004

0,005

0,005

0,0006

0,0007

0,0008

0,0009

0,0005

0,002

0,003

0,004

Цинк

1,0

3

Обще-санит.

1,0

2,0

3,0

4,0

5,0

0,

0,6

0,7

0,8

0,9

0,9

0,8

0,7

0,6

0,5

1,1

1,2

1,3

1,4

Селен

0,01

2

Сан-токс.

0,01

0,02

0,04

0,05

0,06

0,009

0,008

0,007

0,006

0,005

0,009

0,008

0,007

0,006

0,005

0,01

0,02

0,03

0,04

Свинец

0,01

2

-«-

0,01

0,005

0,004

0,003

0,002

0,001

0,02

0,03

0,04

0,05

0,003

0,004

0,005

0,001

0,002

0,02

0,02

0,03

0,04

Фтор

1,5

3

-«-

1,5

1,6

1,7

1,8

1,9

1,0

1,1

1,2

1,3

1,4

1,0

1,1

1,2

1,3

1,4

1,5

2,0

1,8

1,7

 

Определение оптимальной цены и объема производства в условиях чистой монополии.

Традиционная классификация основных рыночных структур.

ЛЕКЦИЯ 7 ТИПЫ РЫНОЧНЫХ СТРУКТУР

1.Традиционная классификация основных рыночных структур. 1

2.Модель совершенной конкуренции: признаки, достоинства, недостатки. 2

3.Модель чистой монополии: основные черты, виды монополий. 3

4.Определение оптимальной цены и объема производства в условиях чистой монополии. 4

5.Показатели монопольной власти: индекс Лернера, индекс Херфиндаля-Хиршмана. 5

6.Условия возникновения монополистической конкуренции. 5

7.Олигополия: понятие, основные черты. 6

8.Ценовая война, виды ценовой дискриминации. 7

Отраслевой рынок– это группа фирм, производящих блага, предназначенные для удовлетворения одной потребности и являющиеся взаимозаменяемыми.

Рыночная структура– это совокупность признаков рыночной организации, определяющих характер взаимодействия фирм на отраслевом рынке и обусловливающих способ установления рыночного равновесия.

Рынок — это механизм взаимодействия покупателей как представителей рыночного спроса и продавцов, представляющих рыночное предложение: в ходе этого взаимодействия устанавливается равновесная рыночная цена

Факторы выделения типов рыночных структур:

• Концентрация продавцов;

• Концентрация покупателей;

• Полнота рыночной информации;

• Условия вступления в отрасль и выхода из нее;

• Степень контроля производителей над ценами;

• Характер взаимодействия фирм.

Рыночная структураопределяется условиями, в которых образующие ее фирмы конкурируют между собой.

К числу этих условий относятся: количество и размеры фирм, характер продукции, контроль над ценой, условия входа-выхода из отрасли, доступность информации

Таблица 1 — Рыночные структуры (базовые)

Совершенная конкуренция Монополистическая конкуренция Олигополия Монополия
Количество и размеры фирм Множество мелких фирм Множество мелких фирм Несколько крупных фирм Одна фирма
Тип продукта Стандартизированный Дифференцированный Стандартизированный или дифференцированный Уникальный, нет близких заменителей
Контроль над ценой Отсутствует Некоторые, но в довольно узких рамках Ограниченный взаимозависимостью; значительный при тайном сговоре значительный
Условия входа и выхода из отрасли Никаких затруднений Никаких затруднений Возможны отдельные препятствия при входе Практически непреодолимые препятствия на входе
Доступность информации Равный доступ ко всем видам информации Некоторые ограничения Некоторые ограничения Значительные
ограничения
Неценовая конкуренция Отсутствует Значительный упор на рекламу (торговые знаки, марки и т.д.) Очень типично, особенно при дифференциации продукта Главным образом реклама, связи фирмы с общественными организациями
Примеры С/х Розничная торговля, производство одежды и т.д. Производство стали, автомобилей, с/х инвентаря, бытовых приборов Местные предприятия общественного пользования (метро)

2.Модель совершенной конкуренции: признаки, достоинства, недостатки.

Конкуренция является совершенной при наличии следующих условий:

1. Большое число фирм, производящих однородную продукцию – размеры по сравнению с общим объемом рынка малы – не менее 1%. Рациональное поведение всех участников, преследующих собственные интересы. Сговор исключен.

2. Однородность продукции разных предприятий в составе сектора, т.е. все ее единицы абсолютно равны в представлении покупателя и на их выбор не влияет информация о том как, когда и кем они были произведены. Т.о. неценовая конкуренция (реклама, качество, стимулирование сбыта) невозможна. Перекрестная эластичность спроса равна бесконечности.

3. Отсутствуют входные барьеры для вступления в отрасль нового производителя и присутствуют возможности свободного выхода из него. Нет серьезных препятствий — законодательных, технологических, финансовых и пр. – для возникновения фирм на рынке. Свободный прилив капиталов из отрасли в отрасль (мобильность факторов производства).

4. Равный доступ ко всем видам информации как со стороны потребителей (полная информация о характеристиках продукта, ценах на него), так и производителей (располагают информацией о производственной технологии, ценах на факторы производства).

Выделим достоинства совершенной конкуренции:

1. Совершенная конкуренция заставляет фирмы производить продукцию с минимальными средними издержками и продавать ее за цену, соответствующую этим издержкам.

2. Совершенная конкуренция помогает распределить ограниченные ресурсы таким образом, чтобы достичь максимального удовлетворения потребностей.

К недостаткам совершенной конкуренции относят:

загрузка…

1) Совершенная конкуренция не предусматривает производство общественных благ.

2) Совершенная конкуренция, предполагающая огромное число фирм, не всегда способна обеспечить концентрацию ресурсов, необходимую для ускорения научно–технического прогресса.

3) Совершенная конкуренция способствует унификации и стандартизации продукции.

3.Модель чистой монополии: основные черты, виды монополий.

Монополия является полным антиподом совершенной кон­куренции. Здесь существует только один продавец, причем он производит товар, не имеющий близких заменителей.

В условиях монополии производитель способен пол­ностью контролировать объем предложения товара, что позволяет ему выбирать любую цену из возможных в соответ­ствии с кривой спроса, рассчитывая при этом получить макси­мальную прибыль. Поэтому выбор цены из возможных вари­антов предопределен величиной прибыли, получаемой от про­дажи возможного количества товара по данной цене.

Итак, какие же черты отличают монополию от совершен­ной конкуренции?

— Единственный продавец (монополист).

— Реализуемый продукт уникален, поэтому покупатель вынуж­ден платить установленную монополистом цену (или отка­заться от покупки данного товара).

— Полный контроль монополиста над ценой товара и объемом продаж.

— Для потенциальных конкурентов монополист устанавливает труднопреодолимые барьеры.

Существуют следующие виды монополии:

1) Закрытая монополия.

2) Открытая монополия.

3) Естественная монополия.

4) Административная монополия

На конкурентном рынке равновесие может быть достигнуто в точке С, где

РС = МС.

image002

Равновесный объем в условиях монополии устанавливается в точке: MR=MC, однако оптимаьная цена устанавливается путем проецирования на кривую D.

В условиях монополии перемещаемся к монопольной цене Pm и количеству продукции Qm. Т.к. монопольная цена превышает предельные издержки Pm>MC

SABC – величина чистых потерь общества от монополизации.

5.Показатели монопольной власти: индекс Лернера, индекс Херфиндаля-Хиршмана.

Рыночная власть представляет собой ситуацию, при которой продавец может повышать цену на продукцию путем ограничения собственного объема выпуска.

Монопольная власть – способность продавца влиять на рынок товара. Степень монопольной власти зависит от наличия товаров – субститов и общей доли продаж на рынке.

Монопольная власть является величиной, обратной эластичности спроса на продукцию фирмы (1/Е).

Монопольная власть может быть измерена величиной, на которую цена превышает предельные издержки – показатель монопольной власти Лернера: image004, где IL>0 – рынок несовершенной конкуренции; IL=0 – рынок совершенной конкуренции; IL=1 – рынок чистой монополии.

Монополист выпускает продукцию на эластичном отрезке линии спроса там, где ed > 1, или, в крайнем случае, ed = 1. IL – абсолютная рыночная власть со стороны фирмы.

Индекс Херфиндаля – Хиршмана показывает степень концентрации рынка. Индекс рассчитывается как сумма квадратов долей фирм конкретной отрасли: image006, где Si – доля i-го предприятия в общем выпуске отрасли, выраженная в процентах. В процентах его максимальное значение равно 10000, а в долях – 1. HHI < 1000 – неконцентрированный рынок, допускается слияние фирм. 1000 < HHI < 1880 – умеренно концентрирован, изучается допустимость слияния. HHI > 1800 – немногочисленный рынок.

Монтелиус и Софус Мюллер

1. К пересмотру историографических схем. В последней четверти XIX века лидерство скандинавских исследователей в археологии, хотя и разбавленное археологами других стран – в чем-то англичанами, в чем-то французами, а в чем-то и немцами – всё же продолжалось. Титул «короля археологии» заслужил швед Оскар Монтелиус, которого принято считать виднейшим эволюционистом, хотя при этом оговаривают, что он, как и многие эволюционисты, признавал важную роль диффузии (Montelius in memoriam 1922; Kossinna 1922; Rydh 1937; Åberg 1943; 1966; Arne 1944; Gräslund 1999). Каюсь, я сам прежде излагал дело так. Но всё больше накапливалось фактов, говорящих о том, что эволюционные рассуждения Монтелиуса оставались чисто декларативными, а в своих практических реконструкциях и в своей реальной методике он был сугубым диффузионистом. Сам-то он верил, что является ярым приверженцем эволюции. Он изобрел типологический метод, который рассматривается – и не без некоторых оснований – как инструмент эволюционизма в археологии, но применялся ли этот метод им на практике?

Монтелиус всеми противопоставляется другому скандинавскому лидеру датчанину Софусу Мюллеру, несомненному диффузионисту. Во фразеологии их споров как будто проглядывало противостояние эволюционизма Монтелиуса диффузионизму Мюллера, но было ли оно реальным или риторическим? Была ли их борьба действительно идейной или скорее конкурентной?

Окончательный поворот в трактовке Монтелиуса я сделал, когда ознакомился с книгами шведского археолога Бо Грэзлунда по истории разработки преисторической хронологии. Это книга 1974 г. «Относительное датирование» на шведском и книга 1987 г. «Рождение преисторической хронологии» на английском. В этих книгах Грэзлунд очень детально показал расхождение между теорией Монтелиуса и его исследовательской практикой. Теперь я рассматриваю Монтелиуса в рамках диффузионизма, для утверждения которого он сделал очень много, хотя и продолжаю расценивать типологический метод как гениальный теоретический рывок в сторону эволюционизма, точнее, в сторону околоэволюционного мышления. Монтелиуса, несомненно, можно рассматривать как одного из пропагандистов эволюционной идеи в археологии, но остающегося при этом, как это ни парадоксально, лидером диффузионизма.

2. Монтелиус и Мортилье. Хотя младше Мортилье на 22 года, а Питта Риверса на 16 лет, к занятиям археологией Густаф Оскар Аугустин Монтелиус (Gustaf Oscar Augustin Montelius, 1843 – 1921), или короче Оскар Монтелиус (рис. 1), сын королевского советника юстиции, приступил почти одновременно с Мортилье, и деятельность их протекала параллельно.

В 1863 г., т. е. за год до того, как Мортилье вернулся из эмиграции и занялся археологией Франции, Оскар Монтелиус, проучившись несколько лет в университете Упсалы, поступил ассистентом в Государственный исторический Музей в Стокгольме, где проработал ровно 50 лет. Отец его был другом Брора Гильдебранда, государственного антиквария – того самого, который под влиянием Томсена перестроил музеи Швеции по системе трех веков. В Упсале юный Монтелиус сначала учился естественным наукам (как Мортилье), потом все-таки скандинавским языкам и истории со специализацией по археологии (он, как Ворсо, с профессиональным образованием археолога!). Как и Мортилье, он увлекся идеей эволюции, и естественнонаучное образование этому способствовало, но увлекся не сразу, и увлечение было не совсем самостоятельное.

В том же году (1869), когда Мортилье опубликовал свою систему четырех эпох, Монтелиус опубликовал в качестве диссертации свою первую работу «Из железного века», еще без новых идей, но в то же время у него стали появляться и мысли об эволюции. Это когда он занялся бронзовым веком. Вероятно, это было влияние его друга детства, Ганса Гильдебранда, сына государственного антиквария Брора Эмиля Гильдебранда. Теперь сын государственного антиквария работал вместе с Монтелиусом в Музее (рис. 2) и продвигался в археологии несколько интенсивнее и быстрее (Arne 1908; Kock 1917).

В 1870 г. Ганс получил возможность проехаться по музеям Европы – Дании, Германии, Бельгии, Австро-Венгрии и Италии, — изучая везде фибулы. Классифицируя фибулы, чрезвычайно разнообразные, он обратил внимание на трудности разбивки на типы: разница между типами очень невелика и часто заполнена промежуточными, переходными звеньями, образуя как бы непрерывные цепочки. Это привело его к мысли, что в массиве фибул отложилась их эволюция – такая же, как в биологии! В 1871 г. вышла его основополагающая работа по фибулам, в которой постулировалось их развитие (развитие идеи фибулы, конечно, а не самих фибул) – фибул раннежелезного века Скандинавии из кельтских Центральной Европы. Видимо, они обсуждали это с другом Оскаром — Монтелиус и Гильдебранд выступили с этой идеей на международном конгрессе 1871 г. в Болонье, называя свои занятия типологией.

загрузка…

Термин тип Монтелиус стал употреблять (впервые в диссертации 1869 г.) вслед за другом Гансом (тот употреблял его в печати с 1866, в переписке – с 1862). Я сначала верил Городцову, что они заимствовали этот термин из биологии у Бленвиля, который употреблял его уже в 1816 г. Но Грезлунд показал, что этот термин был очень употребителен в нумизматике первой половины XIX века, а Гильдебранд-старший был нумизматом, употреблял этот термин в книге 1846 г. и приучал к нумизматике Ганса (Gräslund 1987: 91 – 112). Работу с типами друзья и называли типологией, что, конечно, отличалось от общенаучного употребления термина «типология» и породило сбивчивость. «Внутренние» отношения между типами (то есть формальные сходства, возникшие при создании и независящие от функционирования и обстоятельств) Монтелиус стал называть «типологическими основаниями». Он заявлял, что археолог «теперь старается проследить внутренние связи между типами и показать, как один развивается из другого. Мы называем это типологией» (Montelius 1884: 1 – 3). В печати Гильдебранд впервые употребил этот термин в 1873 г., Монтелиус в 1875.

Гильдебранд называл новый период, в который вошла археология, «типологической стадией» и прямо сравнивал работу над типами с биологией, отмечая и отличия:

«…многие топоры … не имеют того же значения, что особи животного вида (то же количество) в зоологическом музее. Слабые различия появляются в этих экземплярах топоров, так что они в целом соответствуют не особям животных, а видам и разновидностям; здесь формирование разновидностей больше за счет влияния человека на развитие… Под влиянием двух факторов – практической нужды и вкуса мастера – возникает уйма форм, каждая из которых должна бороться за свое выживание; какая-то не находит того, что ей нужно для существования, и гибнет, но другие продвигаются и производят целую серию форм. Если какая-либо наука требует своего Дарвина, то это сравнительная археология, и чем более многочисленны слабые различия, тем более глубоко чувствуется в этой сфере отсутствие недостающего промежуточного звена» (Hildebrand 1873: 16 – 17).

По риторике Гильдебранда видно, что он втайне мечтал стать археологическим Дарвином, и, возможно, заразил этими мечтами Монтелиуса. Как раз в 1871 г. появилось дарвиновское «Происхождение человека». Ну, археологическими Дарвинами оба не стали, но Оберг называл Монтелиуса «археологическим Линнеем» (Åberg 1966). Правда, этот титул больше подходит Томсену.

Монтелиус изложил аргументацию типологических исследований в 1873 г. в работе о бронзовом веке Швеции. Именно там был выстроена система параллельного развития мечей, висячих сосудов и фибул (рис. 3) – как кремневых орудий у Мортилье. Эволюционистскую риторику Гильдебранда он повторил в 1884 г., т. е. спустя десятилетие:

«Методология преисторической археологии издавна та же, что и естественной науки. Как и последняя, археология ныне вступила в новую стадию. Естествовед более не довольствуется тем, чтобы описывать разные виды и изучать их жизнь. Он старается найти внутреннюю связь, которая соединяет их, и показать, как один вид развился из другого. Что вид для естествоиспытателя, то тип для археолога… Только сейчас посредством типологического метода археолог научился не только правильно отличать один тип от другого, но и прослеживать развитие типов друг из друга» (Montelius 1884: 1 – 2).

Ганс Гильдебранд стал государственным антикварием, сменив своего отца, а Монтелиус оказался у него в подчинении, зато более свободным для путешествий и занятий.

В том же 1885 г. году, когда Мортилье опубликовал свой капитальный труд «Доистория», с полным обоснованием усовершенствованной схемы эпох палеолита, вышла и первая крупная работа Монтелиуса по типологическому методу «О датировании в бронзовом веке с особым вниманием к Скандинавии». Ведь то, что все цитируют, излагая этот метод, глава «Метод» в книге 1903 года «Древнейшие культурные периоды на Востоке и в Европе» – это немецкое изложение того, что уже было в основном опубликовано на шведском в 1885 г.

Словом, Мортилье и Монтелиус продвигались к эволюционной идее, как равносильные рысаки на бегах – ноздря в ноздрю, в конном спорте это называется «в мертвом гите». Но Мортилье был нацелен только на эволюцию, тогда как Монтелиус ориентировался и на другие вехи, и его эволюционизм был неглубоким, поверхностным. Всё-таки он был более чем на два десятилетия (на поколение!) младше Мортилье, а за это поколение эволюционизм вступил в кризис и клонился а упадку.

Совершенно несомненно, Монтелиус был диффузионистом, хотя и признавал эволюцию, интересовался Дарвином.

3. Монтелиус и Софус Мюллер. Гораздо очевиднее и важнее параллельность его биографии с биографией его соперника — другого скандинавского диффузиониста, Софуса Мюллера (Jensen 1988; Sørensen 1999). Софус Отто Мюллер (Sophus Otto Muller, 1846 — 1934), младше Монтелиуса всего на три года, происходил также из кругов, занимавшихся древностями, но в Дании. Его мать была из аристократии, отец же был государственным советником и директором нумизматического кабинета короля. В Копенгагенском университете Софус Мюллер изучал классических авторов и посещал лекции Ворсо по отечественной археологии, читал также геолога Чарлза Лайелла.

Учебу в университете он начал в 1864 г., когда Дания потерпела сокрушительное поражение от Германии, оттяпавшей у нее Шлезвиг. На всю жизнь Софус Мюллер сохранил антинемецкую настроенность и чувство национальной обиды, подстегивавшие его любовь к национальным древностям Дании.

Поначалу, естественно, всё у него происходило с опозданием на три года по сравнению с Монтелиусом. Окончив университет в 1871 г., он отправился вместе с Ворсо путешествовать по европейским музеям (Германии, Австрии и Швейцарии). Это было лишь на год позже Гильдебранда, но раньше Монтелиуса, который написал свою работу о бронзовом веке Швеции в 1872 – 73 годах, хотя ему удалось объездить музеи Европы, обследуя неопубликованные коллекции бронзового века только в 1876 – 79 годах. Сразу после своей поездки Мюллер стал работать у Ворсо в Королевском Музее Северных Древностей (впоследствии Национальном Музее) в Копенгагене (рис. 4). Диссертацию он защитил опять же позже, чем Монтелиус (опубликована в 1874 г.), но тоже по железному веку. Через два года он тоже опубликовал работу по хронологии бронзового века, опять же на три года позже Монтелиуса. Монтелиус в своей работе разбил бронзовый век на два периода. Мюллер провел иное деление – на две территориальные группы.

Когда один шведский критик Монтелиуса язвительно указал на то, что те признаки, которые у него объявлены хронологическими, на самом деле являются территориальными разделителями, и сослался на работу Софуса Мюллера, Монтелиус был весьма раздражен и посвятил дальнейшие несколько лет накоплению аргументов в пользу своего построения. К 1884 г. споры в печати достигли апогея. Монтелиус выпустил на шведском работу «Метод и материал первобытного археолога», где изложил свою концепцию построения хронологии. Софус Мюллер в том же году ответил резко критической статьей на датском языке «К вопросу (буквально: Небольшой вклад) о методах преисторической археологии». В работе критически разбирается «шведский метод» Монтелиуса или «типологический метод». Мюллер скептически относился к типологическим рядам, считая их субъективными, и подчеркивал ненадежность типологического метода. В следующем году и вышла основная методологическая работа Монтелиуса, о которой я уже говорил – «О датировании в бронзовом веке с особым вниманием к Скандинавии».

Таким образом, основные методологические работы обоих археологов вышли почти одновременно, в 1884 – 85 гг. Софусу Мюллеру было тогда 38 – 39 лет, Монтелиусу 41 – 42 (рис. 5 – 6).

Именно в этой работе Монтелиус представил действие своего типологического метода, разрабатывая хронологию на практике. Он исследовал бронзовый век Северной Европы, установив для него 6 периодов. Между тем, к этому времени другие виднейшие специалисты, включая как его друга и начальника Ганса Гильдебранда, так и его соперника Софуса Мюллера, сомневались даже в возможности разделить бронзовый век на две фазы, а немец Линденшмидт вообще отрицал его существование! Монтелиус доказал свою периодизацию с такой основательностью и убедительностью, что все возражения умолкли, а система держится без существенных изменений до сих пор – вот уже больше ста лет! Все обозначают новонайденные артефакты терминами М3 или М5 – это означает: 3-й период Монтелиуса, 5-й период Монтелиуса. Завидная судьба для археолога — превратиться в одну букву, но букву алфавита науки…

В последующих работах Монтелиус установил 4 периода для неолита этих мест, и, наконец, 8 периодов для железного века. Затем он распространил эту систему относительной хронологии на более широкие территории, присоединив к Скандинавии Центральную Европу, затем Италию, Грецию, Восток…

Работу 1899 г. Монтелиус назвал явно неточно: «Типология или учение о развитии применительно к человеческому труду» (типология-то в общеупотребительном смысле – никак не учение о развитии!), а главу из книги 1903 г. на немецком, озаглавленную «Метод», издав отдельным оттиском, назвал «Die Typologische Methode» («Типологический метод»). Так и пошло.

А что же Софус Мюллер? Он признал справедливость датировок Монтелиуса, но построил для Дании другую периодизацию, которая для Дании оказалась действительно удобнее. Появились и обозначения SM 1, SM 2 и т. д. В своих книгах он развил и обосновал другую методику, опирающуюся не на изменение (и сходства близких по времени) типов вещей, а на изменения (и сходства) комплексов. Эта методика выглядела более солидной и обоснованной. Но она привилась только в Дании, всей остальной Европе она почему-то не подошла. В чем же дело?

4. Типологический метод. Монтелиуса называют изобретателем типологического метода. Из-за неудачного названия под типологическим методом часто понимают просто типологию, а типологию понимают не в своеобразном Монтелиевском смысле («учение о развитии»), а соскальзывают на общепринятое значение и отождествляют с классификацией. На русском языке так излагают этот метод авторы наиболее авторитетных и известных работ — от Городцова (1929) до Шера (в Мартынов и Шер 1989: 130 — 140). Ни то, ни другое неверно. И типология Монтелиуса – не типология в общепринятом смысле, да и та не классификация, и типологический метод – не типология, т. е. не разновидность группирования объектов (см. Klejn 1982: 3 – 6; Клейн 1991: 4 – 7; Kunst 1982: 1 – 4). Для своего применения метод действительно нуждается в предварительном группировании материалов, в выделении замкнутых комплексов и формировании типов, но это совершенно другое дело. Чтобы избежать этого наложения, я раньше предлагал именовать метод Монтелиуса «эволюционно-типологическим» (Klejn 1982: 3 — 6; Клейн 1991: 4 — 7), но сейчас и этот термин представляется мне неточным (дальше скажу почему).

Если же под типологическим методом понимать расположение типов артефактов в определенной последовательности, согласно эволюционной идее, то это уже ближе к истине, но всё же неточно, хотя сам Монтелиус толковал свой метод именно так. Это сослужило ему плохую службу. Возможно, к слабой применяемости метода привел кризис эволюционистских идей, с которыми этот метод связан в объяснениях. Значительная часть критики метода обращена именно на эту его сторону (Sprockhoff 1952; Padberg 1953; Bohmers 1964; Kunst 1982; и др.). Б. Альмгрен (Almgren 1966: 18) писал: «Типология [у ее творцов] равна доисторическим предметам + плюс дарвинистскому учению о развитии…» Но на самом деле метод не зависит от общей идеи эволюции.

Проследим влед за Монтелиусом эволюцию плоских топоров в кельты (рис. 7). Сначала закраины (а) вырастают в крылышки (b), чтобы топор держался на расщепленном конце загнутого древка, затем (c) появляется спиралька, надеваемая сверху на расщепленные концы древка и связывающая их, далее (d) она сливается с металлом топора и уже отливается так, и, наконец, она вместе с крылышками становится втулкой (e). Только кольцевидный орнамент вкруговую по втулке на месте спиральки (f – g) напоминает о прошедшей эволюции. Что ж, это изменение можно считать эволюцией: втульчатый кельт функциональнее, удобнее, прогрессивнее плоского топора, хотя и не во всех ситуациях (для рубки дров удобнее клиновидный топор).

Но какая эволюция в развитии главных объектов типологического метода – фибул, какой прогресс? Фибулы просто изменялись в сторону иногда большей декоративности, иногда меньшей. Но изменялись постепенно. Постепенное изменение, градация – вот основная идея, вокруг которой построен метод. Вот сейчас я и предпочел бы называть метод Монтелиуса «градационно-типологическим».

Идея градации имеет нечто общее с идеей эволюции, но есть и существенные отличия. Изменения и постепенность подразумеваются обеими концепциями, но в эволюции предусматривается направление к прогрессу, тогда как градация этого компонента как обязательного не имеет.

Монтелиус формулировал эту идею как закон развития. «Между прочим, удивительно, — писал он (Montelius 1903: 20), — что человек в своих работах подчинялся закону развития и подчиняется ему. Неужели человеческая свобода действительно столь ограничена, что мы не можем создавать любую форму, какая придет в голову? Неужели мы вынуждены только шаг за шагом переходить от одной формы к другой, мало различающимся между собой?» Он отвечал утвердительно на эти вопросы. Г. Швантес подытоживал: «типология покоится на том факте, что наше мышление не делает скачков» (Schwantes 1952: 3). Раньше это говорили о природе.

Но в таком случае Монтелиус, строящий типологические ряды, не мог бы считаться изобретателем. Задолго до него, примерно с 1860 г., то же делал Лэйн Фокс (Питт-Риверс) с оружием (там-то хоть больше оснований для эволюции), а еще раньше Джон Эванс с монетами, а еще раньше Шиффле с пчеловидными бляшками. Идею градации типов вещей развивали как с эволюционным наполнением, так и без оного. Явно в эволюционном духе ее развивал Питт-Риверс, разделяя материал в своем музее по функциональным категориям (стрелы, копья, топоры и т. д.) и формируя линии развития в каждой категории (развитие стрел, развитие топоров и т. п.). Но у Джона Эванса в нумизматике (Evans 1850; 1864) это были линии изменения монетного типа. В своих таблицах Эванс располагал образцы монет, иллюстрировавшие модификацию из греческих прототипов в британские копии, мастера-изготовители которых уже не понимали, что за знаки они копируют, и портили их, вплоть до совершенно неузнаваемых подражаний. Это не совершенствование, стало быть, не эволюция, а деградация. Но и деградация есть градация.

Друг Монтелиуса Гильдебранд-младший проделывал это с фибулами хоть ненамного, но раньше Монтелиуса. И начал он не с фибул, а с монет. От своего отца, антиквария-нумизмата Брора Гильдебранда археолог Ганс Гильдебранд унаследовал интерес к нумизматике и знание ее. Он несомненно знал работы о деградации монет и даже перенес сам термин «тип» из нумизматики в археологию (по Грезлунду, он и стал первым употреблять его в археологии). Занимаясь фибулами, он принялся строить такие же ряды градации фибул. Кстати, то, что он и Монтелиус развивали идеи градации первоначально именно на фибулах, показывает, что органической связи с эволюционизмом метод не имел: прослеживать прогресс на примере фибул было бы принципиально крайне затруднительно. Ведь с самого начала существования фибул их функциональная задача была решена удовлетворительно, и дальше их развитие шло не как застежек (которые можно было бы приравнять к орудиям), а как украшений, по линии эстетического и семиотического изменения облика.

Однако, как отмечает Грезлунд, как раз Гильдебранд с самого начала уподоблял градацию вещей эволюции живых организмов в духе дарвинизма, тогда как Монтелиус вначале не использовал такой терминологии (Gräslund 1987: 70 — 112). По всем этим причинам Грезлунд считает настоящим основоположником метода не Монтелиуса, а Гильдебранда. С этим нельзя согласиться, потому что метод не сводится ни к построению линий градации вещей, ни тем менее к объявлению их эволюцией. Монтелиус тоже стал располагать вещи по линиям градации, и если бы он на этом остановился, то не было бы «типологического метода», а сам Монтелиус в плане методологии оставался бы в одном ряду с Джоном Эвансом, Питтом-Риверсом и Гансом Гильдебрандом. Многие археологи подразумевают под «типологическим методом» именно составление таких линий градации или эволюции (типологических рядов) и ругают на этом основании метод за бездоказательность и произвольность. Он и был бы таким, если бы сводился к составлению линий градации. Но он не сводится к этому. Это лишь начало метода.

В чем же заслуга Монтелиуса? Что он придумал, изобрел, открыл? У всех его предшественников это была лишь гипотетическая идея постепенного изменения, у Питта Риверса и (словесно) у Гильдебранда – эволюции. Идея, ничем не проверяемая, неподкрепленная, ненадежная. В нее просто верили те, для кого эволюция или хотя бы изменение были убеждением. Подсознательно Монтелиус был, видимо, не вполне убежден в том, что эволюция во всех случаях господствует (что это вообще далеко не всегда эволюция, он, видимо, не замечал). Он желал проверки и подтверждения. Гениальность его в том, что он нашел системные способы такой проверки на археологическом материале, превратив гипотетическую идею в научный метод. Метод действительно представляет собой выдающееся интеллектуальное достижение — блестящий, умный, убедительный. «Одно из величайших достижений на нашем поприще» — определил его Г. Швантес (Schwantes 1952: 1). Датчанин Клиндт-Йенсен, земляк Софуса Мюллера, называет именно Монтелиуса гением, а о датчанине Мюллере этого не говорит.

Кажется, нигде не сформулировано, что это метод не только хронологии. Он устанавливает вообще-то даже не хронологию саму по себе, но преемственность, генетические (в культурном смысле) связи, а уж этот результат в зависимости от условий и задачи может использоваться для построения хронологии, может — для прослеживания диффузии или миграции или автохтонности. При чем это единственныйметод археологии, устанавливающий преемственность. Так что, вопреки прежним толкованиям, ни по своей структуре, ни по своим функциям это не обязательно метод эволюционизма.

Положив линию градации в основу своего метода, Монтелиус назвал ее «типологической серией». Теперь для нее больше применим термин «типологический ряд». Типологический ряд — это группа типов (или образцов, представляющих типы), расположенных в линейной последовательности по возрастанию или убыванию одного или нескольких количественных признаков, т. е. в такой линейной последовательности, что каждый тип в этом ряду наиболее схож по этим признакам с ближайшими соседними, а по всему ряду тем менее схож с другими типами, чем дальше они от него в ряду.

Линейная градация существует не только в археологии. Обиходными примерами могут быть шеренга солдат, серия матрешек, гамма, цветовой спектр. Но типологический ряд — это линия градации не отдельных вещей самих по себе, а типов, т. е. идеальных образов, на воспроизведение которых ориентировались мастера-изготовители. Образ изменялся, соответственно изменялись вещи, из которых мы и строим ряды. Ряды могут быть более или менее длинными, с более или менее дробным членением. Если ряд расчленен естественным образом (соответственно самой реальности) на много единиц членения, то такую «серию» Монтелиус называет «чувствительной«, имея в виду, что она охватывает материал, в котором изменения происходили быстрее, чем в других категориях вещей, — этот материал лучше «чувствует» время. Маркс считал, что в социокультурной системе орудия есть самый подвижный элемент – с них начинаются изменения всей системы. Если правильно так толковать мысль Маркса, то наблюдения Монтелиуса показывают, что она неверна. Речь может идти лишь о влиятельности в системе, но не о подвижности. Оружие чувствительнее, т. е. подвижнее, чем орудия, а еще чувствительнее — украшения. Из артефактов наиболее чувствительны фибулы. Роль фибул в археологических исследованиях поэтому сравнима с ролью мушки-дрозофилы в биологии. Но чувствительнее всего орнамент. Словом, в системе культуры подвижнее стилистические элементы, а функциональные гораздо консервативнее: функции сменяются реже, особенно те, что привязаны к обслуживанию естественных потребностей человека, его тела.

Но в ряды можно выстроить любые неодинаковые предметы по чисто случайным признакам, так сказать, организовать в ряд результаты случайного разброса. Скажем, рассыпав мешок картошки, можно выстроить картофелины в ряд градации от продолговатых к почти круглым, или от корявых к гладким, от легких к тяжелым и т. д. Такие ряды бесполезны для исследования. Чтобы ряд был значащим в дальнейшем исследовании, нужно, чтобы он был неслучайным. Монтелиус нашел критерий неслучайности ряда — в параллельности его другому ряду (или другим рядам). Он установил, что ряд фибул можно выстроить параллельно, скажем, с рядом кинжалов, при чем параллельность эта будет не условной, не фиктивной, а реальной и доказанной. Она будет доказываться сочетаемостью фибул с кинжалами в замкнутых комплексах: фибулы из одного конца ряда (фибул) будут встречаться в замкнутых комплексах с кинжалами не любыми, а чаще всего тоже из одного конца ряда (кинжалов), редко — из середины ряда кинжалов и никогда — из противоположного конца ряда. Точно так же фибулы из середины ряда чаще всего окажутся в одних и тех же комплексах с кинжалами тоже из середины их ряда, а фибулы из противоположного конца ряда фибул — с кинжалами тоже из соответствующего конца ряда.

Таблица из работы 1873 года (повторена в 1881) и показывала такие параллельные ряды (рис. 3).

Итак, если типы одного ряда (или части ряда) чаще всего сочетаются с типами другого ряда, аналогичными по их позициям в ряду (крайние с крайними, средние со средними и т. п.), то такие ряды считаются параллельными, то есть простирающимися одинаково в некоем логическом пространстве. Подразумевается, что для этого была какая-то общая для обоих рядов причина. А стало быть, для каждого ряда такая причина имелась. Параллельность рядов — критерий их неслучайности.

Параллельность рядов скрепляется замкнутыми комплексами. С замкнутыми комплексами работали уже Томсен и Ворсо, но Монтелиус придал этому понятию научную строгость. «Надежный«, как его называет Монтелиус, или закрытый, замкнутый комплекс, как его принято называть сейчас, это такая совокупность предметов или явлений, для которой одновременность их упокоения гарантирована самими условиями их залегания и обнаружения. Замкнутым комплексом является могила с одноразовым погребением. Если в такую могилу совершено подхоронение, то это уже не замкнутый комплекс. Клад является замкнутым комплексом, если он положен сразу. Если же он вскрывался неоднократно для добавления монет или сокровищ, то это уже «клад длительного накопления» — накапливаемый или накопительный комплекс.Он, так сказать, полузамкнутый (когда-то он всё-таки был окончен — «замкнут»). Слой поселения — конечно, тоже накопительный комплекс, а вот отдельное жилище можно считать замкнутым комплексом, если удалось собрать вещи с его пола без примесей. Подъемный материал с многослойного поселения — вообще не комплекс, а агломерат.

Монтелиус заботился о том, чтобы замкнутых комплексов было много (у него — для каждого скрепления приводились десятки комплексов). Дело в том, что одиночные экземпляры некоего типа могут встретиться и с очень отдаленными во времени предметами. Нужно удостовериться в массовой сочетаемости исследуемых типов, а значит, нужна, как мы сказали бы теперь, статистика встречаемости, и встречаемость должна быть статистически убедительной. В статистике разработаны критерии оценки, сколь многочисленны должны быть в каждом данном случае встреченные сочетания, чтобы вывод считался убедительным с заданной степенью вероятности.

Когда доказано, что ряд неслучаен, нужно определить его направленность: нужно установить, где его начало, где — конец, то есть что было раньше, что позже. Хорошо, если можно уповать на внешние опоры (стратиграфию, абсолютные даты), но метод должен работать сам. Немалую роль в рассуждениях эволюционистов играли общие рассуждения о законах развития — от низшего к высшему, от простого к сложному. Но тут-то и видно, что Монтелиус не безоглядно верит в эволюцию. Он признает, что бывает и деградация, упадок. Кроме того, и подъем, усовершенствование иногда происходят от сложного к простому. Правда, Монтелиус заявляет, что это иная простота, не такая, как в примитивных явлениях. Но чем высшая простота отличается от низшей, так вразумительно и не удалось объяснить. Таким образом, общие рассуждения в эволюционистском духе остаются бездоказательными. Монтелиус и тут нашел средство решения, которое отличается безусловной доказательностью. Это «типологический рудимент», понятие, заимствованное у эволюционистов-этнографов (культур-антропологов).

Типологический рудимент — это такая деталь, форма которой, в общем, обусловлена прежним функциональным назначением, но в результате его отмирания утрачены некоторые необходимые для прежнего назначения признаки этой формы и посему она уже не соответствует этому назначению и обычно уже вообще никакому практическому функциональному назначению, а изготовлена по традиции. Здесь, как и в явлении градации вообще, проявляется инерция культурных традиций. Форма определяется назначением и содержанием, но запаздывает по сравнению с ним в своих изменениях. Функцию надо понимать широко, включая и семиотическую.

Монтелиус приводил в качестве примера происхождение форм тогдашних транспортных средств: конка сохраняла некоторые черты кареты, а железнодорожный вагон — некоторые черты конки, в вагоне уже ненужные (рис. 8). Так, окна в карете были тройные — среднее почти прямоугольное, а по сторонам от него — с округлыми очертаниями, как бы нижней половинкой полумесяца, потому что корпус кареты снизу был выгнут, как у корабля, поднимаясь к сиденью кучера и к облучку, и окна подчинялись очертаниям корпуса. Конка сохраняла эти очертания. Вагон же делался уже на прямых шасси, но в каждом купе окна повторяли форму окон кареты — прямоугольное и два полукруглых. В вагоне середины века уже только среднее купе сохраняло эту форму (Montelius 1899). В нашем метро первое время делали ручки на дверях, хотя никакой надобности в них не было: ведь двери в метро открываются и закрываются только автоматически. Но действовал стереотип мышления: раз двери, значит должны быть и ручки. Это было пережитком, точнее рудиментом дверей обычного железнодорожного или трамвайного вагона, который тогда еще имел ручки. Такие же рудименты можно найти в одежде: галстук (от немецкого Halstuch «шейный платок»), который уже неспособен защитить шею от холода — он слишком узок; шлиц на пиджаке (разрез сзади), хотя никто в пиджаке уже не ездит на коне, да и полы пиджака уже не столь длинны, чтобы он мешал восседать верхом; пуговицы на рукавах пиджака, которые уже не расстегиваются и не застегиваются — пуговицы пришиты намертво к петлицам без отверстий, так сказать, ложным петлицам.

Такие же рудименты выявляются в типологических рядах археологии. На цельнолитых кинжалах позднебронзового века сохранялись рельефные изображения заклепок. Эти заклепки на предшествующей стадии имели функциональное назначение: те кинжалы были еще составными — клинок приклепывался к рукояти. Ясно, что там, где форма детали соответствует ее функциональному назначению, можно видеть более раннюю стадию, а там, где форма уже не соответствует назначению, где деталь изготовляется лишь по традиции, можно видеть следующий этап. Шер привел еще один пример: карасукские ножи были составными и коленчатыми, то есть согнутыми — клинок крепился под углом к рукояти, чтобы лучше выдерживать нажим, а рукоять для того же делалась утолщенной. Позднекарасукские и тагарские ножи делались уже цельнолитыми, следовательно, им уже не нужны были ни согнутость, ни утолщенная рукоять, но они все еще делались коленчатыми и с толстой рукоятью (Хлобыстина 1961; Шер в: Мартынов и Шер 1989: 132).

Итак, процедура метода такова: 1) гипотетически составить типологические ряды как линии градации, 2) проверить неслучайность ряда по массовым сочетаниям в замкнутых комплексам, 3) определить направленность ряда (в частности по типологическим рудиментам). Только пройдя по этим трем этапам, можно получить достоверные выводы о преемственности и относительной хронологии.

Таков «типологический метод» Монтелиуса.

5. Критика типологического метода и методика Софуса Мюллера. Метод имеет свои ограничения. Из самого его механизма вытекают требования и условия, которые, конечно, ограничивают его применение.

Ясно, что он может применяться только там, где есть длительное непрерывное развитие, то есть где линии градации существуют в самом материале, а они существуют не везде: там, где часто проходила смена населения, линий градации может и не быть. Ясно также, что метод можно применять только там, где накоплено достаточно замкнутых комплексов — для того, чтобы встретилось достаточно комплексов с сочетанием нужных типов из параллельных рядов. К тому же нужно преодолеть случайный разброс и, опираясь на массовость требуемых сочетаний, обеспечить статистическую убедительность выводов. А для этого замкнутых комплексов вообще должно быть просто очень много — ведь не во всех же попадутся нужные сочетания, далеко не во всех. Культурные слои, подъемный материал и отдельные находки для этого и вовсе не годятся. Ясно также, что метод имеет дело только с относительной датировкой создания вещей, которыми фиксируются разные моменты градации типа. Но проверка параллельности рядов по сочетаемости в комплексах и абсолютная датировка некоторых вещей устанавливает только моменты упокоения вещей в замкнутом комплексе. А оно отделено от момента создания некоторым неопределенным интервалом времени. Тут возможна некоторая неточность датировки из-за несогласования моментов, фигурирующих в механизме метода.

Критическое острие Мюллера было направлено, прежде всего, на саму типологию, лежащую в основе типологического метода. Прежде, чем приступить к выстраиванию линий градации, нужно выделить типы, которые можно будет сопоставлять по степени близости. Выделение типов – разновидность группировки, во времена Монтелиуса и Мюллера операция неизбежно субъективная. Разные исследователи выделяли разные типы в одном и том же материале. На этом основании Мюллер весь метод Монтелиуса обвинял в субъективности. Он считал, что типологии могут порождать лишь предположения, догадки, но не могут производить научно проверяемые гипотезы.

По Мюллеру, объективную основу для построения хронологии дают не типы, а комплексы. Типы выделены необъективно, ненадежно, а комплексы раскопаны и состав их – как на ладони. Одни комплексы полностью схожи по составу – эти нужно признать одновременными. Другие частично схожи – эти близки по времени. Третьи менее схожи с первыми – они дальше по времени. И т. д. То есть хронологическая последовательность устанавливается по сочетаемости вещей в комплексах, или, можно сказать, по связям (сходствам и несходствам) между комплексами – кладами, могилами, жилищами и т. д. Учитываются при этом не только состав комплексов (какие в них входят типы вещей), но и их устройство, выраженный в этом обряд, расположение в памятнике. Метод Софуса Мюллера иногда называют комбинаторным.

«Я бы первым признал ценность результатов типологов и их часто восхитительные гипотезы, — писао Мюллер, — но в то же время я был бы последним в том, чтобы поверить, что эти результаты получены сравнением форм артефактов. Сами типологи используют свой метод очень редко и в случаях вторичного значения, да и в этих случаях они не пошли и не могли пойти дальше догадки… Но я бы не сказал ни слова против этого метода, если его можно было использовать вообще. Он, однако, неприменим и никогда не был применен. Нельзя игнорировать наблюдения комплексов, если такие есть, да и сами типологи этого не делают…» (Muller 1884: 175 – 176).

Если вдуматься, разница между методами Монтелиуса и Мюллера очень невелика. Ведь и Монтелиус работает с замкнутыми комплексами – они у него служат для скрепления параллельных линий эволюции, а эта параллельность означает, что прослеживается изменение комплексов со временем. С другой стороны, и Мюллер вынужден как-то работать и с типами – как же иначе описывать состав комплексов? Различие только в том, что является основной единицей рассмотрения.

Преимущество типологического метода Монтелиуса ощущается там, где развитие было более стабильным, ненарушенным – такова была Швеция. Преимущество метода установления последовательности по связям между комплексами лучше чувствуется там, где население чаще сменялось и преемственность меньше: пусть линии развития типов рвутся, но какие-то общие типы всё равно попадут в смежные по времени комплексы и свяжут их. Из таких коротких связей, таких скрепок смежных по времени комплексов составится и длинная последовательность. Вот вам и объяснение разной влиятельности методов на разных территориях. Естественно, типологический метод несколько ближе тем, кто видит эволюцию, а метод выявления сочетаний вещей в комплексах должен больше нравиться диффузионистам, миграционистам. В идеале эволюция требует типологического метода (хотя он рассчитан не только на эволюцию), а диффузия, особенно миграции – выявления сочетаний в комплексах.

И тут полная неожиданность. Во второй половине ХХ века шведские археологи сначала Бертиль Альмгрен, а потом более подробно Бо Грезлунд подтвердили замечание Мюллера о редкости применения метода у самих «типологов», обратили внимание на расхождение между теоретическими взглядами Монтелиуса и его практическими исследованиями. Оказывается, типологический метод был ему нужен только как эффектное средство оформления работ, для демонстрации, и, конечно, для общетеоретических выводов, а реальную добычу знания, всю свою систему хронологии он строил как раз по сочетаниям вещей в комплексах! Альмгрен и Грезлунд проверили одну за другой все его таблицы, все сопоставления, все подсчеты – они все проделаны так же, как у Софуса Мюллера (хотя и до него или одновременно с ним). То есть в реальности оба – исследователи одного плана, одного направления, одной школы!

«Скандинавский диалог» (так Клиндт-Йенсен назвал главу о Монтелиусе и Мюллере в своей «Истории скандинавской археологии» – Klindt-Jensen 1975: 84 — 96) проходил в рамках одной, притом не эволюционистской, а культурно-исторической археологии. Оба были в основном диффузионистами.

6. Монтелиус и Софус Мюллер как диффузионисты. Благодаря своим обширным знаниям археологического материала из разных стран Монтелиус очень интенсивно занялся сравнительной археологией с хронологическими целями – тем, что в англоязычной литературе называется cross-dating («перекрестной датировкой»). То есть обнаружением импортов одной культуры в другой и, так сказать, встречных – той культуры в этой. Прослеживая цепочки таких связей (через импорты) от первобытной Швеции до письменных культур Средиземноморья, особенно Египта, он смог перенести абсолютные даты некоторых династий Египта на первобытные памятники Швеции (рис. 9). Излагая этот тип увязки в популярной статье, я назвал это принципом домино, по аналогии с последовательностью шашечек: концы шашечки помечены разными цифрами, и каждый конец примыкает к так же помеченному концу другой шашечки, противоположный конец которой опять же находит соответствие в третьей шашечке и т. д. Мартынов и Шер в своем учебнике методики уже прямо пишут о «методе домино», как будто это уже стало стандартным названием.

Таким вот методом Монтелиус перенес несколько абсолютных дат Египта на шведские материалы, а так как у него уже была система относительной хронологии бронзового века Швеции, то достаточно было установить несколько опорных дат, чтобы в его работе 1885 г. получила датировку вся система бронзового века Швеции и Северной Европы (рис. 10). До него это было совершенно неясно. А у него бронзовый век Швеции растянулся от ок. 1500 г. до Р. Хр. до ок. 500 г. до Р. Хр.

Новые раскопки подтверждали его даты. Когда Монтелиус посетил раскопки могильника Хога под Упсалой, свидетели слышали, как, расхаживая по раскопу, он бормотал себе под нос: «Что ж, эти люди (он имел в виду древних) ну просто как читали мое «Датирование»…». Позже он углубил начало бронзового века до ок. 1800 г. до н. э. Его система была отвергнута сразу после его смерти, но новейшие, калиброванные радиоуглеродные даты подтвердили его правоту.

Точно так было и с неолитом. Разбив его в 1891 г. на три периода – дольменов, коридорных гробниц и каменных ящиков, он «перекрестной датировкой» установил абсолютную дату его начала около 3000 г. до н. э. Это было сочтено тогда слишком ранней датой, но по радиоуглеродному датированию оказалось, что это еще слишком поздно.

Построение цепочки дат от Египта до Скандинавии повело к появлению целого ряда исследований Монтелиуса, посвященных хронологии стран на всем этом пути – Германии, Греции, Италии, Ближнего Востока. Завершением их было издание на немецком труда «Древнейшие периоды культуры на Ближнем Востоке и в Европе», который вместе с методологическим введением «Метод» выходил с 1903 г. до 1923. Поскольку бронза совершенно очевидно появилась сначала на Ближнем Востоке, потом в Южной Европе, потом в Центральной и лишь под конец в Северной, Монтелиус построил всю концепцию развития культуры на основе диффузии с Ближнего Востока в Европу вплоть до Северной Европы. В своей работе «Восток и Европа» в 1899 г. он писал:

«Во времена, когда народы Европы существовали, так сказать, без какой-либо цивилизации вообще, Восток и в частности Евфратский регион и долина Нила обладали уже цветущей культурой. Цивилизация, которая постепенно восходила на нашем континенте, долго была всего лишь бледным отражением восточной культуры».

Но так как Монтелиус, отвергая толкования резких изменений в культуре Скандинавии как следов миграций, считал, что в Северной Европе население не сменялось со времени неолита, то диффузия, по его мнению, осуществлялась влияниями и заимствованиями – трансмиссией, а эти влияния и заимствования обусловливались торговлей. Он придавал диффузии гораздо большую скорость, чем многие археологи.

Софус Мюллер вдобавок к своим ранним, начала 70-х, объездам музеев Европы в 1878 г., в свой медовый месяц, снова отправился путешествовать, на сей раз в Россию, Турцию и Грецию. В Греции он посетил раскопанные Микены через два года после раскопок Шлимана, и сходство с древностями более северных стран произвело на него впечатление. Он также признал диффузию важнейшим движением первобытной Европы, придавал большое значение торговле, но допускал в гораздо большей мере, чем Монтелиус, миграции. Однако, миграции с юга на север, а не из северного очага. В 1914 г. он решительно выступил против миграционизма Косинны, который был для него воплощением агрессивного германского национализма. Соответственно, и Косинна его ругал нещадно.

Эволюцию же и Софус Мюллер признавал, иногда упоминал в своих работах, но не придавал ей определяющего значения и не пытался выявить ее законы. Вообще между эволюционистами и диффузионистами не было споров о существовании самих явлений эволюции и диффузии. Эволюционисты признавали наличие диффузии, диффузионисты наличие эволюции. Споры шли о значении этих явлений и вытекающих из их значимости выводах.

Если вдуматься, то в эволюции и диффузии есть нечто общее. Всякая диффузия есть, в сущности, не что иное, как эволюция, или, по крайней мере, градация, положенная на карту. Так что эволюционизм и диффузионизм исходно – это просто разные способы рассмотрения одной и той же картины преемственности. В любой широко взятой эволюции есть территориальные смещения людей. В любой диффузии есть развитие вещей, их изменения, нередко прогрессивные. Обычно в сложной картине событий есть и то и другое. Если отвлечься от территориальной определенности событий и рассматривать их только во времени, подчеркивая прогрессивность изменений, – останется голая эволюция. Если отвлечься от прогрессивности изменений и, не снимая развертки во времени, оставить на первом плане территориальные сдвиги, получится преувеличение диффузии, диффузионизм. Вот почему не так уж сложно найти у Монтелиуса и даже Софуса Мюллера черты эволюционистов, хотя в основе это диффузионисты.

7. Монтелиус как ученый и личность. Из них двоих Монтелиус ушел из жизни раньше – не на три года, как можно было бы ожидать, а на 8 лет.

Уже будучи 64 лет, Монтелиус сменил своего друга Гильдебранда (рис. 11) на посту Государственного антиквария и пробыл на этом посту всего 6 лет. Когда в 1913 г. семидесяти лет он ушел в отставку с поста Государственного антиквария Швеции и всех своих постов, у него было около 400 работ. Он был членом многих академий мира, на его раскопках работал принц, будущий король, при чем Монтелиус сказал ему: «Молодой человек, из Вас получится неплохой археолог, если только Вы не предпочтете свою вторую специальность». Самого Монтелиуса называли «королем археологии» немец Косинна, русские Городцов и Брюсов. Эпитет к нему пристал. Это был широкоплечий прямой старик с внушительной осанкой, крупными чертами лица, большим лбом, моржовыми усами и квадратным подбородком (рис. 12). Он никогда не болел, — вспоминает его ученик норвежец Нильс Оберг.

В 1921 г., 78 лет, старик предпринял путешествие по всем странам Европы. В поезде по пути из Вены в Берлин его обворовали, унеся весь багаж и пальто. Он не стал покупать новое. И хотя дело было поздней осенью, его копенгагенские провожатые с трудом уговорили его взять в море плед. На корабле он простудился и умер в том же самом доме на ул. Св. Павла в Стокгольме, в котором и родился. Он был очень постоянным человеком.

Его ученик и тезка Оскар Альмгрен писал: «С Монтелиусом ушел в могилу героический век шведской археологии». Надо сказать, героический век шведской археологии не изобиловал романтикой дальних опасных путешествий и вооруженных схваток – как многие великие археологические открытия. Смелые полеты мысли, упорная работа в тиши музеев и вежливая борьба на страницах научных журналов – вот в чем проявлялось мужество Монтелиуса.

Оба его главных последователя Альмгрен и Салин состарились раньше его. Крепок был еще Нильс Оберг, норвежец, — к нему обращал взоры из Германии Густав Косинна, восклицая в некрологе по Монтелиусе: «Король умер, да здравствует король!». Однако нового претендента не признали королем: масштаб был не тот. Да и не очень последовательным преемником был он для Монтелиуса: он оспаривал всю систему дат своего учителя, считая ее слишком завышающей возраст. «Длинной хронологии» Монтелиуса он противопоставил свою «короткую». Строгие методы Монтелиуса Оберг и его ученики стали применять гораздо более свободно и некритично, без проверки.

«Типологический метод», введенный в науку О. Монтелиусом, более всех других методов известен в археологии и менее всех других используется. Как показали Бертиль Альмгрен и Бо Грезлунд, этот метод очень слабо, поздно и только в качестве дополнительного использовался самим Монтелиусом, скорее для иллюстрации открытого другими методами, чем для самого открытия (Almgren 1966: 32; Gräslund 1987: 70 — 85). Пренебрежительно отмахиваться от типологического метода давно уже стало хорошим тоном. Известно, что Софус Мюллер не считал его научным (Muller 1884). Следом за норвежцем Нильсом Обергом земляк Монтелиуса Й. Форссандер отзывался об этом методе так: «Строго говоря, типологическому методу нельзя обучиться как в школе. Скорее его можно сравнить с искусствоведческим вчувствованием. Типолог работает не столько своим рассудком, сколько своим инстинктом» (Forssander 1933: 31 — 32). Но Оберг подчеркивал этим мастерство типолога, а Форссандер — слабость метода. Бертиль Альмгрен свое исследование типологического метода завершал уничтожающим выводом: «…типология — это мало объективное, часто подчиненное чувству осмысление задним числом с помощью субъективно надерганных фактиков, подогнанных к желательному результату» (Almgren 1966: 35).

Идея эволюции предполагает уподобление изменений в вещественном материале изменениям живых организмов в ходе смены поколений, а идея градации — нет. Если и допускает, то, по крайней мере, не тем, которые имеет в виду дарвинизм.

В целом уподобление это всё же не заслуживает тех громов и молний, которые метали в его сторону критики метода. Ведь сопоставляются не изменения живых организмов с изменениями мертвых вещей (они действительно различны). Изменяются, с одной стороны, виды животных в ходе смены поколений, то есть преобразуется определяющая их облик информация, содержащаяся в генах, а с другой стороны, изменяются типы вещей, то есть преобразуется определяющая их облик информация, заключенная в культурных нормах, мысленных шаблонах. В обоих случаях информация передается от поколения к поколению и преобразуется. Мы видим результаты этого как бы в застывших сколках, фиксирующих разные фазы изменения. В живой природе это отдельные организмы, отдельные поколения, в социокультурной сфере это отдельные вещи, в изготовлении которых выражена идея типа в разные моменты его существования.

Те и другие изменения подчиняются определенным закономерностям. В живой природе это законы дарвинизма (борьба за существование, случайные мутации, естественный отбор и др.), в социокультурной сфере это законы, открытые Карлом Марксом, Максом Вебером, Эмилем Дюркгеймом и др. Разница между этими видами изменений есть, но в градации их меньше, чем в эволюции. Важно, что есть инерция, преемственность, постепенность, и это определяет возможность восстанавливать реальный ход изменений из неупорядоченного материала по принципу like goes to like — подобное к подобному, смыкая близкие формы.

Возражая Обергу, который утверждал, что типолог работает интуицией, инстинктом, чувством, Мальмер указывает: «Предпосылкой к тому, чтобы построить типологический ряд,… является не способность «вживания»,… а способность открывать сходства» (Malmer 1962: 50).

8. Софус Мюллер как ученый и личность. Софус Мюллер не был антиподом Монтелиуса, хотя так казалось современникам и даже кажется иногда нынешним историографам. Он был его соратником и соперником.

Перейдя после смерти Ворсо в 1885 г. с поста помощника своего отца, директора Королевского нумизматического кабинета, в Королевский (затем Национальный) музей куратором, он позже возглавил первобытное отделение музея. В отличие от Ворсо, бывшего либералом и развивавшего местные музеи вокруг Копенгагена, консервативно настроенный Софус Мюллер жестко централизовал музейное дело, обеспечив Национальному музею право на все лучшие находки за счет местных музеев. Преподавание археологии было перенесено при нем из университета в Национальный музей. В административных делах он был тираном и деспотом. Он выступал, однако, против закона об охране памятников и регламентации раскопок, боясь, что это оттолкнет случайных находчиков и заставит их бояться властей и археологов.

По методологическим убеждениям Мюллер был позитивистом, ориентировался на Джона Стюарта Милля. Он первым сформулировал для археологии индуктивную процедуру исследования:

1) сбор материала,

2) наблюдение (осмотр его),

3) выводы о частностях,

4) обобщения – выводы о правилах (с установлением типов, их комбинаций, стилей. культурных групп),

5) подтверждение этого их подведением под общечеловеческие правила (тут и подключение к современным явлениям),

6) выведение причин обнаруженных явлений сравнением и заключением по аналогии, выдвижение и проверка гипотез (Muller 1898: 298 – 299).

В другом месте он излагает процедуру, исходящую из отдельного артефакта:

1) сравнение с этим одним предметом многих (подбор аналогий),

2) предметы изучаются в их контекстах,

3) исследуется соотношения, упорядоченность предметов в их контестах,

4) сравнение с другими странами определяет, какие предметы были импортами (они служат установлению хронологии), а какие произведены на месте,

5) обращение к этнографии помогает уяснить производство и назначение предметов (Muller 1907: 39).

Законы эволюции он отвергал. Он считал, что естественные науки должны привлекаться на помощь археологии, и сам это делал интенсивно (в одной его экспедиции участвовали зоолог, остеолог и ботаник), но археологию он наукой (типа биологии или социологии) не считал, как не считал ее и исторической дисциплиной. Это для него самостоятельная область знания.

Вклады Софуса Мюллера в археологию разнообразны. В отличие от Монтелиуса он много копал. Курганы копал по секторам, поселения по 20-сантиметровым штыкам в метровых квадратах. В погребениях фиксировал сгнившие гробы и совершенно истлевшие (так наз. «теневые») скелеты. В конце XIX века им была изучена курганная культура одиночных погребений Дании – там он выделил по обряду и инвентарю а) нижние (ямные) погребения, б) на горизонте и в) верхние (в насыпи). Это были образцовые раскопки, которые были затем сымитированы Городцовым на Донце. Он первым стал изучать разницу инвентаря мужских и женских погребений, отличия кладов от погребений и т. д.

Редактируя основные археологические журналы страны и распоряжаясь всеми основными коллекциями, он возглавлял десятилетиями датскую археологию (рис. 13). Несмотря на возрастающую глухоту, он много общался с публикой, популяризируя археологию. В отставку он вышел 75-летним, в 1921 г. – как раз когда Монтелиус умер. Если бы не преклонный возраст, можно было бы подумать, что когда его основной соперник ушел со сцены, и ему стало скучно работать. Он жил еще 13 лет и умер 88-летним.

9. Отражение скандинавского диффузионизма в Центральной Европе. Пауль Рейнеке. Очень долго еще скандинавский диффузионизм или, как его называли противники, скандинавизм влиял на археологов всей Европы, особенно Центральной Европы. Отличительными особенностями скандинавизма было сочетание диффузионизма, в основном трансмиссионного, с детальной проработкой огромного археологического материала и с сугубой методичностью, формальной разработкой по комплексам, при чем основная направленность проработки была хронологическая. Эволюционистские эскапады Гильдебранда и Монтелиуса воспринимались в Центральной Европе плохо, особенно с наступлением ХХ века, но Софус Мюллер редко прибегал к эволюционистской фразеологии, а его позитивизм и приверженность индуктивной методологии были близки эмпиристским настроениям немецких археологов, его упор на полную проработку комплексов производил хорошее впечатление.

Для юга Центральной Европы свою систему хронологии на общих принципах Софуса Мюллера построил баварский археолог Пауль Рейнеке (Paul Reinecke, 1872 – 1958), почти на три десятилетия младше обоих скандинавских ученых. Родившись в Берлине, он обучался антропологии в Мюнхенском университете и дипломную работу писал по скелетам из немецких колоний в Африке. Но еще больше интересовался классической археологией, которой занимался у Фуртвенглера, усвоив его методические приемы, и первобытной – под влиянием Йоганнеса Ранке (все они в Мюнхене) и особенно Рудольфа Вирхова из Берлина, с которым еще студентом вступил в контакт. В 1893 г. молодой Рейнеке предпринял путешествие по многим музеям Австро-Венгрии и Германии. В 1896 г. окончил университет и в следующем году поступил работать ассистентом в Римско-Германский Центральный Музей в Майнце – к Людвигу Линденшмидту Младшему. После 10 лет работы в Майнце он перевелся в 1908 г. в Мюнхен, где отверг престижную работу в Университете и избрание в Академию. Его привлекала только работа хранителя в музее.

Работая с 1908 по 1937 г. главным хранителем Мюнхенского музея, Рейнеке полвека был ведущей фигурой центрально-европейской первобытной археологии (Eggers 1959: 105 – 110; Coblenz 1972; Geiß 1987). Он также был диффузионистом: писал о «культурных народах» и помещал «культурные центры» на Востоке, вел оттуда «культурные течения», в частности выводил орнаментацию линейной керамики из Крита и, в конечном счете, из Египта. Культуры он воспринимал как большие «культурные круги», которые в материале представали как «круги форм». «Культурные круги» делились на «культурные группы», а по времени — на «культурные ступени».

Но главным его коньком была хронология. В ней он отвергал схемы, построенные на случайных находках, и стремился строить на базе замкнутых комплексов (как Софус Мюллер) и искусствоведческого сравнения находок (наследие Фуртвенглера). Методику изложил очень скупо в статье «Спорные вопросы неолита: к методике преистории» (1902). Младше скандинавских основоположников на три десятилетия, он создал собственную систему хронологии именно на памятниках юга Центральной Европы. Гильдебранд-младший первым стал использовать Гальштат и Латен как хронологические обозначения, а Рейнеке придал им общеевропейское звучание, разработав периодизацию каждого (гальштата и латена) по четырем ступеням: А – D (рис. 14). Кельтские древности были его излюбленным материалом.

Конечно, опора на сочетания в комплексах так подошла югу Центральной Европы именно потому, что там еще больше чем в Ютландии (Дании) развитие не давало длинных линий преемственности, часто прерывалось вторжениями и было открыто разнообразным влияниям, особенно с юга, из Средиземноморья. Рейнеке и сам предпринимал попытки определить конкретные народности, участвовавшие в этих событиях (кельты, германцы, славяне, писал о германской принадлежности украинских полей погребения).

Рейнеке был очень своеобразным исследователем, далеким от систематичности скандинавских образцов. Музейщик до мозга костей, привыкший корпеть над коллекциями и не любивший писать (рис. 15), он оставил после себя мало полностью обоснованных трудов, а систематических монографий вообще никаких, но более 400 частных статей, рецензий и заметок, в которых его система была изложена по частям, нередко без ссылок, без аргументов, голословно. Но за его заключениями стояли годы работы и горы тщательно проработанного материала, и каждый раз, когда кому-либо приходило на ум проверить его выводы, он оказывался прав. Это не избавляет его от нареканий, потому что при отсутствии доступных проверке доказательств даже 99 подтвердившихся диагнозов не гарантируют, что сотый окажется верен, но всё же это объясняет, почему он пользовался непререкаемым авторитетом, а его система хронологии используется до сих пор.

Об этой черте Рейнеке Гахман пишет: «Объяснительные обоснования своих позиций были ему не по нраву – как и Косинне. Однако было и существенное различие: Косинна часто и не мог предъявить никаких обоснований; Рейнеке же имел их в своем распоряжении, но не сообщал. «Любезная злоба» – называет Эггерс это поведение, но здесь было больше презрения к людям». Сравнивая и дальше Рейнеке с Косинной, Гахман пишет, что «Рейнеке был вряд ли менее властолюбивым, но скорее во «внутреннем круге». … Ему наверняка было ясно, что его пренебрежительное отклонение почестей обеспечивало ему род уважения, которого он не мог бы достичь принятием их. … Рейнеке радовался втихаря тому «личному террору», которому он подвергал молодых научных работников своего мюнхенского окружения» (Hachmann 1987: 189 – 190).

10. Некоторые уроки. Из этого отрезка истории нашей дисциплины можно извлечь немало личных уроков. Назову несколько. Первый урок – следя за спорами титанов (а вероятно, и не только титанов), не спешить с определением, кто одерживает победу. Обычно в серьезном споре много за и против, и условия нестабильны, изменчивы. На всякого Монтелиуса найдется свой Софус Мюллер.

Но при всей важности спора ставьте под сомнение его радикальность. Может оказаться, что за ожесточенностью спора скрывается общая позиция, объединяющая обе спорящие стороны – Монтелиуса и Софуса Мюллера, эволюционистов и диффузионистов. Тому, кто это поймет, откроется новая дорога. Это второй урок.

И третий урок. Даже очень большое мастерство и чувство личного достоинства не обеспечивают полной благодарности последующих поколений, если нет искренней и продуманной заботы о тех, кто будет пользоваться плодами твоего труда. Научный аппарат и иллюстративная часть должны выполняться с тем же тщанием, как и розыск и построение. Иначе вы заслужите ту же горечь, с которой классически строгие мастера Эггерс и Гахман писали о бесподобном виртуозе Рейнеке.

Верны ли следующие суждения?

А. Согласно Ч. Кули, «зеркальное Я» включает представления индивида о том, как его оценивают другие.

Б. Согласно Ч. Кули, личность создает свое «зеркальное Я» в процессе множества взаимодействий с окружающим миром.

1) верно только А

2) верно только Б

3) оба суждения верны

4) оба суждения неверны

5. Такая характеристика, как «интеллектуально развитый, физически совершенный, духовно богатый и гармоничный человек» относится к типу — …

1) «Модальная личность»

2) «Реальная личность»

3) «Идеальная личность»

4) «Нормативная личность»

Верны ли следующие суждения?

А. Процесс ресоциализации характеризует отучение от старых ценностей, норм, ролей и правил поведения.

Б. Процесс ресоциализации характеризует обучение новым ценностям, нормам, ролям и правилам взамен старых.

1) верно только А

2) верно только Б

3) оба суждения верны

4) оба суждения неверны

7. Агентами первичной социализации НЕ являются:

1) Бабушки и дедушки

2) Братья и сестры

3) Мамы и папы

4) Педагоги и преподаватели

8. Евангелическая заповедь «не убий» для католиков средневековья была справедлива только в отношении людей истинной веры, неверные же не могли считаться людьми, и их можно было уничтожать с чистой совестью – это пример ситуации, в которой происходит:

1) Регулирование ролей

2) Рационализация ролей

3) Институционализация ролей

4) Разделение ролей

Верны ли следующие суждения?

А. Ролевое напряжение – это трудности, возникающие при выполнении ролевых обязательств и несоответствия внутренних установок личности требованиям роли.

Б. Все современные сложные общества, как и примитивные общества ранее, характеризуются ролевым обучением, основанным на непрерывности, которая делает социализирующий опыт, полученный в одном возрастном периоде, пригодным для последующих возрастных периодов.

1) верно только А

2) верно только Б

3) оба суждения верны

4) оба суждения неверны

10. Укажите строку, которая НЕ СООТВЕТСВУЕТ определению понятия «общественное мнение»:

1) Это информация, циркулирующая в социальной среде без надежного подтверждения ее достоверности

2) Это тип совместного суждения, выражающего приоритетное мнение

3) Это форма публичного выражения отношения к тем или иным событиям и фактам, вид общественного воздействия и специфического взаимодействия людей

4) Это итог, результат представлений определенной части общества о тех или иных фактах жизни, создавшихся на основе переработанной информации

Вариант №5

Как проводить интервенцию

Когда терапевт проводит интервенцию, он выявляет “фигуру внимания”, то есть сообщает семейной паре о том, чего они сами не замечают в своем поведении.

1. Допустимая интервенция. Ваше ощущение по поводу собственных наблюдений должно подсказать, насколько уместно в тот или иной момент сообщить о нем своим клиентам. Проверьте свои ощущения. Для этого вы можете спросить себя: “Будет ли это принято супругами?”. Затем можно спросить самих супругов: “Что вам не нравится в том, что я сообщил вам?” В таком случае вы получите больше информации о том, что думают и чувствуют ваши клиенты. Никогда не возражайте, если встречаете протест: вы просто сталкиваетесь с растущим сопротивлением. Вместо этого полюбопытствуйте, что ваши клиенты сами чувствуют по отношению друг к другу.

Вам следует побеспокоиться, если супружеская пара не соглашается с вашими наблюдениями. В этом случае, возможно, вы выразились недостаточно отчетливо и не были услышаны. Особенно ярко это проявляется, когда супруги очень глубоко вовлечены в разговор между собой, либо они слишком ретрофлексивны для того, чтобы поделиться энергией друг с другом. Если это так, вам надо серьезно подумать о том, надо ли доводить ваши наблюдения до сведения супругов. Помните: вы всегда будете в безопасной позиции, если интервенция основывается на материале ваших наблюдений.

2. Накопление феноменологических данных. Когда вы слышите или видите что-то, что вы хотели бы использовать для интервенции, всегда используйте феноменологические данные как опору. Только тогда вы будете услышаны. Самое трудное — найти способ говорить о том, что вы услышали, не с отдельным человеком, а с целостной системой. Поэтому фраза должна быть построена как можно точнее. Например, вы можете сказать супружеской паре:

Терапевт: Я бы хотел поделиться с вами тем, что заметил в вашем разговоре. Всякий раз, когда вы, Ганс, говорите, вы, Ариадна, прерываете его, прежде чем он закончит мысль. А вы, Ганс, как будто ничего не замечаете, и вас это не раздражает. В результате вы оба теряете ясность темы, которую обсуждаете. Знаете ли вы об этом?

Терапевт старается делать супругам уместные замечания и описывает, какую роль играет каждый из партнеров, способствуя утрате ясности происходящего. Когда интервенция не носит оценочного характера, он воспринимается лучше. Каким образом Ганс и Ариадна могут использовать это наблюдение? Возможно, они даже замечали за собой нечто подобное, но были бессильны что-либо изменить. Если пара признает замечание терапевта, он может продолжать дальше и сделать им следующее предложение:

Терапевт: Я предлагаю вам повнимательнее проследить за собой и позволить друг другу закончить мысль. Если вы почувствуете, что вас перебили, пожалуйста, сообщите другому, что вы еще не закончили. Нестрашно, если кто-то из вас будет говорить без очереди. Я обещаю вам, что все будет нормально.

Обратите внимание на то, как терапевт заботится о том, чтобы не обидеть кого-то из партнеров. Терапевт ясно дает понять, что каждый их них одинаково важен для него. Далее я продемонстрирую вам интервенцию, которая может разбудить сопротивление:

Терапевт: Я хотел бы поделиться с вами тем, что я заметил, слушая вашу беседу: Ариадна, вы все время перебиваете Ганса.

Ганс оказывается в позиции “обиженного ребенка” и чувствует, что терапевт на его стороне, при этом он не осознает, что сам позволяет Ариадне себя перебивать. Ариадна чувствует пренебрежение к себе, у нее появляется ощущение, будто ее выпороли, однако она не осознает, что тоже позволяет Гансу перебивать себя. Тем не менее, создается впечатление, будто изменить поведение нужно только ей, а не Гансу, что является искажением системы “муж и жена”. Пара чувствует, что к ним относятся как к наказанным детям, а не как к взрослым людям.

Супруги могут не замечать, что перебивают друг друга. В данном случае терапевт может решиться попросить их продолжить беседу и добавить при этом:

Терапевт: Посмотрите, сможете ли вы отметить те моменты, когда перебиваете другого или другой перебивает вас. Если вы не сможете сделать этого, я сам обращу ваше внимание на такие проявления.

Итак, вот что делает терапевт при “хорошей” интервенции:

· Описывает то, что реально происходит

· Определяет вклад каждого участника системы в происходящее

· Учитывает потенциальное действие, которое может совершить каждый из участников, чтобы поддержать систему.

3. Отчет о своих чувствах. Отчет о чувствах, возникающих у терапевта, также может служить хорошей интервенцией. Это особенно уместно, когда вы видите пару в течение нескольких сессий и успели заслужить их доверие. Представьте, что вы говорите:

– Когда я сижу здесь, с вами, я чувствую себя невидимкой, как будто никто из присутствующих не видит меня. Я хочу сказать вам, что вы очень тронули меня, когда беседовали друг с другом так нежно.

загрузка…

– Я чувствую себя переводчиком в Организации Объединенных Наций.

– Сидя здесь, с вами, я чувствую такую беспомощность. Если бы только у меня была волшебная палочка!

– После двадцати минут пребывания с вами я начинаю впадать в летаргию.

– Буквально через несколько минут после начала сессии я почувствовал, будто кто-то закружил меня, у меня началось головокружение. Я чувствую себя совершенно дезориентированным.

– Вы так хорошо себя ведете, и я чувствую, что могу расслабиться и налить себе чашку чая.

Когда вы испытываете сильные чувства и способны ясно поделиться ими с другими людьми, они могут ответить вам на том же уровне. Это не уловка и не технический прием. Ничего подобного. Просто вы выступаете как свидетель драмы двух людей, небезразличных вам, и делитесь своими переживаниями, идущими от сердца.

Если по тем или иным причинам вы не испытываете подобных чувств, не стоит сообщать об этом клиентам. Однако порой складывается ситуация, когда вы сможете позволить себе сообщить своим клиентам о том, что их присутствие не вызывает у вас теплых чувств. Это может быть сильным ходом – супруги увидят самих себя другими глазами.

4. Обучение. Обучение – еще один способ проводить интервенцию. Приятно поучить семейную пару, когда она сама просит вас об этом. Помните? В самом начале вы предложили супругам в любой момент обращаться к вам за помощью. Как правило, пара ретрофлексивна, ее энергия направлена вовнутрь, друг на друга, поэтому у них самих не возникает побуждения обратиться к вам. Они могут даже недостаточно отчетливо осознавать ваше присутствие как важный ресурс для самих себя. В конце концов, прежде чем прийти к вам, они вели себя также непластично и вязко и со всей остальной частью человечества. Если же они все-таки решились обратиться к вам, то дают вам возможность обучать их.

Обучение – это искусство. Оно не всегда означает сообщение конкретной информации, хотя и информация часто приносит пользу и может снять напряжение. Вы просто можете поговорить с клиентами о книгах, которые прочитали, о чувствах, которые пережили, или рассказать историю, которая каким-то образом напоминает вам проблему ваших клиентов. Цель обучения состоит в том, чтобы разбудить их мысли и чувства, сообщить им нужную информацию, подтолкнуть их вперед. Может быть, вы помните, как ваши родители или другие взрослые рассказывали истории, которые совсем не касались того, что могло бы вас заинтересовать. Сохраните это в своей памяти как фигуру “родитель”.

Однако когда терапевт делится своими переживаниями или рассказывает истории, есть опасность, что он отвлекает на себя слишком много внимания и может вызвать скуку. Истории, которые вы рассказываете, должны быть короткими и соответствовать случаю, тогда вы сможете легко вернуть супругов к работе.

5. Эксперимент. Интервенцию всегда можно провести, предложив клиентам эксперимент. Эксперименты всегда основаны на ситуации, при которой можно пробудить то или иное поведение, а также испытать его на практике9. Эксперимент может варьироваться, но в своей основе он включает в себя следующие условия:

· Проведение подготовительной работы.

· Достижение согласия между терапевтом и клиентской системой.

· Работа, ориентированная на трудности, которые испытывает клиентская “система”.

· Выявление группового осознавания.

· Локализация энергии клиентской “системы”.

· Фокусирование осознавания и энергии на развитии темы.

· Обеспечение самоподдержки как для клиентской системы, так и для терапевта.

· Выбор соответствующего эксперимента.

· Проведение эксперимента.

· Опрос клиентов после выполнения задачи – инсайт и завершение.

Давайте снова вернемся к нашей первой паре, Джиму и Лоретте, и посмотрим, как эксперимент включается в терапевтическую сессию. Мы оставили Джима и Лоретту, когда они окончательно запутались в дифлексии и у Лоретты снова началась головная боль.

Терапевт: Хорошо. Давайте попробуем проделать маленький эксперимент. Возьмите какую-нибудь тему для обсуждения и попробуйте не уклоняться от нее, пока вы оба не почувствуете, что удовлетворены и тему можно считать закрытой. Ну как, согласны?

Джим: О’кей, давайте.

Лоретта: Хорошо. Может быть, снова вернемся к проблеме, связанной с квартирой Мерилин?

Джим: Да. Я думаю, нам надо помочь ей процентами от депозитного вклада.

Лоретта: Да. Меня-то это устраивает, но, кроме того, мне бы хотелось побыть с ней рядом и поддержать ее или, по крайней мере, предложить поддержку. И если все станет налаживаться, мы сможем оставить ее одну.

Джим: Я думаю, она будет против этого, как и мы в свое время. Хорошо. Я удовлетворен.

Лоретта: Я тоже. Какое облегчение!

Терапевт: И как вам это — чувствовать, что с проблемой покончено? Вы могли бы рассказать об этом?

Лоретта: Что касается меня, то моя головная боль прошла.

Джим: Мне тоже стало легче. Я чувствую тебя ближе к себе, Лоретта. Давай пойдем куда-нибудь поужинаем вместе, ты не против?

6. Использование индивидуальной терапии. Когда одна часть системы по какой-то причине начинает буксовать, она не останавливает движение всей системы. В этом случае вы можете провести интервенцию для одной части, индивидуальную терапию с одним партнером, который слишком травмирован и не способен участвовать в общей работе. Представим себе, что Лоретта замкнулась и тихо плачет. Никакая интервенция, направленная на Джима и Лоретту, не помогает ей выйти из этого состояния. Вот как можно провести индивидуальную работу:

Терапевт: Лоретта, мне кажется, вам плохо. Джим, вы не будете возражать, если я немного поговорю с Лореттой?

Джим: Конечно, нет.

Терапевт: Хорошо. Я вернусь к вам, Джим. А пока просто побудьте с нами несколько минут.

Такой поворот к индивидуальной терапии с Лореттой требует ее временного отсоединения от семейной пары. Пока терапевт работает с Лореттой, Джим может оставаться просто свидетелем. Наблюдая за работой терапевта и Лоретты, Джим сохраняет чувство сопричастности как временно “молчащий” партнер.

Терапевт: Лоретта, мне кажется, вам плохо, правда?

Лоретта (после долгой паузы): Все эти годы (она снова начинает плакать) я старалась ему угодить, а он никогда не спрашивал, чего мне хочется, о чем я мечтаю.

Терапевт: Вам легче, когда вы говорите мне об этом?

Лоретта: Да.

Терапевт: А может быть, вы хотели бы сейчас сказать об этом Джиму или это по-прежнему слишком тяжело для вас?

Лоретта (слезы текут по ее щекам): Я хотела бы попробовать.

Терапевт: Хорошо, попробуйте.

Лоретта (поворачивается к Джиму): Ты никогда не спрашивал у меня, что я хочу… Меня это так огорчает, ведь я люблю тебя.

Терапевт: Джим, я возвращаю вам Лоретту, и вы можете ответить ей, а я буду просто слушать, хорошо?

Джим (Лоретте): Я никогда не думал, что ты… что это важно для тебя.

Лоретта: Ты никогда…

Джим: Пожалуйста, не говори “никогда”. Мне делается так плохо от этого.

Лоретта (повышает голос и говорит с большой страстью и энергией): Я всегда ждала, что однажды ты спросишь меня о том, что важно для меня.

Джим: Я спрашивал. В прошлом году, помнишь, когда мы ездили в Вашингтон?

Трудный для Лоретты этап миновал, она преодолела его. Сейчас оба супруга могут рассмотреть динамику своих отношений и понять, что удерживало Лоретту от того, чтобы сказать о том, что она хочет, а Джима от того, чтобы спросить ее об этом.

Терапевт: Лоретта, вы так хотели казаться самодостаточной, что Джиму и в голову не приходило спрашивать о чем-то. А вы, Джим? Вы так много работали, что не успевали подумать о том, что нужно Лоретте. А сейчас, Джим, Лоретта готова принять это от вас.

Джим: Лоретта, что бы ты хотела сказать мне? Пожалуйста, дорогая, скажи. Что я могу сделать в этот уик-энд, чтобы ты была довольна?

Работая индивидуально, нужно очень внимательно отделять одного пациента от другого. Работая с одним человеком, вы должны быть уверены, что получили его согласие на это, учитывая, что терапия происходит в присутствии другого партнера. Кроме того, необходимо очерчивать новые границы для работы. В нашем случае сначала нужно создать границы между Лореттой и терапевтом, а затем снова восстанавливать прежние границы между парой и терапевтом. Супружеская пара всегда должна быть главной фигурой в драме, которую терапевт стимулирует и поддерживает.

7. Возвращение на землю. Запомните: для того чтобы завершить терапевтическую сессию, нужно вернуть супругов в их обычный мир. Это похоже на полет: сначала надо набрать высоту, а затем снова опуститься на землю. Пациенты должны покидать ваш кабинет, чувствуя твердую почву под ногами. “Приземление” лучше сопровождать обычной легкой беседой. Эта беседа должна соответствовать следующим условиям:

· Беседа предполагает участие терапевта. Он выражает им свою симпатию, общаясь с парой на обычном человеческом уровне.

· В беседе устанавливаются ясные границы, чтобы участникам было понятно, где происходит терапия, а где ее нет. Терапевт “собирает” систему для терапии, а затем предоставляет ее самой себе.

· Беседа укрепляет полученные навыки, напоминая супругам о достигнутом новом способе поведения. Например, терапевт предлагает клиентам “домашнее задание”: “Джим, я бы хотел предложить вам попрактиковаться, задавая Лоретте вопросы о том, чего она хочет. А вас, Лоретта, я попросил бы потренироваться, сообщая Джиму о том, чего вы хотите. Не заняться ли вам этим на следующей неделе?”

· Беседа смягчает тон сессии, сглаживая чрезмерную легкость или серьезность терапии: “Лоретта, когда вы будете говорить Джиму о том, чего вы хотите, не просите у него «Мерседес» – он может запаниковать!”

· Беседа оказывает поддержку клиентам. Уходя, они знают, что терапевт беспокоится о них и желает им добра.

Степени точности и виды сопряжений

Допуски цилиндрических зубчатых передач нормируются ГОСТ 1643-81 и распространяется на эвольвентные цилиндрические зубчатые передачи внешнего и внутреннего зацеплений с прямозубыми косозубыми и шевронными зубчатыми колёсами с делительным диаметром до 6300 мм, шириной венца или полушеврона до 1250 мм, модулем зубьев от 1 до 56 мм.

По точности изготовления все зубчатые колёса разделены на 12 степеней точности, причём числовые значения для допусков 1-й и 2-й степеней точности не регламентируются.

Степень точности — заданный уровень допустимого несоответствия значений их действительных параметров расчётным значениям (номинальным). Нормы степеней точности 3-5 предназначены для измерительных колёс, в зацеплении с которыми контролируются зубчатые колёса Наиболее широко распространенными являются колёса 6-9-й степеней точности.

Для каждой степени точности зубчатых колёс и передач устанавливаются три вида норм: кинематической точности, плавности работы, контакта зубьев.

Кинематическая точность колёс определяет несогласованность поворота колеса при его зацеплении с ведущим точным колесом. Нормам кинематической точности особое значение придаётся в делительных передачах управляющих или следящих систем.

Плавность работы характеризует равномерность хода колёс. Нормы плавности работы колеса имеют наибольшее значение, когда предъявляются требования к бесшумной работе передачи и отсутствии вибраций, например для автомобильных и тракторных зубчатых колёс, входящих в коробку скоростей.

Контакт зубьев определяет величину и расположение области прилегания боковых поверхностей зубьев сопряжённых колёс в передаче, что важно для тяжелонагруженных передач, работающих с невысокими скоростями без реверсирования.

Указанные три вида норм могут комбинироваться из разных степеней точности, причём нормы плавности работы колеса могут назначаться не более чем на две степени точнее или на одну степень грубее степени кинематической точности; нормы контакта зубьев могут назначаться по любым степеням более точным, чем нормы плавности.

Выбор степени точности передачи производится конструктором на основе конкретных условий работы передачи и тех требований, которые к ней предъявляются (окружной скорости, передаваемой мощности, режима работы, требований к кинематической точности, плавности и бесшумности работы, долговечности и т. д.).

При выборе степеней точности рекомендуется использовать следующие методы (3, 4): расчётный, опытный и табличный. Наиболее предпочтительным является расчётный метод, при котором необходимая степень точности определяется на основе кинематического расчёта погрешностей всей передачи и допустимого угла рассогласования по нормам кинематической точности; расчёта динамики передачи, вибраций или шумовых явлений по нормам плавности работы и в некоторых случаях по нормам кинематической точности; расчёта на контактную прочность и долговечность по нормам контакта и в некоторых случаях по нормам плавности.

При опытном методе степень точности вновь проектируемой передачи принимают аналогичной степени работающей передачи, для которой имеется положительный опыт эксплуатации.

При табличном методе выбора степеней точности используют обобщённые рекомендации и таблицы, в которых содержатся примерные значения окружных скоростей для каждой степени точности и примеры использования норм точности (табл. 22).

Таблица 22. Рекомендации по применению степеней точности для зубчатых колёс при m > 1 мм

Степень
точности
не ниже
Окружная скорость м/с,
не более
Применение
прямозубые колёса непрямозубые колёса
5
(прецизионные)
Свыше 30 Свыше 50 Передачи с прецизионной согласованностью вращения или работающие при высоких скоростях с наибольшей плавностью и бесшумностью. Измерительные колёса для контроля колёс 8-й и 9-й степеней точности.
6
(высокоточные)
Высокоскоростные передачи, механизмы точной кинематической связи — делительные, отсчётные.
7
(точные)
Передачи при повышенных скоростях и умеренных нагрузках или при повышенных нагрузках и умеренных скоростях.
8
(средней
точности)
Передачи общего машиностроения, но требующие особой точности.
9
(пониженной точности)
Тихоходные передачи с пониженными требованиями к точности.

Для нормальной работы зубчатой передачи независимо от точности изготовления дополнительно назначают требования к боковому зазору между нерабочими профилями зубьев в собранной передаче, объединённые в норму бокового зазора. Боковой зазор необходим для компенсации погрешностей изготовления и монтажа передачи, для устранения возможного заклинивания при нагреве, обеспечения условий протекания смазочного материала и ограничения мертвого хода при реверсировании отсчётных и делительных реальных перадач.

загрузка…

Система допусков на зубчатые передачи устанавливает гарантированный боковой зазор image098, которым является наименьший предписанный боковой зазор, не зависящий от степени точности колёс и передачи и определяемый шестью видами сопряжений: А; В; С; D; E; H (в порядке уменьшения image098).

Для определения величины поля допуска согласно ГОСТ 1643-81 установлено восемь допусков на боковой зазор: a, b, c, d, h, z, y, x.

Назначение бокового зазора оказывает влияние не только параметры колёс, но и межосевое расстояние передачи, поэтому стандартом установлены ряды точности, состоящие из шести классов отклонений межосевого расстояния, обозначаемые в порядке убывания точности римскими цифрами от I до V1. Гарантированный боковой зазор в каждом сопряжении обеспечивается при соблюдении предусмотренных классов отклонений межосевого расстояния.

I

Таблица 22. Рекомендуемые соотношения между видами сопряжений и классами отклонений межосевого расстояния

Вид сопряжения Степень точности по нормам плавности работы Рекомендуемый вид допуска Класс отклонения межосевого расстояния
A 3-12 a, x, y, z VI
B 3-11 b V
C 3-9 c IV
D 3-8 d III
E 3-7 h II
H 3-7 h II

Объект и предмет социологии 6 страница

2) методический — построение выборки; разработка основных
процедур сбора и анализа исходных данных; стратегический план ис­
следования.

Методологический раздел программы

Разработка программы начинается с формулировки и обоснования проблемы. Что такое_соцшлъная проблема? Это противоречивая ситу­ация, поставленная самой действительностью и требующая анализа и выработки управленческого решения. Если проблемы, связанной с тем или иным противоречием, нет, то не имеет смысла проводить ис­следование. Поэтому вначале полезно спросить себя: а не известен ли уже ответ на вопрос, не решена ли проблема, которая ставится? Это важно для того, чтобы в очередной раз не «изобретать велосипед». Значит, не надуманная, реальная проблема обязательно должна нести в себе элемент новизны, представлять пока не решенную задачу.

Для обоснования проблемы очень важно знать, что уже известно о ней, а что — пока нет. Формулировка проблемы во многом определяет также и вид исследования — будет ли оно разведывательным, описатель­ным или аналитическим. Так, говоря о свободном времени студентов, можно выделить следующие частные проблемы, которые помогут сфор­мулировать исследовательские задачи: отсутствие культуры его исполь­зования; хроническая нехватка времени, приводящая к ограниченным возможностям полноценного развития личности студентов; неудовле­творенность студентов использованием свободного времени вследствие целого ряда причин объективного и субъективного порядка и др.

Глава 7 Структура социологического исследования, его этапы и элементы

image037 После выявления и обоснования проблемы определяется цель ис­следования и его задачи. Цель может иметь как теоретический, так и практический, прикладной характер. Под ней понимается общая на­правленность исследования, проект действия и его результата. Это то, что должно быть достигнуто в конце всей работы.

Если цель исследования бывает, как правило, одна, то задач — не­сколько, и все они так или иначе конкретизируют цель, определяют средства ее достижения. Задачи исследования в своей совокупности направлены на анализ и решение проблемы и могут быть как основ­ными, так и неосновными. Характер задач зависит от содержания це­ли; если последняя является прикладной (практической), то и задачи будут такими же. Поскольку речь выше шла о проблеме свободного времени студентов, имеет смысл показать основные элементы про­граммы социологического исследования на примере этой проблемы.

Исходя из потребностей студенчества, можно предположить, что исследование — и его цель — должны носить преимущественно при­кладной характер. Тогда цель будет сформулирована следующим об­разом: выявить пути и условия эффективного использования свобод­ного времени студентами. С учетом данной цели, задачи исследования могут быть поставлены в таком виде: определить, каким количеством свободного времени располагают студенты в среднем за неделю; пока­зать наиболее предпочтительные для них виды досуговой деятельнос­ти; охарактеризовать потребности студентов, которые они реализуют в сфере свободного времени; выявить уровень удовлетворенности сту­дентов использованием своего свободного времени; изучить, сущест­вует ли связь между успеваемостью студентов и способами использо­вания свободного времени, а также его эффективностью; вскрыть динамику эффективности использования свободного времени студен­тами от курса к курсу; выяснить, планируют ли студенты способы про­ведения свободного времени; определить связь между планированием свободного времени и эффективностью его использования.

Вслед за рассмотрением целей и задач необходимо определить объ­ект и предмет исследования. Любая социальная проблема не сущест­вует сама по себе и всегда предполагает своего носителя — определен­ную общность, группу людей. Объект исследования характеризуется количественно, структурно, а также с точки зрения его пространст­венно-временной определенности. В нашем случае нужно выявить, студенты каких вузов, факультетов, курсов, групп будут изучаться и на протяжении какого времени.

Предмет исследования — это те стороны деятельности и свойства объекта исследования, которые подлежат изучению. Касаясь пробле-

Раздел II Предмет социологии, социологическое знание и исследование

мы свободного времени студентов, отметим, что предметом исследо­вания здесь могут быть различные факторы досуговой деятельности студентов, удовлетворенность этой деятельностью, ее направленность и эффективность и др.

Дальнейшая разработка программы исследования упирается в логиче­ский и операциональный анализ основных понятий, который часто приня­то называть процедурой их интерпретации. Ее смысл — четко, точно, оп­ределенно указать, что понимается в исследовании под терминами или понятиями. Нужны и их определения, и выявление структуры каждого из них, без чего невозможно перевести понятия на язык конкретного или, как говорят в социологии, операционального изучения. Это важно сде­лать еще и потому, что большинство понятий многозначно, имеет не­сколько смыслов и оттенков, различных трактовок в литературе.

загрузка…

Возьмем центральное понятие в нашем исследовании — свободное время. Как только оно не рассматривается в литературе, не говоря уже об уровне обыденного сознания! Для одних авторов оно оказывается време­нем, остающимся после работы (или учебы) и включающим в себя и сои, и приготовление пищи, и стирку, и уборку, и стояние в очередях, и мно­гое другое. Другие авторы свободное время сводят лишь к досугу, развле­чениям, отдыху, рекреации. Третьи рассматривают свободное время как сферу, противостоящую необходимости непреложных действий.

Для нас же свободное время — это и пространство свободной дея­тельности человека как самоцели; и совокупность занятий, с помощью которых удовлетворяются многие физические, психические и духов­ные потребности; и часть внерабочего времени, в которой реализуется ряд социальных функций; и время, включающее в свою структуру как досуг, так и более возвышенную деятельность; и определенное мерило ценностей; и сфера, имеющая свои природные и социальные границы, источники и резервы, эффективность и направленность, и т.д. Ясно, что, если не определиться с содержанием этого понятия, молено допус­тить серьезные ошибки, которые погубят все исследование.

Затем, после интерпретации понятий, нужно попытаться «разло­жить» проблему на составные части, чтобы установить причинно-следственные и функциональные зависимости данного объекта. Та­кая процедура выделения и анализа взаимосвязанных составных частей проблемы называется системным описанием объекта. Речь идет о построении концептуальной модели объекта, в которой может быть раскрыт весь комплекс его внутренних и внешних эле­ментов и связей. Если попытаться схематически представить модель использования студентами свободного времени, то она могла бы вы­глядеть следующим образом (рис. 4).


image108

Раздел II. Предмет социологии, социологическое знание и исследование

image109 предположительные ответы на поставленные в задачах вопросы, при­чем, формулируя эти предварительные ответы, мы обращаемся к объ­яснительной схеме объекта.

Гипотезы могут быть научными и рабочими, первичными (выдви­гаемыми до полевого исследования) и вторичными (выдвигаемыми после его проведения). Могут быть также гипотезы-основания и гипо­тезы-следствия. По содержанию предположений гипотезы могут быть описательными (предположения о фактах, относящихся к проблеме), объяснительными (предположения о причинно-следственных связях объекта), прогностическими (предположения о возможном варианте развития событий, о перспективе изменений процессов). Часто встре­чаются и смешанные типы гипотез.

Вновь обратимся к проблеме свободного времени студентов. Ка­кие рабочие гипотезы здесь можно было бы выдвинуть?

1. Эффективность использования свободного времени у студентов
зависит от комплекса объективных и субъективных факторов.

2. Важнейшими объективными факторами, от которых зависит эф­
фективность использования свободного времени, являются следую­
щие: а) перегруженность студента учебными занятиями сокращает
свободное время, ограничивает возможности активных и разнообраз­
ных форм досуговой деятельности; б) занятость студента на работах,
связанных с дополнительным заработком, также ограничивает досу-
говые возможности; в) эффективность использования свободного
времени у студентов может быть снижена вследствие наличия собст­
венной семьи, маленьких детей; г) сдерживающими и неблагоприят­
ными факторами для использования свободного времени могут ока­
заться бытовые условия студенческой жизни; д) возможности
рационального использования свободного времени в значительной
мере обусловлены состоянием инфраструктуры досуга в местах учебы
и проживания студента; е) разнообразное использование способов до­
суговой деятельности ограничено финансовыми возможностями сту­
дента и коммерциализацией сферы свободного времени.

3. Важнейшими субъективными факторами, влияющими на эффек­
тивность использования свободного времени, могут быть: а) ориентации
студента, его представления о ценности и смысле этой сферы жизни;
б) уровень развития потребностей студентов, в особенности потребнос­
тей досугового характера (чем он выше, тем эффективнее используется
свободное время); в) направленность интересов студентов (их разнооб­
разие ведет за собой более эффективное использование свободного вре­
мени); г) планирование и организация свободного времени самим сту­
дентом, что приводит к повышению эффективности его использования.

Глава 7. Структура социологического исследования, его этапы и элементы

image082 Анализ многочисленных исследований, отчетов по ним показыва­ет, что построить, сформулировать хорошие гипотезы не так-то про­сто. Успешность этой работы зависит от полученной до проведения исследования информации и профессионального опыта социолога. Выдвижение гипотез — заключительный элемент методологического раздела программы, после которого становится возможным перейти к ее методическому разделу.

§ 3. Методический раздел программы. Построение выборки

Понятие выборки

Вторая часть программы включает в себя прежде всего определение об­следуемой совокупности лиц. Нужно решить очень важный вопрос: что исследовать — весь изучаемый массив или только его часть. В первом случае исследование будет сплошным, во втором — монографическим или выборочным. Монографическое исследование означает изучение какого-то определенного; достаточно типичного и представительного отдельного объекта. В социологии сплошное и монографическое иссле­дования не часты. Наиболее распространено выборочное иссле­дование .

Оно базируется на определении необходимой части изучаемой со­вокупности. Эта часть называется выборочной совокупнос­тью, которая как бы представляет весь объект в целом и выступает его своеобразной моделью. В этом случае весь объект будет называть­ся генеральной совокупностью. Сложность заключается в том, как найти, определить такую часть целого, которая достаточно точно отражает все его основные характеристики. Это позволит су­дить о целом по его части.

Сразу же возникает вопрос о количестве, структуре и качестве ис­следуемой совокупности. Ясно, что изучать всех нерационально, это увеличило бы время и финансовые затраты, усложнило обработку и т.д. Да и необходимости такой нет. Можно вполне обойтись ограни­ченным количеством респондентов. Но при этом выборочная сово­купность должна быть репрезентативной, т.е. пропорционально вос­производить все характеристики генеральной совокупности. Это — главное требование, предъявляемое к выборочной совокупности.

Обратимся вновь к поставленной ранее проблеме свободного вре­мени студентов. Примем условно, что в таком-то вузе учится 5000 че­ловек. Очевидно, что для исследования проблемы нерационально оп­рашивать всех. Достаточно опросить 500 человек или даже чуть

Раздел II Предмет социологии, социологическое знание и исследование

image110

меньше, однако среди них должны быть пропорционально представ­лены студенты всех факультетов и курсов. Если, к примеру, в вузе пять одинаковых по численности студентов факультетов (при пяти­летнем сроке обучения), то с каждого курса всех факультетов жела­тельно опросить не менее 20 студентов (что приблизительно состав­ляет численность одной академической группы). В этом случае полученные результаты можно распространить на всю генеральную совокупность, т.е. на всех студентов вуза. Попятно, однако, что на са­мом деле такого равномерного «разброса» студентов не бывает: где-то их учится больше, где-то меньше. Это касается как факультетов, так и курсов, что необходимо учитывать при построении выборки.

Виды выборки

Выборка выступает в двух основных видах — случайной и неслучай­ной (направленной) выборки. При случайной,или механичес­кой , в ы б о р к е из генеральной совокупности единицы обследования (наблюдения) выбираются случайно, но по какому-либо избранному принципу (жребий, списочный состав группы но журналу, из которо­го берется каждый третий, пятый и т.д. по счету подряд). Случайная выборка часто применяется при опросах общественного мнения перед выборами, референдумами и другими массовыми мероприятиями.

Разновидностью случайной выборки является стратифициро­ванная, при которой отбор производится с учетом удельного веса каждой группы респондентов в генеральной совокупности. Другая разновидность случайной выборки — гнездовая, когда отбираются некоторые статистические группы (гнезда) — учебные группы, клас­сы, бригады и т.д., которые затем целиком или выборочно подверга­ются исследованию.

При неслучайной выборке единицы обследования выбира­ются направленно. Наиболее распространенным видом неслучайной выборки является квотная, когда для единиц отбора задается систе­ма параметров-квот (например, для исследования студентов прини­маются в качестве квот параметры пола, курса, специализации).

Выборка может быть также многоступенчатой. При этом процедура построения выборки включает в себя ряд этапов, на каж­дом из которых единица отбора меняется. Так, если стоит задача ис­следования свободного времени студентов в масштабах страны (а не одного вуза), тогда сначала отбираются регионы, затем — города в них, где есть вузы, далее идет отбор учебных заведений, в которых бу­дет проводиться исследование, и только потом — выбор академичес­ких групп и студентов в этих группах. Понятно, что многоступенчатая


image112

Раздел П. Предмет социологии, социологическое знание и исследование

image052 200 человек, целесообразно проводить сплошное, а не выборочное ис­следование. Тогда проблемы выборки не возникает.

Если выборка построена правильно, исследование дает достаточно точные результаты даже при небольшом объеме. Но когда при ее по­строении допускаются ошибки, то и большой объем не спасает. Вот классический пример такого рода ошибки, взятый из истории изуче­ния общественного мнения США.

Известно, что в первой трети XX в. «законодателем» моды в опросах американского общественного мнения числился литературный журнал «Литерари дайджест». Согласно его точке зрения, достоверность ре­зультатов опроса обеспечивалась широтой охвата населения. Однако эта методика была «посрамлена» на выборах президента США в 1936 г. Разослав 10 млн писем избирателям, журнал предсказал уверенную по­беду республиканскому кандидату А. Лендону над лидером Демократи­ческой партии Ф. Рузвельтом в соотношении 57% против 43%. Другой специалист по изучению общественного мнения, тогда еще никому не известный Дж. Гэллап, опросив всего несколько сот избирателей, пред­сказал успех Ф. Рузвельту, который действительно его добился, полу­чив 62% голосов. За один день Гэллап стал знаменитостью1, а институт, им основанный, и сегодня является одним из ведущих в мире по изуче­нию общественного мнения. В соответствии с методиками Гэллапа, а также иных институтов и служб, занимающихся опросами, — Янкело-вича, Харриса и др., сейчас принято опрашивать не более 1000—1500 че­ловек. Секрет достижений — в выявлении типологических групп насе­ления и построении выборки в соответствии с ними.

Ошибка же журнала «Литерари дайджест» состояла в том, что не была учтена неоднородность американского общества, поскольку для опросов взяли адреса из телефонных справочников и списков вла­дельцев автомашин, т.е. людей со средним достатком и выше. Между тем в 1930-е гг. эта группа населения (в отличие от 1990-х гг.) не бы­ла репрезентативной по отношению ко всей массе американских из­бирателей.

Аналогичную ошибку часто повторяют некоторые наши СМИ — как центральные, так и местные. Поскольку сейчас в стране массовые опро­сы общественного мнения стали своеобразной модой, многие средства информации по результатам опросов зрителей, слушателей, читателей и подписчиков стремятся делать выводы об общественных настроени­ях в целом. Однако существуют по меньшей мере три причины, кото­рые не позволяют в полной мере доверять публикуемым материалам.

image015 См.: Геевский И., Сетунский Н. Американская мозаика. М.,1991. С. 372—373.

Глава 7. Структура социологического исследования, его этапы и элементы

image037 image113 image114 Вс-первых, подписчики и читатели любых, даже самых массовых изданий не представляют собой репрезентативную группу в отноше­нии ко всему населению. Среди них, как правило, преобладают жите­ли городов, лица с более высоким уровнем образования и т.д. Во-вто­рых, на просьбы и обращения СМИ участвовать в опросе откликается лишь часть заинтересованных людей, в том числе тех, кто располага­ет для этого временем. В-третьих, поскольку такой опрос выступает как разновидность телефонного или почтового, процент «возврата» мнений и анкет обычно бывает не очень высоким. Кроме того, значи­тельная их часть оказывается бракованной (ответы на ряд вопросов отсутствуют, некоторые анкеты заполняются с нарушениями).

Все это говорилось для того, чтобы доказать: построение выборки — дело достаточно ответственное и сложное, и от ее качества во многом зависит достоверность результатов исследования. Задачу построения выборки нужно решать каждый раз заново применительно к конкрет­ным условиям.

Стратегический план исследования

После построения выборки приступают к подготовке социологичес­кого инструмента и определению методов, с помощью которых будет проводиться данное исследование. Когда инструмент подготовлен, разрабатывают стратегический план исследования1. Они бывают в трех вариантах:

1) разведывательный (поисковый) — применяется в случае, если
об объекте и предмете исследования нет ясных и четких представле­
ний и поэтому социолог не в состоянии выдвинуть рабочие гипотезы.
Целью такого исследования является уточнение проблемы и форму­
лирование гипотез. Для этого сначала изучаются литература, доку-,
менты, затем проводятся опросы (методом интервью) и наблюдение
объекта;

2) аналитический (описательный) — применяется, когда имеющи­
еся знания но исследуемой проблеме позволяют выделить объект ис­
следования и сформулировать описательную гипотезу (о структурно-
функциональных связях, характеристиках объекта и др.). Цель
исследования по такому плану — проверить описательную гипотезу и
в случае ее подтверждения получить точные, качественно и количест­
венно определенные характеристики изучаемого объекта;

3) экспериментальный — применяется, когда имеющиеся знания
об объекте позволяют сформулировать объяснительную гипотезу.

image015 1 См.: Гречихип В.Г. Лекции по методике и технике социологических исследований. М.1988. С. 55.


image116

Глава 7. Структура социологического исследования, его этапы и элементы 161

image041 рыхлили почву и посеяли семена (разработали программу, создали методический инструментарий, провели исследование), затем собра­ли урожай (получили материал), который нужно обмолотить, т.е. об­работать собранную информацию.

Вначале информация проходит стадию предварительной подго­товки к обработке. Она включает в себя проверку методического ин­струментария на точность, полноту и качество заполнения, происходит выбраковка некачественно заполненных анкет. Затем ин­формация кодируется, т.е. переводится па язык формализованной об­работки и анализа. Каждому варианту ответов присваивается некое условное число (код). Кодирование закрытых вопросов происхо­дит, как правило, еще во время разработки инструмента. Формализо­ванный список вариантов ответов называется кодификатором. Обработка первичной социологической информации осуществляется либо вручную, либо с помощью ЭВМ. Если объем выборки неболь­шой, то имеет смысл провести ручную обработку. Делается это так.

По каждому вопросу анкеты нужно тщательно подсчитать следую­щие показатели (в абсолютных цифрах, а затем в процентах к общему числу опрошенных): сколько человек выбрали тот или иной вариант ответа, сколько респондентов затруднились с ответом, сколько не дали ответа на вопрос. Можно себя проверить: при сложении всех трех цифр (в %) должно получиться 100% или более (если респондент нарушил правило заполнения анкеты и выбрал большее число альтернатив, чем предполагалось условиями заполнения анкеты). Если получено мень­ше 100%, значит, что-то посчитано неправильно, надо пересчитать.

После того как появилась картина ответов на все вопросы анкеты, можно приступать к составлению таблиц взаимной сопря­женности между ответами на различные вопросы. Связь одних отве­тов может быть значимой, а других — нет. Незначимые связи, конечно, нет смысла просчитывать. Это нужно оценить самим, исходя из особен­ностей и задач исследования. Например, при исследовании каких-либо проблем студентов сопряженность показателей пола и курса может быть значимой (скажем, если речь идет о семейных студентах), а мо­жет — совершенно незначимой. В таком случае тратить силы на состав­ление таблиц взаимной сопряженности, конечно, не стоит. Так, если в анкете 10 вопросов, то максимально возможное количество таблиц вза­имной сопряженности будет равняться 45. Ясно, что далеко не все из них значимы — может быть, лишь V.s или даже f//i> Vs всех связей.

Итак, налицо два ряда цифр: первый — разброс ответов респонден­тов на вопросы анкеты; второй — показатели таблиц взаимной сопря­женности, т.е. устойчивых связей (корреляционных зависимостей)

Раздел II. Предмет социологии, социологическое знание и исследование

между ответами на различные вопросы. Все цифры нужно обязательно прокомментировать, объяснить, истолковать. Следует оценить полу­ченные данные, указать ведущие тенденции в результатах, объяснить предположительные причины ответов. Например, было подсчитано, что более половины опрошенных студентов не удовлетворены тем, как они проводят свое свободное время. Почему так происходит? О чем это свидетельствует? Связано ли это с количеством свободного времени, которым они располагают, уровнем его организации и планирования? Есть ли какая-то зависимость между, скажем, успеваемостью студентов и уровнем их удовлетворенности проведением свободного времени, между семейным статусом студентов и их досугом? И так далее.

При этом необходимо сопоставить полученные данные с гипотеза­ми и установить, какие гипотезы подтвердились, а какие оказались опровергнуты исследованием и о чем это свидетельствует. Следует за­дать себе несколько простых вопросов: получена ли в итоге исследо­вания некоторая новая информация? что добавляет новая информа­ция к тому, что было раньше известно об объекте? какие результаты оказались неожиданными? какие выводы можно сделать в итоге?

При машинной обработке обобщение первичной информации (со­циологических данных) получается в виде табуляграмм. Машин­ная обработка дает исследователю так называемый статистичес­кий обсчет (общее количество ответов по каждому варианту в абсолютном и процентном выражении), и в соответствии с заданием со­циолога выявляются связи и зависимости (корреляции). Здесь начина­ют действовать и использоваться законы математической статистики.

Если исследование затрагивает какую-либо актуальную социаль­ную проблему, следует подумать над рекомендациями по ее решению. Целесообразно также составить таблицы, диаграммы, графики, схе­мы, позволяющие наглядно проиллюстрировать результаты исследо­вания. После того как вся содержательная работа проделана, можно приступать к составлению отчета.

Структура отчета выглядит так: программа исследования; характери­стика выборочной совокупности респондентов (кого опрашивали, в ка­ком количестве, сведения о социально-демографических «паспортных» характеристиках респондентов, связи между ними и т.д.); представле­ние, анализ и интерпретация полученных данных, результатов исследо­вания; практические рекомендации; основные выводы; приложения (таблицы, графики, схемы, диаграммы). Соответственно содержанию того или иного конкретного исследования объем отчета может быть раз­личным: от нескольких десятков до нескольких сотен страниц.

На этом исследование заканчивается.

Глава 7. Структура социологического исследования, его этапы и элементы

image037 Вопросы и задания

1. Охарактеризуйте основные виды социологического исследования. Каковы кри-
| терии их выделения? В чем особенности каждого вида и условия его применения?

2. Вычлените этапы социологического исследования. Обоснуйте их последователь-
i ность и логику.

3. Для чего нужна программа социологического исследования? Каковы ее основные
! функции? Можно ли проводить исследование без программы?

4. Проанализируйте структуру программы социологического исследования, пока-
! зав содержание се мет одологического и методического разделов и обосновав роль каж-
[ дого структурного элемента.

5. Что такое выборочное исследование? В каких случаях его осуществляют? Како-
| вы виды выборки и правила ее построения?

6. В чем особенности этапа обработки данных социологического исследования?
Опишите основные технические процедуры, применяемые на этом этапе.

7 Как осуществляется обобщение и анализ данных? Какова роль этого этапа соци­ологического исследования?

Литература

Бабосов ЕМ. Прикладная социология. Минск, 2000.

Бутенко И.А. Прикладная социология: паука и искусство. М., 1999.

Зборовский ГЕ., Шуклина Е.А. Прикладная социология. М., 2004. Гл. 3—5.

Как провести социологическое исследование / Под ред М.К. Горшкова, Ф.Э. Ше-реги. М., 1989. С. 9-66, 150-195.

Капитонов Э.А. Социология XX века. Ростов н/Д., 1996. С. 391—433.

Колесников Ю. С. Прикладная социология. Ростов н/Д., 2001.

Основы прикладной социологии / Под ред. Ф.Э. Шерсги, М.К. Горшкова. М., 1995. Т. 1. С.18-86.

Практикум по социологии М., 1992.

Рабочая книга социолога. М., 1983. С. 111 — 141.

Ядов В.А. Социологическое исследование: методология, программа, методы. Сама­ра, 1995. С. 42-80.

Глава 8

Методика и техника сбора социологической информации

image054 §1 Изучение документов. § 2 Социологическое наблюдение § 3 Опрос.

§ 4. Классификация вопросов. § 5 Изучение бюджетов времени

§ 6 Качественные методы в социологии

image117 Социальные процессы и явления сложны, многовариантны, имеют разнообразные формы проявления. Перед каждым социологом встает проблема, как объективно изучить то или иное социальное явление, как собрать о нем достоверную информацию.

Что представляет собой эта информация? Под ней принято пони­мать совокупность знаний, сообщений, сведений, данных, получае­мых социологом из различных источников как объективного, так и субъективного характера. В сжатом, лаконичном виде основные тре­бования к первичной социологической информации могут быть све­дены к ее полноте, представительности (репрезентатив­ности), надежности, достоверности, обоснованности. Получение такой информации является одной из надежных гарантий правдивости, доказательности, обоснованности социологических вы­водов. Все это важно потому, что социолог имеет дело с мнениями лю­дей, их оценками, личным восприятием явлений и процессов, т.е. то­го, что субъективно по характеру. Тем более что мнения людей часто основаны на слухах, предрассудках, стереотипах. В таких условиях особенно важно использовать методы, которые приводят к получе­нию правдивой, неискаженной, достоверной первичной информации.

Условие Куранта, Фридрихса, Леви.

При использовании сеточного метода решения задачи Коши для гиперболического уравнения шаги сетки h и l должны удовлетворять определенным соотношениям.

Возьмем произвольную точку S множества D и зафиксируем ее. Возьмем также произвольную положительную константу a и построим прямоугольную сетку так, чтобы image440и в точке S получался узел сетки image442. Из точки S проведем прямые соответственно через узлы image444и image446до пересечения с осью абсцисс.

image447
A
B

image448image449

Как следует из (6) и (7) решение разностной схемы в точке S однозначно определяется значениями функций image451в узлах сетки, расположенных на отрезке CD. Поэтому треугольник SCD называют треугольником определенности разностной схемы для точки S. Через точку S проходят две характеристики дифференциального уравнения (1) соответственно под углом image453и image455к оси абсцисс. Эти характеристики пересекают ось абсцисс соответственно в точках B и A. В математической физике доказывается, что решение в точке S задачи Коши для уравнения (8) однозначно определяется начальными условиями на отрезке AB. Поэтому треугольник SAB называют треугольником определенности дифференциального уравнения (1) для точки S.

Очевидно, при a=1 треугольник определенности разностной схемы в нашем случае будет совпадать с треугольником определенности дифференциального уравнения, а при a>1 будет находиться внутри него. В последнем случае (при a>1) разностная схема будет неустойчивой. Действительно, изменения начальных условий на отрезках AC и DB в разностной схеме не влияют на значение решения в узле S, а в дифференциальной задаче влияют.

Таким образом, для устойчивости разностной схемы для гиперболического уравнения необходимо, чтобы треугольник определенности дифференциального уравнения содержался внутри треугольника определенности разностной схемы. Это необходимое условие впервые было сформулировано в одной из работ Куранта, Фридрихса и Леви.

В общем случае треугольники определенности дифференциального уравнения и разностной схемы могут быть криволинейными. Однако и тогда имеет место сформулированное выше необходимое условие устойчивости разностной схемы.

IX класс

Билет № 1

1. Прочитайте, переведите, перескажите и задайте пять вопросов разных типов к тексту.

ALEXIS ELLS’S DREAM

From the time she was a small child, Alexis Ells remembers rescuing injured animals and bringing them home for care.

“Healing has always been innate to me,” says Ells. “It’s been a calling, a passion. I was one of those blessed people who always knew what I wanted to do.”

By continuing to follow this innate passion, Ells is fulfilling her life’s dream as the founder of the Equine Sanctuary, a non-profit organization that rescues, rehabilitates, and re-trains injured performance horses that can no longer compete.

Ells says reaching her dream meant facing life’s inevitable uncertainties and taking action now, not later.

“So many people are waiting for that perfect moment,” she says. But “that right moment never shows up. We have to create that moment. Our destiny isn’t about fate, it’s about a choice.”

Ells’s life has been fraught with great challenges, including a serious illness and a car accident in 1988 that ended her competitive riding career and left her with a serious brain injury. But she believes her success is built on her attitude that being challenged in life is inevitable; being defeated is optional.

“I think it’s about perception and perspective,” she says. “If you give yourself the freedom to know that anything is possible, and you keep having faith, belief, and perseverance despite the odds, you will eventually arrive at the top of the mountain.”

Takenfrom National Geographic

2. Говорение.

Вас попросили подготовить реферат о важнейших изобретениях 20 века.
Расскажите своим товарищам:
— какое изобретение Вы считаете самым главным;
— какими устройствами Вы часто пользуетесь и для чего;
— почему людям трудно обойтись без компьютеров и мобильных телефонов.

You were asked to prepare a report about the most important inventions of the 20th century/
Tell your friends:
— what invention you consider the most important;
— what devices you often use and what for;
— why it is difficult for people to do without computers and mobile phones.

Билет № 2

1. Прочитайте, переведите, перескажите и задайте пять вопросов разных типов к тексту.

Россия в конце XVI – начале XVII в. Смутное время.

Политическое развитие страны при первых Романовых

ЗАДАНИЕ N 1 (выберите один вариант ответа)

Алексей Михайлович Романов получил прозвище …

1)«Тишайший» 2)«Благословенный» 3)«Миротворец» 4)«Мудрый»

ЗАДАНИЕ N 2 (выберите один вариант ответа)

«Соборное уложение» было принято в …

1)1649 г. 2)1497 г. 3)1550 г. 4)1613 г.

ЗАДАНИЕ N 3 (выберите один вариант ответа)

В «Соборном уложении» был(о, а) …

1)окончательно оформлено крепостное право 2)введено «правило Юрьева дня»

3)оформлена абсолютная форма правления 4)изменен порядок престолонаследия

ЗАДАНИЕ N 4 (выберите один вариант ответа)

«Медный бунт» 1662года был связан с…

1)неконтролируемым выпуском медных денег 2)недостатком меди

3)повышением налогов 4)дороговизной меди

ЗАДАНИЕ N 5 (выберите один вариант ответа)

В 1654 г. завершилось присоединение к России…

1)Крыма 2)Балтийского побережья 3)Казанского ханства 4)Левобережной Украины

ЗАДАНИЕ N 6 (выберите несколько вариантов ответа)

Двумя московскими царями периода «смуты» являлись…

1)Василий Шуйский 2)Иван IV 3)Лжедмитрий I 4)Ивана Калита

ЗАДАНИЕ N 7 (выберите один вариант ответа)

«Местничество» было отменено при Федоре Алексеевиче в ______ году

1)1692 2)1682 3)1672 4)1652

ЗАДАНИЕ N8 (выберите один вариант ответа)

К правлению первых Романовых не относится……

1)восстание под предводительством Ст.Разина 2)церковная реформа

3)соляной бунт 4)начало присоединения Сибири

ЗАДАНИЕ N9 (выберите один вариант ответа)

«Соборное уложение» было принято в правлении …

1)Алексея Михайловича 2)Михаила Романов 3)Петра I 4)Бориса Годунова

ЗАДАНИЕ N 10 (выберите один вариант ответа)

К правлению первых Романовых НЕ относится…

1)введение «правила Юрьева дня» 2)церковная реформа

3)соляной бунт 4)восстание под предводительством Ст.Разина

ЗАДАНИЕ N 11 (выберите несколько вариантов ответа)

Два термина, не относящиеся к эпохе «смуты», — …

1)полюдье 2)дружина 3)ополчение 4)семибоярщина

ЗАДАНИЕ N 12 (выберите несколько вариантов ответа)

Двумя организаторами и руководителями народного ополчения 1612года были….

1)Иван Болотников 2)Кузьма Минин 3)Дмитрий Пожарский 4)Борис Годунов

ЗАДАНИЕ N 13 (выберите один вариант ответа)

Церковная реформа середины XVII в. была проведена …

1)патриархом Никоном 2)митрополитом Макарием 3)Петром I 4)Иваном IV

ЗАДАНИЕ N 14 (выберите один вариант ответа)

К правлению первых Романовых НЕ относится…

1)соляной бунт 2)церковная реформа

3)присоединение Левобережной Украины 4)присоединение Казанского ханства

ЗАДАНИЕ N 15 (выберите один вариант ответа)

Церковная реформа середины XVII в. привела к…

1)расколу Русской православной церкви 2)усилению церкви

3)лишению церкви автономии 4)полному подчинению церкви государству

ЗАДАНИЕ N 16 (выберите один вариант ответа)

«Бунташным веком» современники называли …

1)XVII в. 2)XVI в. 3)XV в. 4)XVIII в.

ЗАДАНИЕ N 17 (выберите один вариант ответа)

Церковная реформа патриарха Никона была проведена в (во)…

1)первой половине XVII в. 2)начале XVII в.

3)начале XVIII в. 4)второй половине XVII в.

ЗАДАНИЕ N 18 (выберите один вариант ответа)

Событием «бунташного века» являлось (-лась,-лся) …

1)восстание под предводительством Ст. Разина 2)Чумной бунт

3)восстание под предводительством Е. Пугачева 4)гибель царевича Дмитрия

ЗАДАНИЕ N 19 (выберите один вариант ответа)

К правлению первых Романовых не относится…

1)деятельность Избранной рады 2)церковная реформа

3)соляной бунт 4)принятие «Соборного уложения»

ЗАДАНИЕ N 20 (выберите один вариант ответа)

Событием «бунташного века» являлись (-лся,-лось) …

1)соляной и медный бунты 2)погром Великого Новгорода

3)восстание под предводительством Е. Пугачева 4)восстания в военных поселениях

ЗАДАНИЕ N 21 (выберите один вариант ответа)

В 1598 г. царская династия Рюриковичей прекратилась со смертью ….

1)Фёдора Алексеевича 2)Ивана Васильевича 3)Алексея Михайловича 4)Фёдора Ивановича

ЗАДАНИЕ N 22 (выберите один вариант ответа)

Первый Земский собор в русском государстве был созван в ____г.

1) 1549 2) 1584 3) 1603 4) 1613

ЗАДАНИЕ N 23 (выберите один вариант ответа)

В феврале 1613 г. Земский собор избрал новым русским царём _________.

1) Дмитрия Пожарского 2) Василия Шуйского

3) Михаила Романова 4) польского королевича Владислава

ЗАДАНИЕ N 24 (выберите один вариант ответа)

Местничество было отменено при царе …..

1) Фёдоре Ивановиче 2)Фёдоре Алексеевиче 3)Алексее Михайловиче 4)Иване Алексеевиче.

ЗАДАНИЕ N 25 (выберите один вариант ответа)

Начало формирования всероссийского рынка относится к ____веку.

1) XV. 2) XVI. 3) XVIII. 4) XVII.

ЗАДАНИЕ N 26 (выберите один вариант ответа)

загрузка…

Русско-польская война (1654-1667) завершилась ….

1) потерей Россией новгородских земель.

2) присоединением к России Левобережной Украины

3) потерей Россией выхода к Балтийскому морю

4) присоединением к России Правобережной Украины

ЗАДАНИЕ N 27 (выберите один вариант ответа)

Художественный стиль в русской архитектуре XVII в. Называется ….

1) Рококо 2) ампиром 3) Нарышкинским борокко 4) классицизм

ЗАДАНИЕ N 28 (выберите один вариант ответа)

Соборное уложение 1649 г. завершило процесс ….

1) ликвидации системы кормлений

2) полного освобождения от татаро-монгольского ига

3) установление единой системы государственных налогов

4) юридического оформления крепостного права

ЗАДАНИЕ N 29 (выберите один вариант ответа)

Царь Алексей Михайлович правил в ____годах.

1) 1645-1676 гг. 2) 1598-1605 гг. 3) 1613-1645 гг. 4) 1584-1598 гг.

ЗАДАНИЕ N 30 (выберите один вариант ответа)

Первое высшее учебное заведение России, созданное в 1687 г., называется …

1) Академия художеств. 2) Славяно-греко-латинская академия

3) Смольный институт благородных девиц 4) Московский университет

ЗАДАНИЕ N 31 (выберите один вариант ответа)

Последствием церковных реформ патриарха Никона в XVII в. в России стал(-о) …

1) учреждение патриаршества 2) проведение секуляризации церковных земель

3) церковный раскол 4) создание Святейшего Синода

ЗАДАНИЕ N 32 (выберите один вариант ответа)

В XVII в. в российской экономике впервые появляется ________ производство.

1) Мануфактура 2) ремесленное 3) мелкотоварное 4) фабрично-заводское

ЗАДАНИЕ N 33 (выберите один вариант ответа)

В 1670 г. началось крупнейшее народное выступление под руководством….

1) И. Болотникова 2) С. Разина 3) К. Булавина 4) Е. Пугачёва

Блок 2. Задания на установление соответствия ответов и последовательности ответов, задания без вариантов ответа

ЗАДАНИЕ N 1 (Установление соответствия ответов)

Укажите правильное соответствие между датой и событием

1) 1547г. А Принятие Иваном Грозным титула царя
2) 1549г. Б начало опричнины
3) 1565г. В начало работы «Избранной рады»

ЗАДАНИЕ N 2 (Установление соответствия ответов)

Соотнесите термин и его определение

1) Боярская дума А поземельная отработочная рента
2) опричнина Б государственный орган управления
3) барщина В политика, направленная на укрепление самодержавия жесткими методами

ЗАДАНИЕ N 3(Установление соответствия ответов)

Соотнесите дату и событие XVI века.

1) 1550г. А взятие Казани
2) 1552г. Б начало опричнины
3) 1565г В принятие Судебника

ЗАДАНИЕ N 4 (Установление соответствия ответов)

Укажите правильное соответствие между термином и его определением

НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ. ЗАКОНОМЕРНОСТЬ ЭСТЕТИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ

ПРИРОДА НЕПОСРЕДСТВЕННОГО.

ЦЕЛЬ И СРЕДСТВО

В ЧУВСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Чувственный акт человека — закономерен, и этим уже сказано все, что можно вообще сказать о всяком за­коне деятельности людей, который хотя и функциони­рует не без воли людей, но с равным правом подчиня­ет эту их волю своим объективным требованиям.

Об этом надлежит упомянуть, потому что обычно чувственность мыслится чем-то слишком субъектив­ным, не вкладывающимся ни в какие нормы, не под­чиняющимся жестким правилам и т. п. Сложилось да­же мнение о том, что вести речь о чувствах можно только как о чем-то свершившемся, непредвиденном.

Безусловно, рассудочно описывать, анатомировать чувство — дело весьма сложное, да и вряд ли необхо­димое. Тем более, что чувство чувству — рознь, и в оп­ределенном смысле они всегда неповторимы, как непов­торим каждый момент жизни, который уходит в про­шлое.

Вместе с тем очень важно понять, что чувственный процесс есть не просто застывшая созерцательность мо­мента бытия человека, произвольная по своему прояв­лению, а прежде всего необходимая деятельность че­ловека, которая в определенном смысле выступает целью для «самой себя». Эту самоцель не следует по­нимать как замкнутое и ограниченное удовольствие от какого-то одного момента или проявления жизни. Та­кая «самоцельность», как сказал бы Гегель, «лишена духовности», т. е. выступает ограниченной уже потому, что связана с удовлетворением одной из частных по­требностей человека.

Напротив, речь идет о самоцельности, которую ни при каких обстоятельствах нельзя превратить в конеч-

ную цель получения удовольствия от одного проявле­ния жизни без того, чтобы все остальные проявления такой жизни не оставались неосуществленными. Дру­гими словами, речь идет о самоцельности такой дея­тельности человека, в которой выявляется самодвиже­ние общественного идеала жизни, реализующегося со­вокупностью всех отношений (удовольствий) человека, цельностью их человеческого выражения. Только в движении такой самоцельности — как меры выраже­ния удовольствия от всевозможных проявлений общест­венной жизни — положен искомый смысл непосредст­венности состояния человека.

Это положение очень важно. Ведь в каких бы абс­трактных и мнимых формах ни полагались человечес­кие ценности, они еще не в состоянии вызвать подлин­ную непосредственность отношения к ним человека, ес­ли не будут «возвращаться» к нему в живом виде, не находить свое завершение в движении самочувствия, самоутверждения человека. С другой стороны, с вы­соты такого самоутверждения уже невозможно обна­ружить и какой-то более существенный критерий оп­ределения небезразличности отношения человека. Ибо самим фактом такого утверждения здесь в полной ме­ре будет оценено и то, что полагалось человеком в ка­честве необходимого, и то, что уже дано ему как та­ковое непосредственно.

Понятие непосредственного содержит глубокий эсте­тический смысл. Было бы неправильно вкладывать в него лишь предметное, онтологическое содержание. Мы порой говорим о непосредственном как о чем-то чисто внешнем, визуальном, как о вещи, явлении, ко­торые «положены» рядом с нами и могут быть увиден­ными, услышанными, короче — достигнутыми органа­ми чувств. В таком представлении непосредственное предстает предметом пассивного и равнодушного вос­приятия, безотносительным к нашим целям и жела­ниям. Такой предмет правильнее было бы назвать опо­средованным,— по крайней мере, нашим же равноду­шием или пассивным восприятием.

Очевидно, ближе к истине мысль, схватывающая существо непосредственного в его определенном цен­ностном выражении. Образно выражаясь, непосредствен­ное — это такая небезразличность предметной деятель-

ности, которая, с одной стороны, характеризует само­чувствие этого человека как весьма приемлемое, ут­вердительное, хорошее (не-«посредственное» — через отрицание посредственного по качеству), а с другой — выделяет предмет такой деятельности не как средство, а как само-цель. Другими словами, непосредственное есть процесс человеческой деятельности, цель которой своеобразно «переходит» в средство, воплощается, уга­сает в нем и тем самым вызывает к жизни то, что по­лагалось в такой цели. И если это последнее проявля­ется таким образом, что не оставляет места средству, отрицает его как нечто опосредованное, то этим фикси­руется явление, которое составляет существо не-по­-средству данного (т. е. данного по самой цели).

Вообще осуществить анализ явления непосредствен­ного в чисто теоретическом плане достаточно сложно, тем более если учесть, что существуют и другие способы его постижения, скажем, в искусстве. Во всяком слу­чае, за бесспорной истинностью положения о том, что не всякий созерцаемый нами предмет является непос­редственным или что последний может и не даваться акту сознания как таковому, вовсе не следует вывод о какой-то принципиальной непостижимости феномена непосредственного обычным аппаратом человеческого познания, как это готов утверждать, например, интуи­тивизм.

загрузка…

Каждый человек в состоянии сознательно «разы­скать», обнаружить и зафиксировать в мышлении свой непосредственный предмет совершающейся деятельнос­ти. Путаница возможна лишь в силу нечеткого пони­мания того, что-та, небезразличным образом положен­ная, предметность, которую мы в данной ситуации мо­жем зафиксировать рассудком как что-то непосред­ственное (то или иное явление, событие, предмет и т. д.), уже в этом же рассудке тотчас может предстать и чем-то опосредованным, т. е. менее значимым для дан­ной ситуации. И объясняется это тем, что сама цель поиска непосредственного, его понятия (в сущности, су­губо теоретическая задача) сразу же вытеснит все ос­тальные наши цели, а потому более значимым, следо­вательно, более непосредственным предметом в этой же ситуации явится не что иное, как сама мысль о непос­редственном — мысль, которая в силу нашего же же-

лания и поставленной задачи оформилась в цель и сред­ство одновременно: стала самоцелью деятельности.

Но это — исключительный случай, характеризующий ту особую познавательную ситуацию, когда непосредственным предметом че­ловека может выступать… сама непосредственность, точнее — ее понятие. При всяких других обстоятельствах аналогичный поиск непосредственного предмета может быть просто неразумным. Если, скажем, сам эстетик, воспринимая произведение искусства, здесь же, в силу профессиональной привычки, задается вопросами о природе своего чувственного состояния (а оно действительно достойно теоре­тического осмысления), то тут цель еще, пожалуй, оправдывает свои средства: своеобразное «жертвование» непосредственностью одного предмета (наслаждения произведением) ради непосредственности другого предмета (мысли о наслаждении) еще может иметь опреде­ленный смысл. Однако такое «жертвование» не стоит совершать каж­дому из нас; ради попытки разобраться в своих чувствах не обяза­тельно идти в театр.

Как это ни удивительно, но чаще всего непосред­ственным предметом для человека выступает его соб­ственное мышление, хотя в отношении действительности вообще оно есть сплошное его опосредование. Объяс­няется это тем, что в заведомо «посредственном», ало­гичном функционировании мышления человек сам все­гда не заинтересован. И по-другому быть не может. Че­ловек исходит из собственных возможностей и инте­ресов, и поэтому какая-то нарочитость смены его ло­гического мышления алогичным, непосредственности мышления — посредственностью противоречила бы не только поиску истины в этом мышлении, но и смыслу существования такого мышления вообще. В физически нормальном состоянии последнее всегда остается чем-то бесспорно «нашим», органически близким, небезраз­личным.

Эта абсолютность непосредственности мышления на­столько очевидна, что даже послужила в свое время своеобразным критерием доказательства существования человека. «Я мыслю, следовательно, я существую», — заключал Декарт. Что мышление является конечным доказательством существования человека — это не со­всем правильно, поскольку не только теоретически, но и практически, не только мышлением, но и всеми чув­ствами человек утверждает себя в предметном мире [1, т. 42, 121]. Однако мысль Декарта интересна дру­гим. Мышление действительно настолько слито с нами,

что, по крайней мере субъективно, не нуждается в до­казательстве его существования, следовательно, и су­ществования нас самих апеллированием к сознанию, к рассудку и его логике. К тому же обращение к соз­нанию, к логике не меняет сути дела. Сознание есть то же мышление, и как раз наиболее логичное и непо­средственное.

Именно поэтому, на наш взгляд, можно и необходи­мо говорить о феноменальности и интуитивности непо­средственной деятельности человека. Но это вовсе не та феноменальность, которая представлена Гуссерлем, Кроче или даже Гегелем *. Речь идет о действительном существовании такой деятельности, которая по-челове­чески самоцельна, а потому по-своему сопротивляюща­яся превращению ее в средство для чисто теоретичес­кого (логического) действия человека. Она сопротив­ляется не потому, что представляет собой что-то непод­властное обычной логике, а потому, что в отношении самой практики осуществления жизни и ее необходи­мости всякое чисто теоретическое действие будет вы­глядеть менее заинтересованным, следовательно, менее непосредственным.

В конечном счете, есть своеобразное неписаное пра­вило, аксиома, само собой разумеющееся в том, что ре­альная необходимость жизни — выше чисто мысленного ее выражения, что если уж распределять энергию соз­нания, то оно чаще и быстрее будет оказываться на стороне этой реальной необходимости, будет органи­чески вплетаться в само ее осуществление, а не обо­собляться от него. Поэтому всякая непосредственная деятельность не может не быть интуитивной, по край­ней мере до тех пор, пока остается непосредственной, пока захватывает мысль, волю, чувства человека без остатка и не противостоит ему как чуждая социальная сила.

* Безусловно, Гегель, исходя из непосредственности развития че­ловеческого духа, имел все основания назвать это развитие фено­менологическим, а саму науку о нем — феноменологией. Однако этой непосредственности хватило ровно настолько, насколько должна была появиться собственная логика Гегеля. Отныне вся непосред­ственность такого развития превращается в чисто мыслительный акт и исчерпывается в действии одного самосознания, постигающего ге­гелевскую «Логику».

Смысл интуитивной деятельности связан не столь­ко с особыми механизмами мышления и его логики (как часто толкуется еще интуиция в чисто гносеологичес­ком ее представлении), сколько с ценностью, точнее — целесообразностью такой деятельности. Дело не в ка­ких-то «качественных скачках» мышления, о которых можно сказать только то, что они таинственны и не под­властны фиксированию их рассудком, а в необходимос­ти деятельности, которая диктуется не только мышле­нием, но и всем существом реальной жизни человека.

В самом деле, не составляет труда заметить, что качественное превращение деятельности человека, ее предметности (именно потому что для каждой жизнен­ной ситуации эта деятельность уже совершается как нечто актуальное, наиболее необходимое и — в этом смысле — необратимое) есть своеобразный переход от непосредственности одного состояния человека к непос­редственности другого состояния. Но переход таким обра­зом, что это «второе», т. е. фактически данное, становяще­еся состояние — а оно же и есть подлинно непосред­ственное для данной ситуации — всегда оказывается как бы «занавешенным», скрытым от сознания как «критика со стороны». Для такого сознания оно пред­стает самостоятельным предметом уже тогда, когда пе­рестает быть непосредственным.

В таком переходе нет ничего мистического, и един­ственное, что делает его в глазах интуитивизма и фе­номенологизма таинственным и непостижимым, есть са­ма необходимость его как перехода жизненно и ситу­ационно неизбежного, должного, внутренне заинтересо­ванного. Эта заинтересованность определяется не толь­ко случайностью пожелания того или иного состоя­ния человека, но и практической необходимостью такой смены деятельности, сама непринужденность (свобода) осуществления которой могла бы характеризовать ее как самодеятельность. Именно в этой свободе деятель­ности возможна естественность смены непосредствен­ных состояний человека, и только в диалектическом превращении этих состояний положено выражение не­посредственности всей жизни человека.

Мистификации, рождаемые интуитивизмом и фено­менологизмом при анализе природы непосредственных явлений, связаны с ложным представлением о самой не-

принужденности смены деятельности (самодеятельнос­ти) человека. Именно в последней феномен непосред­ственного обнажается как таковой, к тому же не в виде факта сознания и его особой логики, а в виде собствен­ного же движения, такой самодеятельности. Для идеа­лизма же последняя мыслится в высшей степени абст­рактно: или как прихоть слепой воли человека, при­нуждающей его делать то, что не ведает его сознание («делаю одно, а мыслится другое» — феноменально!), или как пустая смена деятельности, не преследующая никакой практически разумной цели («хочу — думаю о том; хочу — думаю о сем» и т. д.). Если есть какая-то непринужденность действия, то нет ее осознанности и целесообразности; если же есть какая-то осознанность и целесообразность, то нет ее подлинной непринужденно­сти.

В итоге общественная свобода деятельности, состав­ляющая реальное условие проявления непосредственнос­ти всех состояний человека, оказывается завуалирован­ной мистикой слов «интуитивное», «подсознательное», «феноменальное», «непознаваемое» и т. п., которые превращаются здесь в насмешку над целостностью от­ношений человека, над непосредственностью их чело­веческого выражения.

Впрочем, буржуазное сознание вложило эту насмеш­ку не только в уста представителя феноменологизма или интуитивизма, но и в уста того поистине велико­лепного «актера» — буржуазного индивида, образ дея­тельности которого давно потерял живую целостность и превратился в издевательство над человеческой не­посредственностью. «Говори одно, а делай другое», «думай так, а поступай иначе» — вот принцип этого «актера», образ жизни которого превратился чуть ли не в сплошную роль.

Логика этого принципа построена на постоянном пе­ревертывании существа человека и его действий, ибо сводится к одному: неважно быть самим собой, тем, кем тебя могут делать твои сущностные силы и челове­ческие способности; важно получить… «заглавную роль», создать видимость самодеятельности, иметь «ставку», закрепляющую твою «должность по работе». Привлекательная непосредственность действий ребенка выглядит с точки зрения такой логики полнейшей бес-

смыслицей. Ибо ребенок что чувствует, то и скажет, а что скажет, то и сделает. Действия же упомянутого «ак­тера» сводятся к прямо противоположному: этот что и чувствует, то не скажет, а что скажет, то может и не сделать. Он радуется тогда, когда надо грустить, а грустит тогда, когда, в сущности, должно быть радост­но …

«Актер» настолько глубоко вошел в плоть и кровь че­ловека, воспитанного всей системой буржуазного про­изводства и культуры (в том числе и искусства),— пи­шет Ю. М. Бородай,— что он принципиально не хочет быть чем-то на самом деле, серьезно. Датский пи­сатель Кьеркегор, высмеивая полное отсутствие чувства ответственности в современном ему обществе, расска­зывает, что один известный политический деятель со­гласился принять пост министра лишь при том усло­вии, что всю ответственность за деятельность минис­терства будет нести его помощник …

Этот факт чрезвычайно типичен. Современный «ев­ропеец»— продукт капиталистической «отчужденной» системы производства — не может быть ни злодеем, ни святым на самом деле, он стремится получить лишь «работу»-роль, безразлично какую, лишь бы эта роль бы­ла не слишком второстепенна и хорошо оплачиваема» [32, 13].

Наверное, А. К. Толстой умел ценить непосредст­венность в действиях людей, когда писал:

Коль любить, так без рассудку,

Коль грозить, так не на шутку,

Коль ругнуть, так сгоряча,

Коль рубнуть, так уж сплеча!

Коли спорить, так уж смело,

Коль карать, так уж за дело,

Коль простить, так всей душой,

Коли пир, так пир горой!

… История полна множеством примеров удивитель­ной цельности и стойкости человеческой натуры, ее без­заветной преданности правому делу. «Если Демокрит, например, решил, что чувственное знание неистинно и вводит в заблуждение, он, как рассказывают античные источники, выколол себе глаза (поистине непосредствен­ность до конца! — А. К.). У современного буржуазно­го философа этот факт может вызвать лишь «нервный смех». Ведь он — актер, «частичный работник». И он

знает, что «на работе» можно доказывать все, что угод­но, лишь бы это было логично, оригинально и находило благодарных читателей или слушателей. Можно, напри­мер, неопровержимо доказать, что на всем свете нет ничего, кроме меня самого и моей абсолютно автоном­ной воли, или что истинное бытие есть смерть. Но за­чем же при этом «стулья ломать?» Нет, современный философ во имя своей абстрактной теории не будет от­рицать существование собственной жены, весьма су­щественно ограничивающей его автономную волю, или кончать жизнь самоубийством. Дураки перевелись. Он знает: одно дело — на работе, а другое — дома. И как бы он ни восхищался своим идеалом — античностью, про себя он считает Демокрита по крайней мере … су­масшедшим» [32, 1314].

К сказанному можно добавить только одно: даже эта вывернутая наизнанку непосредственность челове­ка не есть предел ее расщепления в деятельности со­временного буржуазного индивида. Ибо, скажем сло­вами Ю. М. Бородая, если вчерашний «европеец», оста­ваясь ни святым, ни злодеем на самом деле, тем не менее еще как-то стремился получить «работу»-роль и в этом стремлении еще сохранял какую-то непосредст­венность, то сегодняшний «европеец» уже норовит из­бавиться и от самого этого стремления, от непосредст­венности и собственных желаний. Он готов следовать лю­бым чужим желаниям, только не своим. «Это,— пишет М. Лифшиц,— целиком «манипулированное существо», как принято говорить в современной западной социоло­гии. У него нет главного — самого себя» [31, 448].

Вспомним, когда-то Салтычиха выказывала свою на­туру тем, что самолично наказывала крепостных, так сказать, желания выражала действием. Пеночкин же обнаруживал ее тем, что, как говорил В. И. Ленин, на­казывал уже более «интеллигентно», через распоряди­теля. А вот современный Пеночкин — это уже, очевидно, сам распорядитель, который постиг все средства воз­действия на непокорных, но ни одно из них не исполь­зует самолично и даже не считает нужным давать ка­кие-то распоряжения. Он-то знает, что его функцию — распорядителя и исполнителя одновременно — выпол­нит любой «актер», получивший свою «ставку» и добро-

совестно исполняющий свою «работу»-роль. Ему доста­точно лишь существовать. Хотя именно это его сущест­вование и есть наивысшее наказание для человеческого рода.

Сила, отнимающая у человека непосредственность его человеческого облика, есть отнюдь не природная, а соци­альная сила. За ней скрыты те реальные частнособст­веннические отношения людей, в которых сам человек функционирует как средство, т. е. как что-то заведомо по­средственное, в то время как сама эта собственность полагается конечной самоцелью.

Но это уродливая, замкнутая в себе самоцель, ибо за ней скрыт такой же уродливый принцип жизнедея­тельности: производство ради производства, получение прибыли ради самой прибыли. В конечном счете сила, выворачивающая всю непосредственность человека на­изнанку, есть сила капитала. Как своеобразный сгусток вещных отношений между людьми, капитал выступает конечной и абсолютной формой обезличивания всех от­ношений человека, и в этом смысле является и их абсо­лютным «посредником». Разрывая живую целостность таких отношений — и именно потому, что в каждом из них незримо выражена самоцель вещного обогащения ра­ди самого обогащения,— капитал превращает их в спло­шной антагонизм самочувствия человека: в антагонизм их как свободных и принудительных состояний жизни, как актов выражения самодеятельности и актов прояв­ления пассивности и безучастности к общественному бы­тию. В итоге вся непосредственность жизни человека пре­вращается в сплошной калейдоскоп его непостоянства чувств, неконтролируемой смены его оценок и отноше­ний к миру (поистине — в феноменальное!).

Меняя местами действительный смысл целей и средств жизни, капитал, словно капризный демон, при­нуждает человека радоваться тогда, когда должно быть грустно, а грустить тогда, когда должно быть ра­достно. Эта принужденность человека быть не тем, кем он должен быть по своей общественной сущности, и порождает то «манипулированное существо», непосред­ственность чувств которого так же поставлена на голо­ву как и смысл его жизни в целом.

Явление непосредственного не может быть раскры­то во всей полноте лишь с точки зрения «онтологичес-

—8-1197

кой». Такое раскрытие предполагает и социальный ана­лиз ценностного характера тех средств и целей дея­тельности человека, которые свойственны процессу че­ловеческого утверждения.

Если и возможна какая-то загадка законов проявле­ния чувств человека, то только в том смысле, в каком еще реально возможна (но по-человечески не оправда­на) такая деятельность людей, которая отличается от су­щества человеческой самодеятельности как таковой. То­лько в такой самодеятельности снимается или практичес­ким образом разрешается вопрос о свободном и при­нужденном в состоянии человека, об его утверждении или отчуждении. И только в таком разрешении, в необ­ходимости его осознанного осуществления положен смысл законов непосредственности состояния человека как, одновременно, законов обнаружения всего чувствен­ного в окружающей действительности. О подлинной объ­ективности (а не просто вымышленности) этих законов можно говорить в такой же мере, в какой можно гово­рить о непроизвольности общественной самодеятельности людей, мучительно пробивавшей себе дорогу через всю историю развития человека.

Непосредственное — чувственно без средств, пусть на такое средство претендует даже наше мышление или сознание. Другими словами, явление, которое дается нам непосредственно, не нуждается ни в каком другом опосредовании, чтобы можно было относиться к нему чувственно, оценочно, с переживанием. Скажем иначе: оно не нуждается в дополнении еще какой-то ценностью (ценностью мысли, сознания, капитала и т. д.), чтобы факт этой чувственности, переживания имел место. И не нуждается именно потому, что, коль оно уже дается как не-посредственное или как что-то отрицающее свою посредственность (в лучшую или худшую сторону), то этим уже заслуживает не столько теоретического бес­пристрастного отношения, сколько живого небезразличия человека, его утверждения или отрицания, короче — чувствования.

Отсюда можно говорить и об определенной законо­мерности. Все непосредственное, как закон, дается чув­ственным образом. И наоборот, все чувственное как та­ковое всегда представлено непосредственно. По сути, это один и тот же закон, который лишь в чисто гносео-

логической плоскости может быть истолкован двояко. С одной стороны (субъективной), способ, каким вызы­вается к жизни всякое чувственное состояние человека (будет ли оно утилитарным или нравственным, полити­ческим или эстетическим), является одновременно и спо­собом обнаружения и постижения определенной значи­мости, ценности, иными словами, непосредственности предмета деятельности. Это означает, что проявление чувственного отношения человека невозможно без на­личия такого предмета, который не выступал бы в зна­чении определенной цели деятельности и ее осуществле­ния; чувственный процесс возможен лишь при наличии феномена непосредственного, независимо от того, будет ли такой феномен реальным или идеальным.

С другой стороны (объективной), способ, каким об­наруживается для человека все ценностное, значимое, одним словом — все чувственное как таковое (будет ли это утилитарная или эстетическая вещь, моральное или политическое явление), есть уже и способ становления непосредственности состояния человека — действитель­ность его самочувствия.

Указанная наиболее общая закономерность не дает ответа на вопрос, какая степень непосредственности или значимости предмета может порождать эстетическое или моральное чувство, как и не указывает на то, с ка­кой мерой небезразличности должно проявиться само это чувство, чтобы можно было засвидетельствовать объективное проявление утилитарной или эстетической вещи.

В данной закономерности фиксируется достаточно простое положение, без осознания которого, однако, нельзя понять и какие-то более специфические законо­мерности чувственных процессов. Чтобы быть чувствен­ным (не просто мыслимым или сознаваемым) предме­том, последний должен обнаружиться если не в полной мере соответствующим человеческой цели деятельности, то хотя бы непосредственным в такой деятельности. Быть … не-посредственным — своего рода минимум зна­чимости предмета, благодаря которой он объективно (а не только по нашей воле) может перейти из разряда безразличных в разряд чувственных.

Повторяем, объективно. Ибо если предмет не явля­ется таковым, то самой реализацией цели, в конечном

счете практикой осуществления и всевозможных других целей человека, такой предмет отрицается как средство, следовательно, как непосредственный предмет, а пото­му и как предмет чувственный. И напротив, сам переход его в эту непосредственность означает не что иное, как подтверждение смысла целенаправленности действий человека, как практику обнаружения и всевозможных других чувственных явлений.

Что же касается степени непосредственности или значимости предмета в таком переходе (чтобы можно было назвать его эстетическим или утилитарным), то её можно определять двояко: субъективно — через не­безразличность цели человека, которая реализуется в той или иной ситуации; объективно — через небезраз­личность средств деятельности, отвечающих такой цели.

Однако нас интересует чувственный процесс, где, как известно, цели и средства уже находятся в определенном единстве, а потому и предполагают осознание их не в делении на нечто субъективное или объективное, гносео­логическое или онтологическое, а в целостности этого их единства, как оно предстает в практическом выражении. С этой точки зрения указанную закономерность можно сформулировать и по-другому: характер чувственного процесса определяется степенью непосредственности цели человека, которая с неизбежностью осуществляет­ся, другими словами, практическая реализация которой, «как закон определяет способ и характер его действий и которой он должен подчинять свою волю» [1, т. 23, 189].

По существу, здесь изложено известное марксистское положение, согласно которому действительный облик человека, следовательно, действительность его чувствен­ных отношений, определяется не тем, что человек мыс­лит о себе или что мыслят о нем другие, а тем реаль­ным жизненным процессом его целенаправленной дея­тельности, который связан с его способом производства и непосредственно общественным бытием.

Именно непосредственность такого бытия, а не опо­средствующие его формы сознания, идеальные мотивы, задачи и т. д. является конечным определителем харак­тера всех чувственных состояний человека. Ибо на по­верку всегда окажется, что сами эти идеальные мотивы и задачи возникают тогда, когда, как говорил К. Маркс,

материальные условия их возникновения и решения уже существуют или, по крайней мере, находятся в процессе становления [1, т. 13, 7]. Это означает, что в самой практике осуществления таких задач человек «вынуж­ден» иметь дело только с действительными целями и мотивами, т. е. способными к их самореализации. Цели же, заведомо лишенные такой способности, неосущест­вимые, мнимые, не в состоянии определять действитель­ность чувственного отношения человека. Иначе говоря, человек сам незаинтересован в таких целях и рано или поздно избавляется от них.

При любых обстоятельствах — и в этом, на наш взгляд, состоит последовательный материализм — опре­деление чувственного состояния человека должно быть выведено из непосредственности тех наличных форм социального бытия, в которых человек живет. Ибо, по-видимому, и здесь будет справедливой мысль о том, что не сознание как таковое определяет это чувственное со­стояние человека, а реальное бытие, сохраняющее зна­чение непосредственности.

С этой точки зрения вполне объясним конкретный ме­ханизм того, почему сознание людей всегда своеобразно отстаёт от их бытия, т. е. «запаздывает» выступать со своим особым интересом к миру, чтобы, оформившись в обособленную ценность, брать на себя нагрузку всего значимого и непосредственного для человека. Ведь до тех пор, пока смысл жизни и бытия людей органически вплетается в их материальную деятельность и произ­водство, пока целью этого производства выступает сам человек, такой смысл не может застыть ценностью функционирования одного сознания, т. е. ограничить свое проявление лишь такой теоретической формой деятельности людей, в которой он сознавался бы, мыс­лился бы, но не проявлялся в практических формах жизни, следовательно, не воспринимался бы людьми всесторонне чувственно. Ибо если и правильно, что для человека чаще всего непосредственным предметом вы­ступает его собственное мышление, сознание, то в еще большей степени правильно то, что таким предметом для человека является он сам в целостности всех своих материальных и духовных сторон. А если практически это не всегда подтверждается и единственно сознание превращается для человека во что-то по-конечному зна-

чимое и самоцельное, то это говорит лишь о том, что такую целостность человек уже потерял до того, как его сознание взяло на себя нагрузку этой значимости и не­посредственности.

Впрочем, это положение должно быть понято в стро­го социальном, историческом смысле слов. Ибо речь идет не о том, чему отдать предпочтение — непосредст­венности сознания или непосредственности бытия чело­века. Такая дилемма объективно вытекает из реаль­ного исторического факта расщепления целостности со­стояния человека. Однако не следует забывать и то, что, даже теряя такую целостность, человек не перестает «быть», функционировать единым организмом, следова­тельно, удовлетворять этот организм даже тогда, когда его собственное сознание «мнит себя» чем-то сверхосо­бым и сверхзначимым. Если, например, средневековый монах умерщвляет свою плоть во имя «духа», то не сле­дует забывать, что здесь и «духа» ровно настолько, чтобы его ценность могла выделиться через такого рода действия. Там, где духовность человека действительно непосредственна, она не может не отражать единство ценностного содержания бытия и сознания в целом, т. е. не может не полагать необходимость как удовлетворе­ния «себя», так и всего остального в человеке.

Следовательно, правильнее вести речь не об абсолют­ности противопоставления ценности сознания и ценности бытия (такая абсолютность так же невозможна, как не­возможно функционирование сознания в умерщвленном теле), а о некотором время от времени нарушающемся единстве бытия и сознания человека в его же бытии.

При более глубоком рассмотрении это нарушение связано с известным исторически повторяющимся заост­рением противоречий между производительными силами и производственными отношениями людей. Мы чаще констатируем такое заострение лишь в плане экономи­ческом, без доведения его до осознания выражения и в непосредственности состояния человека на том или ином этапе общественного развития. А ведь интересно, что характером соответствия производительных сил и про­изводственных отношений и — главное — определен­ной исторической повторяемостью этого процесса обус­ловливается и некоторая повторяемость (закономер­ность) возникновения весьма своеобразных, но по-типич-

ному сходных форм выявления непосредственности состояния человека. Там, где ходом истории производи­тельные силы и производственные отношения людей приводились в более-менее относительное единство (а это, выражаясь языком политэкономии, и были соци­альные революции, или своеобразные праздники угне­тенных), там на арену истории выходил человек, отли­чающийся поистине удивительной целостностью и не­посредственностью.

Объясняется это тем, что с этого времени создается определенный простор для развития новых форм об­щения, складываются более-менее благоприятные усло­вия для активности масс, а вместе с тем — и почва для реального воплощения тех замыслов, планов, идеаль­ных задач, которые до этого вызревали в сознании лю­дей, концентрируя в себе заряд всего необходимого и непосредственного для них. Теперь, врываясь в саму практику жизни, это непосредственное становится до­стоянием не только сознания, но и всей предметной деятельности людей; оно буквально лепит их реальные состояния и характер мировосприятия. Здесь, как гово­рят, «само время» порождает людей величественных и бескромпромиссных, отличающихся единством слова и дела, мыслей и поступков, высоких принципов понима­ния жизни и естественности их осуществления.

Однако такими эти люди остаются до тех пор, пока производительные силы вновь не приобретут свои оковы (К. Маркс), а человек не станет «тенью» своего сознания, не вступит в жизнь уже своеобразным мане­кеном. Ибо с этого времени может вновь создаться видимость, что не бытие определяет сознание и чувст­венный облик, а, напротив, сознание определяет это бытие и этот облик; что не единство цели жизни и мера ее практической осуществимости определяет степень непосредственности всех отношений человека, а лишь побудительный мотив к самознанию такой цели и та­кой ее осуществимости.

Вот почему К. Маркс, отлично понимая механизм возникновения этой видимости, настоятельно требовал различать становление форм бытия людей и становле­ние форм сознания, в которых люди постигают измене­ние непосредственности такого бытия, следовательно, вновь воспроизводят или как бы «удерживают» в созна-

нии все необходимое и значимое для них, но только в мнимой, опосредованной, идеальной форме, точнее го­воря, в разнообразии тех форм сознания, которые мы называем религией, искусством, моралью и т. д.

И это естественно. Ибо в таком «удерживании» всего непосредственного в сознании (в его формах) — в этом своеобразно прощальном взгляде на уже обре­ченную историей былую непосредственность жизни — само сознание не в силах воспроизвести эту жизнь в богатстве тех ее красочных проявлений, в которых она когда-то протекала. Оно — лишь отблеск такой жизни, ее холодное и бескровное «повторение» *. И подобно тому, как действительным свидетелем непосредствен­ности ушедшей жизни были не столько намерения и по­желания людей, сколько их реальная деятельность, так и теперь таким свидетелем всего непосредственного для них остается не сознание, а осуществление необхо­димого, по крайней мере, в виде той случайности или эпизодичности проявления должной жизни, которая уже зреет и в виде своеобразного образца ее пережи­вания — в виде идеала.

Следуя мысли К. Маркса, именно с этого времени сознание может «возомнить себе», что оно — нечто иное, чем осознанное бытие, т. е. может окончательно эмансипироваться от мира и перейти к обра­зованию «чистой» теории, теологии, морали, искусства и т. д. Обра­зуясь в нечто самостоятельное и по-ценностному обособленное, последние начинают выступать от имени идеала жизни как всей ее подлинной непосредственности. Так, богослов ищет этот идеал в ре­лигии и только в богослужении чувствует себя непосредственным; художник полагает его в искусстве и не представляет себя целост­ной личностью вне художественной деятельности и т. д. В итоге не непосредственность реальной жизни в богатстве ее необходимых про­явлений, а непосредственность лишь идеала жизни (религиозного, морального, художественного) и эпизодичность его осуществления становятся критериями измерения небезразличности человека ко все­му окружающему. Фактически то, что должно быть непосредствен­ным, здесь превращается во что-то опосредованное, и наоборот.

Однако отделение сознания от бытия, образование самостоятельных ценностных значений религии, морали, искусства и т. д. есть не следствие деятельности одного

* Так, вся немецкая классическая философия была, по сути, тео­ретическим отблеском величия французской буржуазной революции, ее «повторением» в сознании.

сознания и воображения, а результат реального отде­ления непосредственности жизни человека от практики ее материального производственного выражения. Мо­жет быть, отсюда станет более понятной та еще не на­шедшая должного признания мысль, что функциониро­вание той или иной формы сознания в качестве обо­собленной ценности, отличной от ценности бытия, нель­зя представлять чем-то извечно данным и неизменным.

Такое обособление обусловливается историческим фактом: отсутствием подлинного единства между про­изводительными силами и производственными отноше­ниями человека, т. е. такого единства, которое исклю­чало бы какой бы то ни было антагонизм между созна­нием и бытием, оценкой и ценностью жизни, моментом жизни и всей жизнью человека. И если мораль, рели­гия, искусство и т. д. еще противостоят действительнос­ти в качестве сфер свободно выраженных отношений человека, в качестве способов идеального утверждения людей, то не следует забывать о том, что сами эти от­ношения и такого рода утверждение еще нуждаются в определенном историческом обогащении, или, выража­ясь строгим философским языком, в диалектическом снятии их односторонности и ограниченности. Ибо хотя собственно духовное (художественное, религиозное и т. д.) утверждение человека и не означает абсолют­ной утраты целостности и непосредственности этим че­ловеком его общественной сущности, оно ни в коем случае не означает и полного «возвращения» человеку такой сущности. Последнее возможно при условии практического упразднения всех форм частной собст­венности как одновременно устранения всех форм от­чужденной производственной деятельности людей. Только с окончательной эмансипацией человеческого производства возможно, говорил К. Маркс, «подлинное присвоение человеческой сущности человеком и для че­ловека» [1, т. 42, 116], а вместе с тем и «возвращение» его из религии, права, искусства и т. д. к своему чело­веческому, т. е. общественному, бытию [1, т. 42, 117].

Поэтому если и правильна мысль о том, что харак­тер чувственного состояния человека определяется сте­пенью непосредственности его цели, мотива, запроса, которые осуществляются, то с непременным пониманием того, что само это осуществление надо рассматривать

не только в формах самого сознания (художественного, религиозного или научного), но и во всем богатстве практического выражения жизни человека.

ЭСТЕТИЧЕСКОЕ КАК СТЕПЕНЬ

НЕПОСРЕДСТВЕННОСТИ ЧУВСТВЕННОГО. ФОРМА ЭСТЕТИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ

Исходя из изложенного, можно было бы конкретизи­ровать понятие степени непосредственности состояния человека применительно к разнообразию осуществляе­мых им целей и потребностей, а отсюда — и разнообра­зию чувственного проявления предметного мира. В аб­страктном изложении указанную выше закономерность можно сформулировать просто: чем большей заинтере­сованностью характеризуется цель, тем большей сте­пенью небезразличности дается ее средство.

Однако если такое положение достаточно легко под­твердить реализацией каких угодно эмпирических це­лей, то дело заметно осложняется тогда, когда мы приступаем к анализу такой потребности, которая мог­ла бы выступить наиболее заинтересованной, но кото­рая не содержит отчетливо выраженного полагания своего предмета в качестве средства, а себя — в каче­стве цели как таковой. Другими словами, речь идет о сложности теоретического представления незаинтере­сованности эстетической деятельности, в которой пред­мет действительно положен как нечто объективно це­лесообразное, но, как говорил И. Кант, без представле­ния цели деятельности с ним со стороны самого че­ловека.

Обычно преодоление этих трудностей начинают приблизительно с такого размышления. Можно ли эмпирически установить, какую цель осуществляет че­ловек, скажем, восхищаясь красотой лунной ночи, ве­личием поступка другого человека и т. д.? Или тот же вопрос, но в обратной постановке: средством осу­ществления какой цели может явиться для человека красота лунной ночи, величие поступка другого чело­века и т. п.? Совершенно естественно, что задаваться такими вопросами, как «ради чего?», «по поводу чего?», «с какой целью?» и т. д., излишне, ибо ни то, ни другое

явление в действительности не выступает собственно средством (как будто такое средство еще находится вне самой цели, а цель остается лишь чем-то субъектив­ным и нуждающимся в удовлетворении). А если это так, то отсюда — первый шаг к тому, чтобы усомнить­ся в самом тезисе о целенаправленности эстетического процесса.

Все дело в том, что данные явления уже действи­тельно выступают в значении не средства, а человече­ской самоцели деятельности, где средство, строго гово­ря, отрицается, переходит в цель состояния, утвержде­ния человека как его самовосхищения. При этом последнее настолько не-посредственно, что было бы прос­то неразумно превращать его в средство обнаружения еще какого-то состояния, более ценностного и необхо­димого человеку. Если такое состояние и возможно, то оно уже дается ему в данных обстоятельствах, и это подтверждается не столько пожеланиями человека, сколько непосредственностью его живого акта восхи­щения. И неважно, что такой акт выступает здесь в виде переходящего или, вновь-таки, эпизодического момента жизни. Этот момент не менее значителен, чем значительна вся жизнь человека, положенная в его стремлениях и идеале.

Вместе с тем следует иметь в виду и другое. Дан­ные явления нельзя назвать средством только в самом этом переходе его в цель, т. е. лишь с точки зрения фактического самодвижения человеческого акта пере­живания и утверждения, а не с точки зрения выработки потребности в таких явлениях вообще и полагания их как необходимых человеку. В равной мере и само вос­приятие таких явлений нельзя назвать целью (стремле­нием) лишь в моменте утверждения человека или с точки зрения осуществления полагаемого, а не с точки зрения функционирования такого восприятия как исто­рически необходимого и целенаправленного вообще. В конечном счете тот или иной акт чувственного ут­верждения может быть вполне случайным, непредви­денным для человека. Но не случайной остается сама потребность в таком утверждении, а отсюда — и необ­ходимость обнаружения соответствующего ей предмета.

Во всем этом надлежит достаточно четко разобраться. Ибо имен­но этот диалектический переход средства в цель, точнее — лишь фор­мальная сторона их тождества в эстетическом процессе, чаще всего и бросается в глаза. Не отрываясь от эмпирического факта выраже­ния эстетической оценки (где указанный переход уже обнажается в свершенном виде), мы подчас не улавливаем и сам механизм того, за счет чего эстетическое явление теряет функцию средства деятель­ности. Не случайно поэтому такое явление начинает представляться предметом произвольно выраженного интереса человека, а оценка его — практически бесцельной, «самоцельной», что означает якобы — «незаинтересованной». При этом эстетичность состояния человека объясняется исключительно через толкование воздействия на чело­века каких-то особых свойств предмета, без выражения какой бы то ни было активности со стороны самого человека.

Так обнаруживается худшее понимание кантовского положения о незаинтересованности эстетической деятельности, а вопрос о само­цельности такой деятельности превращается в вопрос о бесцельности ее вообще. Мы говорим — худшее, ибо И. Кант, однако, признавал за такой деятельностью и выражение цели, по крайней мере, в виде необходимости существования у человека способности к выражению суждения вкуса. «… Суждение вкуса,— писал он,— в котором нечто признается прекрасным, не должно иметь определяющим основанием какой-либо интерес. Но отсюда не следует, что, после того как оно уже дано как чистое эстетическое суждение, с ним нельзя связывать какой-нибудь интерес» [25, т. 5, 310].

Уяснение эстетической деятельности и ее незаинте­ресованности, хотя и не сводится к пониманию удов­летворения каких-то частных потребностей человека или их простой суммы, не лежит, однако, на пути абст­рагирования от таких потребностей. Вообще допущение такого абстрагирования может свидетельствовать лишь о том, что нам неизвестны какие-то другие цели и за­просы человека, кроме тех, которые находим ограни­ченными и заведомо подвергаем отрицанию. Так что идея незаинтересованности эстетического процесса, как она чаще улавливается в чисто формальной постановке, является скорее следствием вычитания всех потребнос­тей человека из этой предварительно составленной их простой суммы, чем результатом осознания их подлин­ного единства и реализации в таком единстве.

Поэтому не случайно, что весьма часто мы готовы представлять, будто эстетическая потребность человека может существовать как нечто рядом положенное с другими потребностями — нравственными, политически­ми и т. д. Если после этого и не приходится договари­ваться до понимания эстетической деятельности как абсолютно бесцельной, то только в силу нашей непо-

следовательности: здесь вычитание этих потребностей не осуществляется до конца. Но, даже оставляя за эстетической деятельностью выражение какого-то на­правленного интереса, мы при таких условиях вряд ли схватим специфичность ее содержания. Ибо там, где придется вести речь об особенностях интереса челове­ка в такой деятельности, мы должны будем противо­поставлять его интересу утилитарному или нравствен­ному (наподобие тому, что, дескать, эстетическое пере­живание не преследует никакой практической выгоды, пользы и т. п.). И наоборот, там, где необходимость осознания активности человека в этом переживании бу­дет толкать нас все же на признание в последнем ка­кого-то специфического интереса, мы этот интерес по-другому и не сможем представить, как только извле­ченным из простой совокупности других интересов чело­века, т. е. из все тех же нравственных, утилитарных и т. д. Интерес же собственно эстетический опять окажется вне поля зрения и будет мыслиться выраже­нием если не случайной активности человека, то такой заинтересованности, которая диктуется чисто внешними причинами, «само-по-себе-сообразностью» существова­ния эстетического предмета.

Допустим, однако, что эстетическое восприятие — бесцельно (как его можно представить уже «очищен­ным» от всевозможных практических интересов чело­века), что, следовательно, эстетичность его диктуется исключительно этой внешней «сообразностью» суще­ствования самого по себе эстетического предмета, без выражения «образа», цели деятельности с ним со сто­роны самого человека. Тогда чем будет отличаться та­кое восприятие от восприятия животного и — главное — почему на последнее не действует эта внешняя сила особой «сообразности» существования эстетического предмета? Видимо, какой-то ответ здесь возможен лишь при условии апеллирования к абстрактному поло­жению: дескать, человек так устроен, т. е. обладает способностью увидеть или разглядеть в предмете то, что не в состоянии сделать животное. Другими слова­ми, отныне если не вся природа, то, по крайней мере, вся целенаправленность эстетического восприятия бу­дет выводиться задним числом, из факта активности отражения, смысл которого, в свою очередь, будет

прятаться за понятие способности человека к особому восприятию мира.

Нетрудно заметить, что непоследовательность взгля­да на целенаправленность человеческой деятельности может толкать нас или на позиции биологизма, с высоты которых мы будем противопоставлять свои взгляды кантовскому пониманию эстетической деятельности, или на позиции того же И. Канта, которые будут застав­лять нас обращаться чуть ли не к врожденной (апри­орной) способности человека к выражению «су­ждения вкуса». Так вместо того, чтобы, как требовал В. И. Ленин, «исправлять Канта», мы будем лишь до­полнять кантовские ошибки худшими положениями антропологизма.

Однако формальным противопоставлением потреб­ностей человека нельзя решить существо задачи. Дело не в том, чтобы не признавать за эстетической деятель­ностью выражение цели, а в том, чтобы понять, какого рода эта цель, какова мера интереса, степень непосред­ственности должна быть положена в ней, чтобы она могла реализоваться чем-то принципиально незаинте­ресованным. Речь, следовательно, идет о вычленении такого своеобразно конечного интереса человека. утверждение которого было бы тождественно обнару­жению наиболее небезразличного состояния человека — другими словами, такого момента жизни, который ни при каких обстоятельствах нельзя было бы превратить в средство утверждения еще какого-то состояния, более важного и значимого для человека.

Деятельность человека характеризуется множест­вом осуществляемых целей и потребностей. Но не вся­кую его деятельность можно назвать само-цельной. Та­кая цельность определяется совокупностью обществен­ных отношений, единством способа их проявления в любом из актов деятельности человека. Ни одно из этих отношений, взятых обособленно от других, не мо­жет быть вычленено в качестве наиболее значимой ценности; в своем же единстве такие отношения состав­ляют выражение жизни человека, целостность ее обще­ственной сущности.

Вся история эстетики сходилась, по крайней мере, на той мысли, что степень непосредственности, положен­ная в эстетическом состоянии, характеризуется своеоб-

разным «максимумом» выраженного интереса человека, что более заинтересованного состояния человека нет и история его не знает.

Гегелю и Чернышевскому удалось впервые обратить внимание на смысл такой заинтересованности и пред­ставить ее как ценность движения «самой жизни». То, к чему человек не может не быть в высшей степени не­безразличным и что составляет своеобразный предел его возможно выраженного интереса, есть такое движе­ние жизни, в котором осуществляется идеал, цель, смысл бытия человека. Это — единственная потреб­ность, необходимость осуществления которой диктуется не просто желаниями, намерениями, рассудком челове­ка, но и всем существом его реального бытия. Поэтому вопрос о реализации или нереализации такой потреб­ности ставится не из прихоти, а как реальное решение дилеммы бытия или небытия человека собственно чело­веческой личностью.

Но возможна ли эта потребность в «жизни вооб­ще»? Может, позитивизм как раз тем и прав, что на­ходит ее чистой абстракцией? Дескать, человек имеет дело только с конкретными потребностями, которые и реализует на протяжении всей жизни. Что же касается потребности в жизни вообще, ее необходимости, идеа­ла и т. д., то это — просто предмет веры, другими сло­вами, сфера компетенции религии. «Человек есть жаж­дущее существо,— пишет Герберт Хикс,— он всегда хочет, и хочет более. Как только одни его потребности удовлетворены, на их место возникают другие. Этот процесс бесконечен. Он продолжается от рождения до смерти. Частные потребности могут быть удовлетворе­ны; потребность же в принципе — нет» [42, 234–235].

Дело, однако, не в бесконечной цепочке потребнос­тей. Здесь уместно еще раз вернуться к мысли К. Марк­са: «Вообще бессмысленно предполагать… что можно удовлетворить одну какую-нибудь страсть, оторванную от всех остальных, что можно удовлетворить ее… не удовлетворив вместе с тем себя, целостного живого индивида» [1, т. 3, 252]. И в удовлетворении частной потребности содержится выражение удовлетворения «потребности в принципе», и в утверждении момента жизни, утверждается жизнь человека в целом. Г. Хиксу же потребовалось выстраивать бесконечный ряд потреб-

ностей только для того, чтобы, распылив всеобщую потребность в жизни на массу замкнутых в себе потреб­ностей, представить ее как нечто пустое и бессодержа­тельное.

Любой акт деятельности человека обнаруживает ха­рактер отношения последнего и к конкретному предме­ту деятельности, и к всеобщей необходимости жизни. Другими словами, в любом состоянии человека может быть обнаружено выраженное в нем небезразличие к человеческой цели жизни, и в этом выражении будет положен смысл эстетичности такого состояния. С этой точки зрения нет надобности заниматься поиском чис­того эстетического чувства или чистого эстетического отношения. Ни Чернышевский, ни Гегель не задавались целью разыскивать, какая конкретно сторона жизни или конкретная потребность человека, вырванная из цепи других потребностей, является наиболее заинтере­сованной, по факту удовлетворения которой можно бы­ло бы установить, с одной стороны, смысл чистой эстети­ческой деятельности, с другой — смысл чистых «эстети­ческих свойств», обнаруживаемых в такой деятельнос­ти. Н. Г. Чернышевский выделил эстетическое как нечто «самое общее из того, что может нравиться че­ловеку» и что необходимо ему,— жизнь. В отношении представлений человека о прекрасном это должна быть «ближайшим образом такая жизнь, какую хотелось бы ему вести, какую любит он; потом и всякая жизнь, по­тому что все-таки лучше жить, чем не жить» [40, 10].

По Н. Г. Чернышевскому, таким образом, и всякая жизнь достойна эстетического интереса, если она ближайшим образом, т. е. наиболее непосредственно, отрицает смерть, гибель, увядание человека. Что же касается собственно эстетичности как таковой, то, по Н. Г. Чернышевскому, это не просто какое-то чистое свойство предмета жизни и даже не какой-то исключи­тельный акт этой жизни, обособленный от всех осталь­ных, а собственно движение такой жизни как отрица­ние смерти, будь она физического, нравственного или иного порядка. Другими словами, для крайнего случая и всякая жизнь достойна эстетического интереса, но до­стойна только в той мере, в какой она хоть в малой степени есть необходимость, т. е. является отрицанием смерти как безразличного вообще.

Нельзя отказать Чернышевскому в правильности понимания этого эстетического момента, несмотря на то, что этот момент был схвачен в самой общей форме, без достаточного объяснения антипода эстетического, представленного понятиями «смерть», «гибель», «увя­дание» и т. п. Хотя и здесь Н. Г. Чернышевский стре­мился подойти к таким понятиям не с узко антрополо­гической, а с социальной точки зрения, о чем свиде­тельствуют его же примеры о различных «понятиях жизни» крестьянина и аристократа.

Ошибка автора «Эстетических отношений…» состоя­ла не в том, что он попытался вычленить эстетическое как нечто всеобщее из того, что может нравиться чело­веку (в этом «нравиться» положен не такой уж субъек­тивный критерий, как об этом думают многие исследо­ватели; в нем — и своеобразная мера определения все­го ценностного и небезразличного человеку), а в том, что это «общеинтересное» — жизнь, «которую хотелось бы вести человеку»,— он взял в чисто теоретической, мысленной, представляемой форме, а не в форме непо­средственно практической реализации «заинтересо­ванного».

В самом деле, существо вопроса не в том, что у че­ловека может существовать идеал, «понятия о наилуч­шей жизни», с другой стороны, и не в том, что где-то могут быть в наличии средства утверждения такого идеала, т. е. особый предмет, «напоминающий» нам о жизни. Любая потребность человека, если она не ут­верждается непосредственным образом, еще не есть действительная потребность. Поэтому и предмет, кото­рый лишь «напоминает» о необходимом, есть еще, в сущности, не столько предмет живого чувства, сколько самовыражение рассудка (хотя и не бесчувственного). То же, что определяет действительность чувственного состояния как такового (непосредственно осуществле­ние идеала жизни в ее исторической необходимости), зависит не только от пожелания или «наших понятий» о жизни, но и от самой истории, от соответствующего характера развития производительных сил и производ­ственных отношений людей.

Н. Г. Чернышевский же, подобно Л. Фейербаху, не понимал этой стороны дела. Поэтому там, где ему при­ходилось вести речь о жизни как о чем-то действитель-

12-8-1197

но необходимом (с точки зрения его как революционно­го демократа), он полагал ее лишь в форме «наших понятий», в форме долженствующего идеала, а тем са­мым и эстетическое мыслил сугубо созерцательно и субъективно. Там же, где ему приходилось вести речь= о самом идеале, т. е. о жизни, которую уже «хотелось бы вести», он вынужден был, как и Л. Фейербах, огра­ничиваться критикой современной ему, далеко не наи­лучшей, жизни крестьянина и аристократа и, таким образом, опять останавливаться на нежеланной жизни, т. е. жизни, ценность которой могла обнаружить себя разве что в отношении смерти, уродства, увядания че­ловека вообще.

И тем не менее именно теория Н. Г. Чернышевского дает выход пониманию ряда очень важных и, прямо скажем, не всегда правильно толкуемых нами поло­жений.

Во-первых. Если мы признаем необходимость в жиз­ни вообще как своеобразную потребность человека, к тому же наиболее заинтересованную; если она касается не просто конечного пункта, итога нашего бытия, но и любого момента такого бытия, то реализация такой потребности не может протекать в каких-то других формах, кроме формы самой жизни. Это означает, что эстетическое чувство или эстетическое состояние есть не столько произвольно выраженная оценка, суждение или мнение, сколько особое воспроизводство целостнос­ти состояния человека.

Можно сказать, что это — одна из примечательней­ших особенностей эстетического процесса. Чувство эс­тетического в полном смысле слова есть чувство жизни, хотя это выражение чаще употребляется в публицисти­ческом, чем в строго научном смысле. На наш взгляд, нельзя правильно понять смысл «незаинтересованности» эстетического процесса, рассматривая его в какой-то другой форме, отличной от формы непосредственного самодвижения жизни. Очевидно, такая «незаинтересо­ванность» есть лишь обратная (т. е. реализованная) сторона проявления того наивысшего и по-своему завер­шенного интереса человека, который возможен лишь в акте целостного утверждения человека. Ибо, с другой стороны, в таком утверждении всегда будет иметь место заинтересованность, а состояние человека будет оста-

ваться неудовлетворенным, если указанный наивысший интерес человека не будет обнаруживаться тотальным проявлением его жизни.

Однако даже эту тотальность нельзя превращать в конечную форму выражения эстетического процесса. Поскольку утверждать себя в одном моменте бытия невозможно без того, чтобы не утверждался и другой момент такого бытия, то отсюда невозможна и какая-то чистая форма эстетического состояния человека, от­личная от формы выражения нравственного, утилитар­ного или политического отношений человека. Эстетич­ность такого состояния — это лишь мера выраженного небезразличия человека к миру, а не обособленное от­ношение или оценка, положенные наряду с другими от­ношениями человека. «Правда,— замечал К. Маркс,— еда, питье, половой акт и т. д. тоже суть подлинно че­ловеческие функции. Но в абстракции, отрывающей их от круга прочей человеческой деятельности и превра­щающей их в последние и единственные конечные цели, они носят животный характер» [1, т. 42, 91].

Это, означает, что единство формы эстетического состояния положено в единстве цели человеческого бы­тия, где сама цель, хоть и обнаруживает себя как неч­то конкретное и осуществимое, всегда направлена на нечто бесконечное, т. е. нуждающееся в постоянном осуществлении. Поэтому-то и невозможно вычленить какой-то конечный и застывший интерес человека, по реализации которого можно было бы отделить эстети­ческое состояние от круга «прочей человеческой дея­тельности», оторвать его от самой целостности такой деятельности.

И второе положение. Нам представляется, что Н. Г. Чернышевский очень глубоко затронул суть вопроса об искусстве, когда попытался проанализиро­вать именно эстетические отношения искусства к дей­ствительности. В наиболее главном и существенном это не столько отношения отражения и отражаемого в чис­то гносеологическом смысле, сколько отношения мо­мента жизни (или переживания) и всей жизни челове­ка. Другими словами, искусство есть не только форма сознания, как это сознание можно рассматривать с сугу­бо познавательной точки зрения; с другой стороны — не

только внешний акт проявления мастерства или ремес­ла художника-специалиста.

В еще большей мере его следовало бы назвать фор­мой особого духовного воспроизводства человека, или, говоря словами Н. Г. Чернышевского, «отражением жизни в формах самой жизни». Думается, что это поло­жение Н. Г. Чернышевского несет более глубокий смысл, чем ему обычно придают искусствоведы и лите­ратуроведы. Искусство отражает жизнь, но не в том смысле, что переносит формы вещей, явлений, событий на холст с красками, на сцену и т. д., а в том, что пе­реживает эту жизнь, т. е. воспроизводит такой момент бытия человека, который определенным образом проти­востоит другим моментам такого бытия.

Может быть, парадоксально, но искусство тем и от­ражает действительность, что вступает с ней в своеоб­разный полемический конфликт, противостоит ей в ка­честве меры долженствующего, в качестве идеала. Акт человеческого переживания наинепосредственнейшим образом указывает на превращение этого долженствую­щего в свершившийся факт жизни — в собственно пе­реживание, которое, как в капле воды, преломляет, а тем самым и отражает все налично сложившиеся фор­мы человеческого бытия. Причем отражает как раз тем, что обнаруживает свою наивысшую небезразлич­ность, непосредственность и самоцельность момента воспроизводимой жизни, или же переживания.

На наш взгляд, следует обратить внимание на то, не обедняем ли мы сам смысл бытия искусства, когда пытаемся судить о нем лишь по внешней стороне выра­жения, по наличию функционирующих произведений искусства, к тому же рассматриваемых в виде чего-то застывшего, предметного.

Понятно, что действительность искусства как опреде­ленной формы отношения (видения, переживания) че­ловека заключается в том, насколько оно вообще реа­лизуется, т. е. осуществляется в предметных формах своего бытия, в виде своих произведений *. С этой точ-

* Даже понятие «произведение искусства» в строгом смысле слов указывает не столько на существительное, сколько на глагол, на живой процесс. «Производить» (творить, делать) искусство, оче­видно, означает ближайшим образом воспроизводить определенного рода отношение, видение мира, как переживание человека.

ки зрения, оно немыслимо без того, чтобы не предстать в оматериализованных формах деятельности специалис­та-художника (скульптура в музее, художественное полотно в картинной галерее и т. д.). Но единственно ли эта деятельность и эти материальные формы бытия искусства составляют смысл его всеобщего функциони­рования? Другими словами, является ли оно порожде­нием лишь творческой фантазии и воображения спе­циалиста-художника? Ответить на эти вопросы поло­жительно так же трудно, как трудно утверждать, что, скажем, религия (другая форма общественного созна­ния) является результатом деятельности одних попов и богословов. (Было бы слишком легко бороться с ней, если бы это было так.)

С другой стороны, если искусство есть форма имен­но общественного (всеобщего и необходимого) созна­ния (и именно — сознания), то, видимо, совершенно не­безосновательным будет выглядеть и следующее поло­жение. Мы говорим о том, что ограничивать эстетику рамками изучения одного искусства уже объективно неоправданно, ибо наряду с «художественной деятель­ностью» существует «эстетическая деятельность», на­ряду с произведениями искусства существуют «эстетиче­ские свойства природы и общественной жизни». В ка­ком смысле здесь толкуется понятие «художественная деятельность»? Если в том смысле, что это — деятель­ность исключительно специалиста-художника, то этим вряд ли мы схватываем всю полноту содержания ис­кусства. Тогда неоправданной выглядит ситуация, ког­да, сужая так границы функционирования искусства, мы «расчищаем поле» эстетической деятельности, точ­нее — обособляем и расширяем такую деятельность исключительно за счет ограничительного толкования существа искусства.

Определение числа вспомогательных рабочих.

Значительная доля рабочих вспомогательных цехов – это рабочие, осуществляющие капитальный и средний ремонт технологического оборудования. Расчет плановой численности ремонтных рабочих следует производить на основе планируемого объема ремонтных работ и действующих норм врем5ени на выполнение единицы ремонта. Так как капитальный и средний ремонты оборудования в текстильной промышленности обычно выполняют одни и те же бригады ремонтников, численность этой группы вспомогательных рабочих может быть рассчитана следующим образом. Сначала рассчитывают штатную численность ремонтников, занятых ремонтом оборудования разных видов. Чрi = (Мi / (Пк * Фi * Кзi)) * [ Тк + Тс * (а – 1)], где Чрi – численность i – х ремонтников; Мi – количество единиц заправленного оборудования, ремонт которого выполняют i – е рабочие; Пк – периодичность капитального ремонта, лет; Фi – годовой фонд времени рабочего, ч; Кзi – коэффициент загруженности i – х рабочих; Тк и Тс – нормативы времени на выполнение соответственно капитального и среднего ремонта, чел – час; (а – 1) – количество средних ремонтов за ремонтный цикл, учитывающее, что один случай среднего ремонта в течение цикла совпадает с капитальным ремонтом. Далее в зависимости от профессионального и количественного состава бригад ремонтников определяется количество ремонтных рабочих по профессиям. Для определения плановой численности станочников в механических цехах или мастерских текстильных предприятий прежде всего необходимо, чтобы эти цехи имели производственную программу своей деятельности в плановом периоде. Численность станочников и их квалификационный состав выявляют в зависимости от характера работ, подлежащих выполнению, их сложности и количества потребных для этого норма – часов. Численность вспомогательных рабочих некоторых профессий определяют по числу рабочих мест. Численность хозяйственных рабочих выявляют по числу рабочих мест. Здесь учитывается, что в отдельные месяцы года (например, в зимний период) численность этой категории рабочих будет несколько больше в связи с увеличением объема работ (очистка снега и т.д.). Численность младшего обслуживающего персонала устанавливается на основании объема работ по числу рабочих мест. Численность вахтерской и сторожевой охраны обусловливается числом постов на объектах охран и режимом охраны. Наконец, численность пожарной охраны определяется по утвержденному штатному расписанию для данной категории работников.

6.6. Планирование численности аппарата управления.Основой расчетов план-й числ-ти аппарата упр-я явл-ся рац-ая схема упр-я п/п, к-ая и опр-ет необх-й штат руков-го персонала и раб-ов каждого цеха, отдела. При сост-ии штатного расписания по отд-м подразд-м необх-мо стремиться к сокращ-ю управленч-го персонала путем упрощения стр-ры упр-я, механиз-ии и автоматиз-ии управл-го труда, совмещ-я должн-ей. План-ая числ-ть аппарата упр-я опр-ся исходя из типовых стр-р упр-я и нормативов, устан-ся по ф-ии упр-я. Если факт-ая числ-ть служ-х по отд-ым подразд-м ниже предусмотренных нормативами и при этом обесп-ся выполн-е возлож-х на данных раб-в обяз-ей с соблюд-м правил техники безоп-ти и технич-й эксплуатации, то их числ-ть устан-ся на ур-не факт-ой.