Радость и смех.



Радость и смех.��

Z%0D%0A

«Ко весéлиемъ не примѣшавáется печáль: послѣ́дняя же рáдости въ плáчь прихóдятъ.» [Притч.14:13]

«Смѣ́ху рекóхъ: погрѣшéнiе, и весéлiю: чтó сié твори́ши?» [Еккл.2:2]

«Блáго ходи́ти въ дóмъ плáча, нéжели ходи́ти въ дóмъ пи́ра, понéже сié конéцъ вся́кому человѣ́ку, и живы́й дáстъ блáго въ сéрдцы егó.

Блáга я́рость пáче смѣ́ха, я́ко во злóбѣ лицá ублажи́тся сéрдце.

Сéрдце мýдрыхъ въ домý плáча, а сéрдце безýмныхъ въ домý весéлiя.» [Еккл.7:3-5]

«Печáль бó, я́же по Бóзѣ, покая́нiе нераскáянно во спасéнiе содѣловаетъ, а [сегó] мiра печáль смéрть содѣ́ловаетъ.» [2Кор.7:10]

«постражди́те и слези́те и плáчитеся: смѣ́хъ вáшъ въ плáчь да обрати́тся, и рáдость въ сѣ́тованiе..» [Иак.4:9]

«Блажéни плáчущiи: я́ко тíи утѣ́шатся.» [Мф.5:4]

«я́коже глáсъ тéрнiя подъ котлóмъ, тáко смѣ́хъ безýмныхъ. И сié суетá.» [Еккл.7:6]

«Не ругáйся человѣ́ку сýщу въ гóрести души́ егó: éсть бо смиря́яй и вознося́й.» [Сир.7:11]

«Бýй во смѣ́хѣ вознóситъ глáсъ свóй, мýжъ же разýмный едвá ти́хо осклáбится.» [Сир.21:23]

«Пóвѣсть бýихъ мéрзость, и смѣ́хъ и́хъ во услаждéнiи грѣхá.» [Сир.27:13]

«и сквернослóвiе, и буеслóвiе, или́ кощýны, я́же неподóбная, но пáче благодарéнiе..»

«Никтóже вáсъ да льсти́тъ сýетными словесы́, си́хъ бо рáди грядéтъ гнѣ́въ Бóжiй на сы́ны непокори́выя.

Не бывáйте ýбо сопричáстницы си́мъ

[Еф.5:4,6-7]

«Глагóлю же вáмъ, я́ко вся́ко слóво прáздное, éже áще рекýтъ человѣ́цы, воздадя́тъ о нéмъ слóво въ дéнь сýдный..» [Мф.12:36]

«Вся́ко слóво гни́ло да не исхóдитъ изъ ýстъ вáшихъ, но тóчiю éже éсть благо къ создáнiю вѣ́ры, да дáстъ благодáть слы́шащымъ.» [Еф.4:29]

«понéже не послужи́лъ еси́ Гóсподеви Бóгу твоемý съ весéлiемъ и благи́мъ сéрдцемъ, мнóжества рáди всѣ́хъ [благи́хъ],

и послýжиши врагóмъ твои́мъ, я́же пóслетъ Госпóдь Бóгъ твóй на тя́ съ глáдомъ и жáждею, и наготóю и оскудѣ́нiемъ всѣ́хъ: и возложи́тъ ярéмъ желѣ́зенъ на вы́ю твою́, дóндеже сокруши́тъ тя́.» [Втор.28:47-48]

«Слáва и вели́чество предъ лицéмъ егó, крѣ́пость и похвалá въ мѣ́стѣ егó святѣ́мъ.» [1Пар.16:27]

«И речé и́мъ: иди́те и яди́те тýчная и пíйте слáдкая, и посли́те чáсти не имýщымъ, я́ко свя́тъ éсть дéнь Гóсподеви нáшему, и не печáлитесяи́бо рáдость Госпóдня сiя́ éсть си́ла нáша.» [Неем.8:10]

«Дади́те Сикéра сýщымъ въ печáлехъ и винó пи́ти сýщымъ въ болѣ́знехъ..» [Притч.31:6]

«Госпóдь бо не отри́нетъ незлóбиваго: вся́каго же дáра от нечести́ваго не прiи́метъ.

И́стиннымъ же устá испóлнитъ смѣ́ха, устнѣ́ же и́хъ исповѣ́данiя.» [Иов.8:20-21]

«весéлiе бо нечести́выхъ падéнiе стрáшно, обрáдованiе же беззакóнныхъ пáгуба.» [Иов.20:5]

«пáче [же] извóли страдáти съ людьми́ Бóжiими, нéжели имѣ́ти врéменную грѣхá слáдость..» [Евр.11:25]

«Ви́ждь же, я́ко Госпóдь не отри́нетъ незлóбиваго..»

«А́ще услы́шатъ и порабóтаютъ, скончáютъ дни́ своя́ во благи́хъ и лѣ́та своя́ въ благолѣ́потѣ..» [Иов.36:5,11]

«Сегó рáди возвесели́ся сéрдце моé, и возрáдовася язы́къ мóй: ещé же и плóть моя́ всели́тся на уповáнiи.

Я́ко не остáвиши дýшу мою́ во áдѣ, нижé дáси преподобному твоемý ви́дѣти истлѣ́нiя

Сказáлъ ми́ еси́ пути́ животá: испóлниши мя́ весéлiя съ лицéмъ твои́мъкрасотá (слáдость) въ десни́цѣ твоéй въ конéцъ.» [Пс.15:9-11]

«Гóсподи, си́лою твоéю возвесели́тся цáрь, и о спасéнiи твоéмъ возрáдуется зѣлó.

Вéлiя слáва егó спасéнiемъ твои́мъ: слáву и велелѣ́пiе возложи́ши на негó.

Я́ко дáси емý благословéнiе во вѣ́къ вѣ́ка: возвесели́ши егó рáдостiю съ лицéмъ твои́мъ.» [Пс.20:2,6-7]

«я́ко гнѣ́въ въ я́рости егó, и живóтъ въ вóли егó: вéчеръ водвори́тся плáчь, и заýтра рáдость.» [Пс.29:6]

«И вни́ду къ жéртвеннику Бóжiю, къ Бóгу веселя́щему ю́ность мою́: исповѣ́мся тебѣ́ въ гýслехъ, Бóже, Бóже мóй.

Вскýю прискóрбна еси́, душé моя́? и вскýю смущáеши мя́? уповáй на Бóга, я́ко исповѣ́мся емý, спасéнiе лицá моегó и Бóгъ мóй.» [Пс.42:4-5]

«Возлюби́лъ еси́ прáвду и возненави́дѣлъ еси́ беззакóнiе: сегó рáди помáза тя́, Бóже, Бóгъ твóй елéемъ рáдости пáче причáстникъ твои́хъ.» [Пс.44:8]

«Вси́ язы́цы, восплещи́те рукáми, воскли́кните Бóгу глáсомъ рáдованiя.

Пóйте Бóгу нáшему, пóйте: пóйте Царéви нáшему, пóйте..» [Пс.46:2,7]

«Слýху моемý дáси рáдость и весéлiе: возрáдуются кóсти смирéнныя

«Воздáждь ми́ рáдость спасéнiя твоегó и Дýхомъ Влады́чнимъ утверди́ мя.» [Пс.50:10,14]

«разботѣ́ютъ крáсная пусты́ни, и рáдостiю хóлми препоя́шутся.» [Пс.64:13]

«а прáведницы да возвеселя́тся, да возрáдуются предъ Бóгомъ, да насладя́тся въ весéлiи.

Воспóйте Бóгу, пóйте и́мени егó: путесотвори́те возшéдшему на зáпады, Госпóдь и́мя емý: и рáдуйтеся предъ ни́мъ.» [Пс.67:4-5]

«Возвесели́тся прáведникъ о Гóсподѣ и уповáетъ на негó: и похвáлятся вси́ прáвiи сéрдцемъ.» [Пс.63:11]

«Весели́теся о Гóсподѣ и рáдуйтеся прáведнiи, и хвали́теся, вси́ прáвiи сéрдцемъ.» [Пс.31:11]

«И изведé лю́ди своя́ въ рáдости и избрáнныя своя́ въ весéлiи.» [Пс.104:43]

«Крѣ́пость моя́ и пѣ́нiе моé Госпóдь, и бы́сть ми́ во спасéнiе.

Глáсъ рáдости и спасéнiя въ селéнiихъ прáведныхъ: десни́ца Госпóдня сотвори́ си́лу.» [Пс.117:14-15]

«Возвели́чилъ éсть Госпóдь сотвори́ти съ нáми: бы́хомъ веселя́щеся.

Возврати́, Гóсподи, плѣнéнiе нáше, я́ко потóки ю́гомъ.

Сѣ́ющiи слезáми, рáдостiю пóжнутъ.

Ходя́щiи хождáху и плáкахуся, метáюще сѣ́мена своя́: грядýще же прiи́дутъ рáдостiю, взéмлюще рукоя́ти своя́.» [Пс.125:3-6]

«свящéнники егó облекý во спасéнiе, и преподóбнiи егó рáдостiю возрáдуются.» [Пс.131:16]

«А́зъ бѣ́хъ, о нéйже рáдовашеся, на вся́къ же дéнь веселя́хся предъ лицéмъ егó на вся́ко врéмя,

егдá веселя́шеся вселéнную соверши́въ, и веселя́шеся о сынѣ́хъ человѣ́ческихъ.» [Притч.8:30-31]

«Пребывáетъ съ прáведными весéлiе, уповáнiе же нечести́выхъ погибáетъ.» [Притч.10:28]

«Лéсть въ сéрдцы кую́щаго злáя: хотя́щiи же ми́ра возвеселя́тся[Притч.12:20]

«Сéрдце мýжа чýвственно печáль души́ егó: егдá же весели́тся, не примѣшáется досаждéнiю.» [Притч.14:10]

«Весéлiе прáведныхъ твори́ти сýдъ: преподóбный же нечи́стъ у злодѣ́евъ.» [Притч.21:15]

«Я́ко человѣ́ку блáгу предъ лицéмъ егó дадé мýдрость и рáзумъ и весéлiе, согрѣшáющему же дадé попечéнiе, éже прилагáти и собирáти, во éже дáти благóму предъ лицéмъ Бóжiимъ: я́ко и сié суетá и произволéнiе дýха.» [Еккл.2:26]

«и́бо вся́кому человѣ́ку, емýже дáлъ éсть Бóгъ богáтство и имѣ́нiя, и влáсть дадé емý я́сти от тогó и прiя́ти чáсть свою́ и возвесели́тися о трудѣ́ своéмъ, сié дáръ Бóжiй éсть:

я́ко не мнóго пáмятствовати и́мать дни́ животá своегó, понéже Бóгъ облагáетъ егó попечéньми въ весéлiи сéрдца егó.» [Еккл.5:18-19]

«Прiиди́, я́ждь въ весéлiи хлѣ́бъ твóй и пíй во блáзѣ сéрдцы винó твоé, я́ко ужé угóдна Бóгу творéнiя твоя́.

Во вся́ко врéмя да бýдутъ ри́зы твоя́ бѣ́лы, и елéй на главѣ́ твоéй да не оскудѣ́етъ.

И ви́ждь житié съ женóю, ю́же возлюби́лъ еси́, во вся́ дни́ животá ю́ности твоея́, дáнныя ти́ подъ сóлнцемъ, вся́ дни́ сýетствiя твоегó: я́ко сié чáсть твоя́ въ животѣ́ твоéмъ и въ трудѣ́ твоéмъи́мже ты́ труди́шися подъ сóлнцемъ.» [Еккл.9:7-9]

«Ты́ же постя́ся помáжи главý твою́, и лицé твоé умы́й..» [Мф.6:17]

«Весели́ся, ю́ноше, во ю́ности твоéй, и да ублажи́тъ тя́ сéрдце твоé во днéхъ ю́ности твоея́, и ходи́ въ путéхъ сéрдца твоегó непорóченъ и не въ видѣ́нiи óчiю твоéю: и разумѣ́й, я́ко о всѣ́хъ си́хъ приведéтъ тя́ Бóгъ на сýдъ:

и отстáви я́рость от сéрдца твоегó, и отри́ни лукáвство от плóти твоея́: я́ко ю́ность и безýмiе суетá.» [Еккл.11:9-10]

«И почерпи́те вóду со весéлiемъ от истóчникъ спасéнiя.» [Ис.12:3]

«вѣ́руяй въ мя́, я́коже речé писáнiе, рѣ́ки от чрéва егó истекýтъ воды́ жи́вы.» [Ин.7:38]

«Возвесели́теся, небесá, я́ко поми́лова Бóгъ Изрáиля: воструби́те, основáнiя земнáя, возопíйте, гóры, весéлiе, хóлми и вся́ древесá, я́же на ни́хъ: я́ко избáви Бóгъ Иáкова, и Изрáиль прослáвится.» [Ис.44:23]

«Рáдуйтеся, небесá, и весели́ся, землé, да отры́гнутъ гóры весéлiе и хóлми прáвду, я́ко поми́лова Бóгъ лю́ди своя́ и смирéнныя людíй свои́хъ утѣ́ши..» [Ис.49:13]

«Да возвеселя́тся небесá, и рáдуется земля́: да подви́жится мóре и исполнéнiе егó:

возрáдуются поля́, и вся́ я́же на ни́хъ: тогдá возрáдуются вся́ древá дубрáвная

от лицá Госпóдня, я́ко грядéтъ, я́ко грядéтъ суди́ти земли́: суди́ти вселéннѣй въ прáвду, и лю́демъ и́стиною своéю.» [Пс.95:11-13]

«Да отры́гнутъ весéлiе вкýпѣ пусты́ни Иерусали́мскiя, я́ко поми́лова Госпóдь людíй свои́хъ и избáви Иерусали́ма..» [Ис.52:9]

«Изы́ди от Вавилóна, бѣжáй от халдéевъ: глáсъ рáдости возвѣсти́те, и да слы́шано бýдетъ сié, возвѣсти́те дáже до послѣ́днихъ земли́, глагóлите: избáви Госпóдь рабá своегó Иáкова.» [Ис.48:20]

«Воззри́те на Авраáма отцá вáшего и на Сáрру породи́вшую вы́: я́ко еди́нъ бѣ́, и призвáхъ егó, и благослови́хъ егó, и возлюби́хъ егó, и умнóжихъ егó.

И тебé ны́нѣ утѣ́шу, Сióне, и утѣ́шихъ вся́ пусты́ни егó, и постáвлю пусты́ню егó я́ко рáй, и я́же ко зáпадомъ егó áки рáй Госпóдень: рáдость и весéлiе обря́щутъ въ нéмъ, исповѣ́данiе и глáсъ хвалéнiя.

Послýшайте менé, лю́дiе мои́, послýшайте, и цáрiе, ко мнѣ́ внуши́те: я́ко закóнъ от менé изы́детъ, и сýдъ мóй во свѣ́тъ язы́комъ

«Гóсподемъ бо возвратя́тся и прiи́дутъ въ Сióнъ съ рáдостiю и со весéлiемъ вѣ́чнымъ: на главѣ́ бо и́хъ весéлiе и хвалá, и рáдость прiи́метъ я́: отбѣжé болѣ́знь и печáль и воздыхáнiе.» [Ис.51:2-4,11]

«А́ще отврати́ши нóгу твою́ от суббóтъ, éже не твори́ти хотѣ́нiй твои́хъ въ дéнь святы́й, и прозовéши суббóты слáдостны, свя́ты богови твоемý: не воздви́гнеши ноги́ своея́ на дѣ́ло, нижé возглагóлеши словесé во гнѣ́вѣ изъ ýстъ твои́хъ,

и бýдеши уповáя на Гóспода, и возведéтъ тя́ на благоты́ земны́я, и ухлѣ́битъ тя́ наслѣ́дiемъ Иáкова отцá твоегó: устá бо Госпóдня глагóлаша сiя́.» [Ис.58:13-14]

«Бýдетъ бо нéбо нóво и земля́ новá, и не помянýтъ прéжнихъ, нижé взы́дутъ на сéрдце и́хъ,

но рáдость и весéлiе обря́щутъ на нéй, я́ко сé, áзъ творю́ весéлiе Иерусали́му и лю́демъ мои́мъ рáдость.

И возвеселю́ся о Иерусали́мѣ и возрáдуюся о лю́дехъ мои́хъ, и ксемý не услы́шится въ нéмъ глáсъ плáча, ни глáсъ вóпля..» [Ис.65:17-19]

«Тогдá возрáдуются дѣви́цы въ собрáнiи ю́ношей, и стáрцы возрáдуются: и обращý плáчь и́хъ на рáдость, и утѣ́шу и́хъ, и сотворю́ и́хъ вéселы.» [Иер.31:13]

«ами́нь, ами́нь глагóлю вáмъ, я́ко восплáчетеся и возрыдáете вы́, а мръ возрáдуется: вы́ же печáльни бýдете, но печáль вáша въ рáдость бýдетъ..» [Ин.16:20]

«скончáй и́хъ, и бýдетъ слóво твоé мнѣ́ въ рáдость и во весéлiе сéрдца моегó, я́ко при́звано éсть и́мя твоé на мнѣ́, Гóсподи Бóже си́лъ.

Не сѣдóхъ въ сóнмѣ и́хъ игрáющихъ, но боя́хся от лицá руки́ твоея́: на еди́нѣ сѣдя́хъ, я́ко гóрести испóлнихся.» [Иер.15:16-17]

«я́ко тáко речé Госпóдь Иáкову: возвесели́теся весéлiемъ и воскли́кните на главý язы́ковъ: слы́шано сотвори́те и похвали́те, рцы́те: спасé Госпóдь лю́ди своя́, остáнокъ Изрáилевъ.» [Иер.31:7]

«Тáко речé Госпóдь: ещé услы́шится въ сéмъ мѣ́стѣ, о нéмже вы́ глагóлете: пýсто éсть от человѣ́къ и от скóтъ, во градѣ́хъ Иýдиныхъ и внѣ́ Иерусали́ма, опустѣ́вшихъ, понéже нѣ́сть человѣ́ка, ни скотá,

глáсъ весéлiя и глáсъ рáдости, глáсъ женихá и глáсъ невѣ́сты, глáсъ глагóлющихъ: исповѣ́дайтеся Гóсподеви вседержи́телю, я́ко блáгъ Госпóдь, я́ко въ вѣ́къ ми́лость егó: и принесýтъ дáры похвалéнiя въ дóмъ Госпóдень, я́ко возвращý всé преселéнiе земли́ тоя́ по прéжнему, речé Госпóдь.» [Иер.33:10-11]

«Во врéмя óно речéтъ Госпóдь Иерусали́му: дерзáй, Сióне, да не ослабѣ́ютъ рýцѣ твои́.

Госпóдь Бóгъ твóй въ тебѣ́, си́льный спасéтъ тя́, наведéтъ на тя́ весéлiе и обнови́тъ тя́ въ любви́ своéй, и возвесели́тся о тебѣ́ во украшéнiи, я́ко въ дéнь прáздника.» [Соф.3:16-17]

«Рáдуйся зѣлó, дщи́ Сióня, проповѣ́дуй, дщи́ Иерусали́мля: сé, Цáрь твóй грядéтъ тебѣ́ прáведенъ и спасáяй, тóй крóтокъ и всѣ́дъ на «подъярéмника и жребцá ю́на.» [Зах.9:9]

уповáй, чáдо, Госпóдь небесé и земли́ да дáстъ тебѣ́ рáдость вмѣ́сто печáли твоея́ тоя́: уповáй, дщи́.» [Тов.7:17]

«Вся́каго бо движéнiя подви́жнѣйша éсть премýдрость: достизáетъ же и проницáетъ сквозѣ́ вся́ческая рáди [своея́] чистоты́

«Вшéдъ въ дóмъ мóй упокóюся съ нéю: не бó и́мать гóрести сообщéнiе ея́, ни болѣ́зни сожи́тiе тоя́, но весéлiе и рáдость.» [Прем.7:24,8:16]

«Стрáхъ Госпóдень возвесели́тъ сéрдце и дáстъ весéлiе и рáдость и долгодéнствiе.» [Сир.1:12]

«Премýдрость сы́ны своя́ вознесé и заступáетъ и́щущихъ ея́:

любя́й ю́ лю́битъ жи́знь, и ýтренюющiи къ нéй испóлнятся весéлiя:

держáйся ея́ наслѣ́дитъ слáву, и идѣ́же вхóдитъ, благослови́тъ егó Госпóдь.» [Сир.4:12-14]

«Премýдрость бо по и́мени ея́ éсть и не мнóгимъ éсть я́вна

«Изслѣ́ди и взыщи́, и познáна ти́ бýдетъ, и éмься за ню́ не остáви ея́:

на послѣ́докъ бо обря́щеши покóй ея́, и обрати́тся тебѣ́ на весéлiе

«Красотá бо злáта éсть на нéй, и ýзы ея́ изви́тiе иаки́нѳово:

во одéжду слáвы облечéшися éю, и вѣнéцъ рáдости возложи́ши на ся́.» [Сир.6:23,28-29,31-32]

«весéлiе и вѣнéцъ рáдости и и́мя вѣ́чно наслѣ́дитъ.» [Сир.15:6]

«Нѣ́сть богáтство лýчше здрáвiя тѣлéснаго, и нѣ́сть весéлiе пáче рáдости сердéчныя

«Не вдáждь въ печáль дýшу твою́ и не оскорби́ себé совѣ́томъ твои́мъ.

Весéлiе сéрдца живóтъ человѣ́ка, и рáдованiе мýжа долгодéнствiе.

Люби́ дýшу твою́ и утѣшáй сéрдце твоé, и печáль от себé отри́ни далéче:

мнóги бо печáль уби́, и нѣ́сть пóльзы въ нéй

[Сир.30:16,22-25]

«О́комъ благи́мъ прослáви Гóспода и не умáли от начáтка рýкъ твои́хъ:

во вся́цѣмъ дая́нiи вéсело имѣ́й лицé твоé и со весéлiемъ освяти́ десяти́ну.

Дáждь вы́шнему по дая́нiю егó, и óкомъ благи́мъ приобрѣ́тенiе руки́:

я́ко Госпóдь воздая́й éсть и седмери́цею воздáстъ ти́.» [Сир.35:7-10]

«Воззри́ на востóкъ, Иерусали́ме, и ви́ждь весéлiе грядýщее тебѣ́ от Бóга.

Сé, грядýтъ сы́нове твои́и́хже испусти́лъ еси́, грядýтъ сóбрани от востóкъ дáже до зáпадъ слóвомъ святáго, рáдующеся о слáвѣ Бóжiей.» [Вар.4:36-37]

«Сiя́ глагóлетъ Госпóдь ко éздрѣ: возвѣсти́ лю́демъ мои́мъ, я́ко дáмъ и́мъ цáрство Иерусали́мское, éже дáти имѣ́хъ Изрáилю,

и возмý мнѣ́ слáву и́хъ и дáмъ и́мъ селéнiя вѣ́чная, я́же предуготóвахъ и́мъ:

дрéво жи́зни бýдетъ и́мъ въ благовóнiе мáсти, и не и́мутъ труждáтися, нижé утрудя́тся.

Иди́те и прiими́те, проси́те себѣ́ днíй мáлыхъ, да закосня́тъ: ужé готóво éсть вáмъ цáрство, бди́те.

Засвидѣ́телствуй нéбомъ и землéю: сотрóхъ бо злóе и сотвори́хъ благóе, я́ко живý áзъ, глагóлетъ Госпóдь.

Мáти, объими́ сы́ны твоя́, воспитáй и́хъ со весéлiемъ, я́ко голуби́ца утверди́ нóзѣ и́хъ, занé тебé избрáхъ, глагóлетъ Госпóдь.

И воскрешý мéртвыя от мѣ́стъ свои́хъ и изъ гробóвъ изведý и́хъ: познáхъ бо и́мя моé во Изрáили.

Не бóйся, мáти сынóвъ, занé тебé избрáхъ, глагóлетъ Госпóдь.» [3Езд.2:10-17]

«Пáки подóбно éсть цáрствiе небéсное сокрóвищу сокровéну на селѣ́, éже обрѣ́тъ человѣ́къ скры́, и от рáдости егó и́детъ, и вся́, ели́ка и́мать, продаéтъ, и купýетъ селó тó.» [Мф.13:44]

«Имѣ́яй невѣ́сту жени́хъ éсть: а дрýгъ женихóвъ, стоя́ и послýшая егó, рáдостiю рáдуется за глáсъ женихóвъ: сiя́ ýбо рáдость моя́ испóлнися..» [Ин.3:29]

«Я́коже возлюби́ мя Отéцъ, и áзъ воз­люби́хъ вáсъ: бýдите въ любви́ моéй:

áще зáповѣди моя́ соблюдéте, пребýдете въ любви́ моéй, я́коже áзъ зáповѣди Отцá моегó соблюдóхъ, и пребывáю въ егó любви́.

Сiя́ глагóлахъ вáмъ, да рáдость моя́ въ вáсъ бýдетъ и рáдость вáша испóлнится.» [Ин.15:9-11]

«досéлѣ не проси́сте ничесóже во и́мя моé: проси́те, и прiи́мете, да рáдость вáша испóлнена бýдетъ.» [Ин.16:24]

«ны́нѣ же къ тебѣ́ грядý, и сiя́ глагóлю въ мрѣ, да и́мутъ рáдость мою́ испóлнену въ себѣ́.

А́зъ дáхъ и́мъ слóво твоé, и мръ возненави́дѣ и́хъ, я́ко не сýть от мра, я́коже [и] áзъ от мра нѣ́смь:

не молю́, да вóзмеши и́хъ от мра, но да соблюдéши и́хъ от непрiя́зни:

от мра не сýть, я́коже [и] áзъ от мра нѣ́смь:

святи́ и́хъ во и́стину твою́: слóво твоé и́стина éсть.» [Ин.17:13-17]

«Дави́дъ бо глагóлетъ о нéмъ: предзрѣ́хъ Гóспода предо мнóю вы́ну, я́ко о деснýю менé éсть, да не подви́жуся:

сегó рáди возвесели́ся сéрдце моé, и возрáдовася язы́къ мóй: ещé же и плóть моя́ всели́тся на уповáнiи,

я́ко не остáвиши души́ моея́ во áдѣ, нижé дáси преподобному твоемý ви́дѣти истлѣ́нiя:

сказáлъ ми́ еси́ пути́ животá: испóлниши мя́ весéлiя съ лицéмъ твои́мъ.» [Деян.2:25-28]

«Ученицы́ же исполня́хуся рáдости и Дýха свя́та.» [Деян.13:52]

«Но ни еди́но же попечéнiе творю́, нижé и́мамъ дýшу мою́ чéстну себѣ́, рáзвѣ éже скончáти течéнiе моé съ рáдостiю и слýжбу, ю́же прiя́хъ от Гóспода Иисýса, засвидѣ́телствовати евáнгелiе благодáти Бóжiя.» [Деян.20:24]

«Ктó ны́ разлучи́тъ от любвé Бóжiя, скóрбь ли, или́ тѣснотá, или́ гонéнiе, или́ глáдъ, или́ наготá, или́ бѣдá, или́ мéчь?..» [Рим.8:35]

«Ны́нѣ рáдуюся во страдáнiихъ мои́хъ о вáсъ, я́ко исполня́ю лишéнiе скорбéй Христóвыхъ во плóти моéй за тѣ́ло егó, éже éсть цéрковь..» [Кол.1:24]

«О нéмже рáдуйтеся, мáло ны́нѣ, áще лѣ́по éсть, прискóрбни бы́вше въ разли́чныхъ напáстѣхъ:

да искушéнiе вáшея вѣ́ры многочестнѣ́йше злáта ги́бнуща, огнéмъ же искушéна, обря́щется въ похвалý и чéсть и слáву, во откровéнiи Иисýсъ Христóвѣ,

егóже не ви́дѣвше лю́бите, [и] на негóже ны́нѣ не зря́ще, вѣ́рующе же, рáдуетеся рáдостiю неизглагóланною и прослáвленною,

прiéмлюще кончи́ну вѣ́рѣ вáшей, спасéнiе душáмъ..» [1Пет.1:6-9]

«И сiя́ пи́шемъ вáмъ, да рáдость вáша бýдетъ испóлнена.

И сié éсть обѣтовáнiе, éже слы́шахомъ от негó и повѣ́даемъ вáмъ, я́ко Бóгъ свѣ́тъ éсть, и тмы́ въ нéмъ нѣ́сть ни еди́ныя.» [1Ин.1:4-5]

«Бóлши сея́ не и́мамъ рáдости, да слы́шу моя́ чáда во и́стинѣ ходя́ща.» [3Ин.1:4]

«Да не хули́тся ýбо вáше благóе.

Нѣ́сть бо цáрство Бóжiе брáшно и питié, но прáвда и ми́ръ и рáдость о Дýсѣ святѣ.

И́же бо си́ми слýжитъ Христóви, благоугóденъ éсть богови и искýсенъ человѣ́комъ.» [Рим.14:16-18]

«Бóгъ же уповáнiя да испóлнитъ вáсъ вся́кiя радóсти и ми́ра въ вѣ́рѣ, избы́точествовати вáмъ во уповáнiи, си́лою Дýха святáго.» [Рим.15:13]

«не я́ко обладáемъ вѣ́рою вáшею, но [я́ко] споспѣ́шницы есмы́ вáшей рáдости: вѣ́рою бо стоитé.» [2Кор.1:24]

«Мнóго ми́ дерзновéнiе къ вáмъ, мнóга ми́ похвалá о вáсъ: испóлнихся утѣ́хи, преизбы́точествую рáдостiю о вся́цѣй печáли нáшей.» [2Кор.7:4]

«Сказýемъ же вáмъ, брáтiе, благодáть Бóжiю, дáнную въ цéрквахъ македóнскихъ:

я́ко во мнóзѣмъ искушéнiи скорбéй избы́токъ рáдости и́хъ, и я́же во глубинѣ́ нищетá и́хъ избы́точествова въ богáтство простоты́ и́хъ:

я́ко по си́лѣ и́хъ, свидѣ́телствую, и пáче си́лы доброхóтни,

со мнóгимъ молéнiемъ моля́ще нáсъ, благодáть и общéнiе служéнiя, éже ко святы́мъ, прiя́ти нáмъ:

и не я́коже надѣ́яхомся, но себé вдáша пéрвѣе Гóсподеви, и нáмъ вóлею Бóжiею..» [2Кор.8:1-5]

«Плóдъ же духóвный éсть любы́, рáдость, ми́ръ, долготерпѣ́нiе, блáгость, милосéрдiе, вѣ́ра..» [Гал.5:22]

«Облецы́теся ýбо я́коже избрáннiи Бóжiи, святи и возлю́бленни, во утрóбы щедрóтъ, блáгость, смиреномýдрiе, крóтость и долготерпѣ́нiе..» [Кол.3:12]

«А́ще ýбо кóе утѣшéнiе о Христѣ́, [или́] áще кáя утѣ́ха любвé, áще кóе общéнiе дýха, áще кóе милосéрдiе и щедрóты,

испóлните мою́ рáдость, да тóжде мýдрствуете, тý же любо́вь имýще, единодýшни, единомýдренни:

ничтóже по рвéнiю или́ тщеслáвiю, но смиреномýдрiемъ дрýгъ дрýга чéстiю бóлша себé творя́ще.» [Флп.2:1-3]

«Сегó рáди и мы́, от негóже днé слы́шахомъ, не престаéмъ о вáсъ моля́щеся и прося́ще, да испóлнитеся въ рáзумѣ вóли егó, во вся́цѣй премýдрости и рáзумѣ духóвнѣмъ,

я́ко ходи́ти вáмъ достóинѣ Бóгу во вся́цѣмъ угождéнiи [и] вся́цѣмъ дѣ́лѣ блáзѣ, плодонося́ще и возрастáюще въ рáзумѣ Бóжiи,

вся́кою си́лою возмогáюще по держáвѣ слáвы егó, во вся́цѣмъ терпѣ́нiи и долготерпѣ́нiи съ рáдостiю,

благодаря́ще Бóга и Отцá, призвáвшаго вáсъ въ причáстiе наслѣ́дiя святы́хъ во свѣ́тѣ,

и́же избáви нáсъ от влáсти тéмныя и престáви въ цáрство Сы́на любвé своея́,

о нéмже и́мамы избавлéнiе крóвiю егó и оставлéнiе грѣ́ховъ,

и́же éсть о́бразъ Бóга неви́димаго, перворождéнъ всея́ твáри:

я́ко тѣ́мъ созданá бы́ша вся́ческая, я́же на небеси́ и я́же на земли́, ви́димая и неви́димая, áще престóли, áще госпóдствiя, áще начáла, áще влáсти: вся́ческая тѣ́мъ и о нéмъ создáшася:

и тóй éсть прéжде всѣ́хъ, и вся́ческая въ нéмъ состоя́тся.

И тóй éсть главá тѣ́лу цéрквеи́же éсть начáтокъ, перворождéнъ изъ мéртвыхъ, я́ко да бýдетъ во всѣ́хъ тóй пéрвенствуя..» [Кол.1:9-18]

«И вы́ подóбницы бы́сте нáмъ и Гóсподу, прiéмше слóво въ скóрби мнóзѣ съ рáдостiю Дýха святáго..» [1Сол.1:6]

«Ктó бо нáмъ уповáнiе или́ рáдость или́ вѣнéцъ похвалéнiя? Не и вы́ ли предъ Гóсподемъ нáшимъ Иисýсъ Христóмъ вó пришéствiи егó?

Вы́ бо естé слáва нáша и рáдость.» [1Сол.2:19-20]

«сегó рáди утѣ́шихомся, брáтiе, о вáсъ, во вся́кой скóрби и нуждѣ́ нáшей, вáшею вѣ́рою:

я́ко мы́ ны́нѣ жи́ви есмы́, áще вы́ стои́те о Гóсподѣ.

Кóе бо благодарéнiе Бóгу мóжемъ воздáти о вáсъ, о вся́кой рáдости, éюже рáдуемся вáсъ рáди предъ Бóгомъ нáшимъ..» [1Сол.3:7-9]

«И ко áнгеломъ ýбо глагóлетъ: творя́й áнгелы своя́ дýхи и слуги́ своя́ óгнь паля́щь.

Къ Сы́ну же: престóлъ твóй, Бóже, въ вѣ́къ вѣ́ка: жéзлъ прáвости жéзлъ цáрствiя твоегó:

возлюби́лъ еси́ прáвду и возненави́дѣлъ еси́ беззакóнiе: сегó рáди помáза тя́, Бóже, Бóгъ твóй елéемъ рáдости пáче причáстникъ твои́хъ.» [Евр.1:7-9]

«и́бо ýзамъ мои́мъ спострадáсте и разграблéнiе имѣ́нiй вáшихъ съ рáдостiю прiя́сте, вѣ́дяще имѣ́ти себѣ́ имѣ́нiе на небесѣ́хъ пребывáющее и лýчшее.

Не отлагáйте ýбо дерзновéнiя вáшего, éже и́мать мздовоздая́нiе вели́ко.

Терпѣ́нiя бо и́мате потрéбу, да вóлю Бóжiю сотвóрше, прiи́мете обѣтовáнiе:

ещé бо мáло ели́ко ели́ко, гряды́й прiи́детъ и не укосни́тъ.» [Евр.10:34-37]

«Вся́кое бо наказáнiе въ настоя́щее врéмя не мни́тся рáдость бы́ти, но печáль: послѣди́ же плóдъ ми́ренъ научéнымъ тѣ́мъ воздаéтъ прáвды.

Тѣ́мже ослáбленныя рýки и ослáбленная колѣ́на испрáвите

и стези́ прáвы сотвори́те ногáми вáшими, да не хрóмое соврати́тся, но пáче да исцѣлѣ́етъ.» [Евр.12:11-13]

 

 

 

Равнодействующая сила домашнее задание



Найдите равнодействующую силу. Сделайте вывод о том, ускоряется ли тело. Укажите направление равнодействующей силы на оси+TeIk+oL8EwAAAABJ%0D%0ARU5ErkJggg==%0D%0A.

Равви Захариас Может ли человек жить без Бога



2

 

Равви Захариас

Может ли человек жить без Бога?

 

 

Сканирование книги выполнено служением «ONEWAY», г. Архангельск

www.OneWay.ru

Книга предоставлена библиотекой Архангельской Библейской Церкви

www.ABC.oneway.ru

 

Z%0D%0A

Равви Захариас. «Может ли человек жить без Бога?».

Пер. с англ. — СПб.: Санкт-Петербургское христианское просветительское общество «Кредо», 1999. —240 с.

Can Man Live Without God. Ravi Zacharias

© 1998. WORD Publishing. A division of Thomas Nelson Inc.

 

В основу книги Равви Захариаса «Может ли человек жить без Бога?» легли лекции, прочитанные им студентам Гарвардского университета. Автор изложил идеи христианства поразительно доступно и убедительно, с легкостью отвечая на возникавшие вопросы и умело разбивая аргументы оппонентов.

Общество, в котором мы живем, в большой степени потеряно для Бога, но нередко именно в такие, казалось бы, безнадежные времена, Господь посылает в мир особых людей — мы называем их пророками, — чтобы засвидетельствовать об истине. Равви Захариас — как раз такой человек.

 

Никакие материалы данной книги не могут быть воспроизведены в рекламных или коммерческих целях. Все права сохранены. Все выдержки из Ветхого и Нового Заветов взяты из Синодального издания Библии.

 

ISBN 5-93628-001-2

© Русское издание: Санкт-Петербургское христианское просветительское общество «Кредо», 1999

Оглавление

Оглавление   3

Предисловие   5

Введение   7

Часть I. Воинствующий атеизм жив и смертельно опасен   11

Глава 1. Блаженны алчущие   11

Предварительные замечания   13

Союз философии и жизни   14

Глава 2. Блуждая в бесконечном ничто   18

Терминология   18

Похороны мертвой идеи   19

Подмена понятий   20

Возникновение фашизма   22

Глава 3. Визит сумасшедшего   24

Патология убеждений   24

Новые обетования и старые измены   26

Глава 4. Бездомная мысль   30

На пути к атеизму   30

Выбор вопреки разуму   32

Вера или хаос   33

Глава 5. Воинствующий атеизм и боль человеческой души   36

Да здравствует свет, да скроется тьма   40

Глава 6. Притча о слепых   42

Голоса заблудившихся   42

Часть II. В чем смысл жизни?   45

Глава 7. Жизнь прожить – не поле перейти   45

Знать свое родство   46

Весь мир — театр?   49

Глава 8. Очей очарованье   51

От разгадки к тайне   53

Интеллект и Божество   56

Мир без чудес   57

Кого, скажите, мне благодарить?   57

Бесплодная страсть   58

Неизбежное прощание   58

Глава 9. Истина – умирающее понятие   61

Что есть истина?   63

«Неточный» перевод   63

Образ и храм   64

Истина как Личность   64

Глава 10. Лики любви   67

Сизифов труд   68

Глава 11. У последней черты   71

Часть III. Кто такой Иисус и почему это важно знать?   73

Глава 12. На подступах к истине   73

Унижение истины   73

Истина об истине   74

Абсолютность истины   75

И то и другое   76

Глава 13. Человечество перед выбором   78

Всеобщий предрассудок   80

Врожденное достоинство   81

Зеркало без лица   82

К величию через смирение   82

Глава 14. Пробный камень философии   84

Единство цели проявляется в поклонении   85

Огненные колесницы   86

Поверх барьеров   87

Глава 15. Средоточие истории   88

Человеческая жажда   89

Надежда и ее обоснование   90

Иллюзия нейтральности   91

Глава 16. Основание веры   95

Воплощение   97

Приложение А Вопросы и ответы по теме «религия и атеизм»   99

Приложение Б Краткие биографии известных философов   105

Рене Декарт (1596-1650)   105

Дэвид Юм (1711-1776)   106

Иммануил Кант (1724 — 1804)   108

Серен Кьеркегор (1813 — 1855)   109

Фридрих Ницше (1844 — 1900)   110

Бертран Рассел (1872 — 1970)   112

Жан-Поль Сартр (1905 — 1980)   113

 

Предисловие

Я очень люблю слушать магнитофонные записи проповедей, и делаю это при малейшей возможности — когда еду в машине, занимаюсь домашними делами или сортирую бумаги на столе. На моем счету тысячи прослушанных выступлений. Тем не менее, мне редко доводилось слышать что-нибудь приближающееся по силе воздействия к циклу лекций, прочитанных Равви Захариасом студентам Гарвардского университета. Обращаясь к одной из требовательнейших аудиторий Америки, Равви изложил идеи христианства увлекательно, доступно и убедительно, с легкостью отвечая на возникавшие вопросы и умело разбивая аргументы противников.

Несколько раз прослушав запись лекций (со все возрастающим от раза к разу удовольствием), я позвонил Равви и посоветовал превратить их в книгу — так и моя просьба оказалась в числе пожеланий, содействовавших появлению книги. Мы получили труд, в котором с христианских позиций освещены самые животрепещущие вопросы нашего времени.

Большинству из нас невдомек, что идейное противостояние в Америке конца XX века, так называемая «война культур», на самом деле есть только отражение конфликта, происходящего на куда более глубоком уровне. Пытаясь выиграть ее в мелочах, мы, христиане, упускаем шанс одержать победу крупного масштаба. Поэтому необходимо вникнуть в глубинный, философский смысл происходящего.

Смысл же происходящего заключается в том, что современное человечество (в исторически христианских странах) в значительной степени отошло от веры в истину, явленную нам через библейское откровение. Подтверждение этому — опросы общественного мнения, проведенные среди американского населения. Если в 60-х годах 65% американцев доверяли библейскому откровению, то ныне лишь 32% американцев считают, что Священное Писание содержит истину, а 67% отрицают само понятие истины. Семьдесят процентов населения США не верят в существование нравственного абсолюта.

Заблуждение в отношении истины

— вот главная беда нашего времени.

Какой смысл основываться в своих рассуждениях на Библии, если две трети аудитории не считают Писание истинным? Имеет ли смысл утверждать, что Иисус есть путь, истина и жизнь, если люди не верят в само существование истины? Этим я отнюдь не хочу сказать, что Слово Божье не имеет силы убеждать даже самых упорных неверующих, но если христиане желают быть по-настоящему услышанными и оказать влияние на общество, им прежде всего необходимо защитить само понятие истины.

Именно эту задачу ставит перед собой Равви Захариас в книге, которую вы держите в руках — и превосходно с ней справляется. В его изложении христианская апологетика звучит мощно и убедительно.

Меня всегда огорчало то обстоятельство, что есть немало христиан, которые стесняются рассуждать о вере, используя доводы логики. Некоторые и вовсе полагают, что отстаивать веру с помощью логики неправильно. Между тем, отказ от помощи разума едва ли поможет нам вырасти духовно, недаром и в Божьем Слове мы читаем о необходимости пленять всякое помышление в послушание Христу (2 Кор. 10:5). Уход от логики в область сугубо мистических переживаний обрекает Церковь на все возрастающие трудности в проповеди Евангелия и в конечном счете — на потерю влияния в обществе.

Современные христиане остро нуждаются в апологетике, образец которой вы найдете на страницах этой книги. Только вооруженные вескими доводами рассудка и знаниями историко-культурного характера, мы можем рассчитывать на убедительную победу в споре с неверующими.

Я искренне надеюсь, что вы избежите поверхностного отношения к книге, лежащей перед вами. Читать ее нужно предельно внимательно. Постарайтесь запомнить содержащиеся в ней доводы и пользуйтесь ими всякий раз, когда потребуется защитить истину от неверия.

Общество, в котором мы живем, практически потеряно для Бога, но нередко именно в такие, казалось бы, безнадежные времена, Господь посылает в мир особых людей — мы называем их пророками, — чтобы засвидетельствовать об истине. Равви Захариас — как раз такой человек. Молю Бога о том, чтобы его служение должным образом вооружило нас для битвы, которую мы ведем.

Чарльз Колсон

Введение

«В погоне за знаниями мы превратились в сумасшедших», — утверждает известный английский журналист Малькольм Маггеридж, размышляя над палитрой современных представлений о мире. Почему любая, даже самая нелепая и неприемлемая концепция обязательно находит сторонников в академической среде? Этот вопрос невозможно оставить без внимания, если мы хотим разобраться в болезнях современного общества и избежать катастрофического для всех нас будущего.

В истории последних столетий достаточно примеров того, как целые народы, словно входя в некий переходный возраст, вдруг устремлялись к полной и ничем не ограниченной свободе. Однако на их пути неизменно оказывались инакомыслящие люди, противники пропагандируемого беззакония. Как с ними бороться? Уничтожать физически не всегда возможно, да и губительно для репутации. Куда эффективнее и проще дискредитировать сами ценности, которые они пытаются защитить — проверенные временем, теистические воззрения.

Уподобляясь ловким адвокатам, с помощью логических хитросплетений вводящим в заблуждение суд и присяжных, светские мыслители повели целенаправленное наступление на истинные представления о мире. Если им удавалось заронить хотя бы малейшее сомнение в истинности теистического мировоззрения, это уже давало повод восторженно заявлять о его полной несостоятельности. Важнейшим элементом атеистического наступления стало формирование целого класса мыслителей, которые воспринимались одновременно как законодатели мод в области философии, и как бесстрашные освободители общества от «тирании» Бога.

Подобные махинации, столь привычные в зале суда и имеющие цель воспрепятствовать правосудию, и были выбраны светской стороной в качестве основного оружия в идейном противостоянии с теизмом, которое и стало главным содержанием исторического процесса на протяжении нескольких последних веков. Печальный путь, пройденный цивилизацией с эпохи Возрождения до наших постмодернистских времен, был вполне предсказуем, но едва ли неизбежен. На протяжении всего этого времени не переставали звучать предупреждения о страшных последствиях возведения гуманизма в ранг государственной идеологии. Теисты со всем основанием спрашивали: если желание человека является подлинным мерилом нравственности, то следует определить, какого человека: Гитлера или Франциска Ассизского, Сталина или матери Терезы? Однако, вопрос казался слишком прямолинейным, а возможный ответ — слишком неутешительным, по причине чего сторонниками атеистического мировоззрения и была избрана упомянутая тактика, состоящая в том, чтобы спрятать аргументы противной стороны под ворохом словесной шелухи, смутить судей клеветой и, в конечном итоге, выиграть процесс за счет регулярной «неявки в суд».

Принципиальным моментом этой тактики стал захват «интеллектуальных центров» цивилизации — университетов, — в которых, в результате неослабевающего «научного» поиска, произошла полная переоценка взглядов на бытие Бога. Сегодня для типичного представителя академической среды характерно полное неверие. Переоценка религиозных воззрений велась под флагом борьбы за политическую и академическую свободу, но нетрудно увидеть, что на самом деле она объяснялась желанием развенчать любую систему ценностей, требующую нравственных ограничений. Примечательно, что особо яростная травля велась и ведется против христианства, тогда как восточные религии пользуются загадочным иммунитетом, я бы сказал даже уважением. Что касается ислама, то ни один университет не позволяет себе оскорблений в его адрес. Между тем, христианские идеалы беззастенчиво подвергаются шельмованию, совершенно узаконенному и считающемуся чуть ли не признаком хорошего тона.

Итак, оружием новых «конквистадоров» стала ручка и университетская кафедра. Они прекрасно понимают, что если внедрить в неокрепшие, но многообещающие умы студентов сомнение в существовании истины, то по прошествии определенного времени оно проникнет во все сферы общественной жизни и станет залогом окончательной победы атеистического мировоззрения.

Впрочем, с течением времени оружие, пущенное в ход академическими мыслителями, обернулось против них самих — авторитет высшего образования, доселе считавшийся незыблемым, резко упал. И не удивительно: усилиями светских философов современный человек не имеет ответов на самые простые и в то же время основополагающие вопросы — о смысле жизни и смерти, о добре и зле, об отношениях между мужчиной и женщиной. Ученые умы, призвав студентов подвергать сомнению любой авторитет, сами стали объектом сомнения.

Примечательно, что само слово «университет» произошло от латинского корня, означающего «приводить разрозненное к целому», а изначальный замысел создания академий заключался в распространении не только знаний, но и добродетели. Естественно, ни одна из названных целей в современных ученых кругах не признается и не достигается. Чаяниям Жан Поль Сартра, мечтавшего об объединении разрозненных областей знания в целостную картину мира, так и не суждено было сбыться. Сегодня очевидно, что господствующим течением современной мысли является скептицизм в духе Рене Декарта, который, вознамерившись сформулировать понятие достоверности, начал с положения о достоверности сомнения. Однако, в отличие от Декарта, огражденного от грубых ошибок верой в бытие Божье, современные скептики посчитали начальный пункт поиска также и конечным.

Еще много лет назад Пол Шерер предупреждал о грозящей обществу деградации. Размышляя о противостоянии Церкви и ее противников, он отмечал:

«Одно за другим поколения людей, вышедших из-под власти Папы и Церкви, охватывала настоящая эйфория свободы, выражавшаяся в желании не подчиняться нравственным ограничениям вообще, независимо от того, кем или чем они установлены — совестью или Самим Богом. Разуверившись в том, чему никогда и не следовало верить, они перешли к полному отрицанию веры, так что для миллионов людей существование мира и человеческой жизни перестало иметь какой-либо определенный смысл. Поэты заговорили о «блуждании в пустыне духа» и «бесцельном перемещении из колыбели в могилу». Душевная пустота стала преобладающей темой разговоров, нигилизм — движущей исторической силой, разочарование и скука — сюжетом для романов и пьес; пространство, обжитое человеческой мыслью, сузилось до минимальных размеров, а окружающая его тьма пугала подобно той пропасти, которую страшились встретить за «краем земли» мореплаватели времен Колумба».

Тем не менее, не все потеряно. Несмотря на разнообразные и целенаправленные усилия приписать духовные потребности иррациональному началу в человеке или, в лучшем случае, признать их частным делом каждого, устремленность к трансцендентному возрождается в каждом поколении. Имея за плечами почти двадцатилетний опыт лекционной работы в университетах мира, я твердо убежден в том, что духовные устремления в человеке невозможно убить. Практически все мои лекции собирали максимально возможное в условиях данного помещения количество слушателей, а реакция аудитории всегда была скорее положительной, нежели отрицательной. Лучшее подтверждение неугасимости духовного пламени — изменения, произошедшие в таких странах, как Россия и Китай, которые, попытавшись искоренить всякое упоминание о Боге, довольно быстро убедились в пагубности своей политики.

Впрочем, справедливости ради нужно признать, что в каком-то смысле скептическое отношение к христианству бывает оправданным — когда учение Христа искажается, становясь основой для попрания чужих прав и эксплуатации человека человеком. В таком виде христианство никого не может к себе привлечь. Можно ли вообще избежать крайностей, возможно ли не уклониться от истины? Искренне убежден, что можно — и незаменимым помощником в этом должен стать разум. Взаимодополняемость веры и разума является главной темой лежащей перед вами книги.

За основу книги были взяты две лекции, прочитанные в Гарвардском университете, и лекция, прочитанная в Государственном университете штата Огайо. Впрочем, импровизационный характер лекций потребовал, чтобы в работе над книгой я несколько упорядочил и углубил аргументацию, а также постарался осветить по возможности максимальное число смежных вопросов. Надеюсь, что мне это удалось — несмотря на необъятность темы. Следует помнить, что моей целью было не только выступление в защиту теистического мировоззрения, но и выявление откровенных алогизмов, которыми страдает атеистическое мышление, неспособное адекватно объяснить сущность явлений и воспринять богатство окружающего мира.

Следует отметить, что реакция аудитории на мои выступления была, за редким исключением, сугубо положительной и даже теплой. Если мы и расходились в чем-либо, то дискуссия по спорным вопросам происходила в духе взаимного уважения. В конце выступления мне щедро аплодировали. Я искренне благодарен студентам за такое дружеское расположение.

Я разделил книгу на три логически взаимосвязанные части. В первой я провожу анализ атеистического мировоззрения, имеющий целью продемонстрировать логическую противоречивость и экзистенциальную неадекватность этой философской системы, т. е. ее несостоятельность. Предвидя определенные возражения, заранее хочу сказать: воинствующие атеисты часто утверждают, что обществу навязывается трансцендентная этика. Отрицая существование трансцендентной реальности и, следовательно, какого бы то ни было нравственного абсолюта, они говорят о якобы ужасном состоянии, в которое религия ввергла цивилизацию. Это ошибочная точка зрения. Напротив, ни с чем не сравнимые ужасы и страдания стали возможны только на почве воинствующего атеизма, охотно принявшей в себя и прорастившей зерна политического террора. Двадцатый век стал абсолютным рекордсменом в этом отношении — и не следует забывать, что его философским основанием было сознательное и агрессивное отрицание бытия Бога.

Первая часть логически подводит к выводу о том, что без понятия о трансцендентном, т. е. о Боге, любая философия в той или иной мере утрачивает смысл, превращается в абсурд. Впрочем, воинствующий атеизм и не отрицает этого феномена, но дает ему более благозвучное название: «освобождение человеческой мысли». Но можно ли называть освобождением отказ от подлинного осмысления жизни? Не является ли это скорее отказом от удовлетворения глубинной потребности души и разума? Автор убежден, что является. Вторая части книги, таким образом, посвящена обоснованию врожденной потребности человека осмысливать жизнь.

Неотъемлемой частью христианского теизма и предлагаемой им интерпретации мира, является предпосылка об истинности учения, возвещенного Иисусом Христом. В работе освещены основные положения этого учения, являющегося абсолютной истиной во все времена. Но как продемонстрировать истинность христианского понимания смысла жизни и других важнейших вопросов? Как относиться к другим мировоззрениям, сосуществующим в рамках плюралистического общества? Может ли быть истинным одно единственное учение или истину поделили между собой многочисленные философские учения и религии? Ответить на эти вопросы невозможно, не коснувшись загадки личности Иисуса Христа. Кто Он — реальное историческое лицо или миф, пророк или самозванец, человек или Бог? Очевидно одно: если Христос действительно был Тем, за Кого Себя выдавал, то любая попытка опровергнуть Его учение становится, во-первых, безнравственной, а во-вторых бесполезной. Если же Его утверждения о Себе ложны, то и вся сначала христианская, а затем и пост-христианская цивилизация оказывается основанной на лжи. Обсуждению этих принципиальных вопросов посвящена третья часть книги, без сомнения, самая важная и поэтому требующая наиболее пристального внимания читателя.

В Приложении А приводится стенограмма дискуссии, состоявшейся после моего выступления в Гарвардском университете. Прозвучавшие на ней вопросы, в целом, весьма характерны для аудиторий, перед которыми мне приходится выступать с лекциями об атеизме.

Приложение Б содержит составленные мной краткие биографические справки о крупных мыслителях, которые в той или иной степени способствовали формированию атеистического мировоззрения на протяжении последних веков. Среди них читатель найдет имена Декарта, Бертрана Рассела, Жан Поль Сартра и др. Помимо чисто биографических данных, я попытался осветить сущность их атеистических воззрений и кратко указать на недостатки их философских систем.

Возможно, некоторые места текста покажутся читателю слишком тяжеловесными и наукообразными. Несмотря на это, я попросил бы читателя не пропускать их, поскольку «трудные» размышления обязательно завершаются примером или иллюстрацией, которые облегчают понимание материала. Все основные положения книги я еще раз формулирую в конце ее.

Наш разум — слишком большое богатство и слишком мощное оружие для того, чтобы пренебрегать им. Я написал эту книгу в надежде на то, что изложенные в ней идеи сделают ближе и понятнее Высший Разум — Бога, — от признания или отрицания существования Которого зависит все остальное.

Равви Захариас,

Атланта,1994

Часть I. Воинствующий атеизм жив и смертельно опасен

Глава 1. Блаженны алчущие

«Скажи мне, какие песни слагает этот народ, и я скажу о его законах», — писал шотландский мыслитель и политический деятель восемнадцатого века Эндрю Флетчер. В этих словах отражена не только культурологическая оценка общества, но и нечто другое: песни действительно оказывают на людей какое-то чрезвычайное, загадочное влияние, главным образом — на молодежь, то есть на людей, еще не утвердившихся в своих взглядах.

Мой личный опыт полностью подтверждает наблюдение Эндрю Флетчера. Сопереживая музыке, я смог почувствовать самого себя понятым и научился понимать других. Помню, тринадцатилетним мальчиком, то есть в самом тревожном, полном неопределенности возрасте, я сидел у себя в комнате с невыносимо скучным учебником физики в руках и прислушивался к песне, негромко доносившейся из радиоприемника. Вдруг я почувствовал удивительное созвучие выраженных в ней переживаний с теми борениями, которые происходили тогда в моем сердце. Написанная в слегка восточной манере, хотя исполненная американцем, эта песня произвела на меня, подростка, живущего в Индии, впечатление странной универсальности выраженного в ней опыта. На каждую ее строчку мое сердце отзывалось болью и пониманием.

Мы бродим по пустыням духа,

Томимся в тупиках ума,

Идем на свет, но отовсюду

Нас окружает тьма.

Найдем ли свет — кто даст ответ?

 

Кто смысл жизни нам откроет?

Секрет надежды в чем сокрыт?

Хранит его затворник в келье?

Иль некий древний манускрипт?

Кто даст ответ?

В тексте песни перечислялись разнообразные ипостаси страдания — распад семьи из-за утраты взаимопонимания между супругами; горе матери, потерявшей ребенка; отчаяние человека, охваченного желанием самоубийства; показное веселье танцующих на дискотеке, пытающихся спрятать под маской беззаботности свое одиночество. Каждый куплет завершался вопросом: «Кто даст ответ?» Поразительной силы вывод, вскрывающий сущность конфликта внутри человеческого сознания, прозвучал в самом конце:

Что делать, если черный страх

Нам душу ранил?

Что делать, если жизнь — игра,

Игра без правил?

Кто даст ответ?

Кто даст ответ?

Кто даст ответ?

Несмотря на мою молодость, от меня не ускользнуло то обстоятельство, что столь откровенное признание во внутренней опустошенности исходило от американца, то есть от гражданина страны, ставшей для миллионов жителей планеты символом Рая на земле. Более того, автор песни жил рядом с Голливудом, символизирующим вершину успеха для самих американцев. Откуда же взялась опустошенность? Если бы подобный вопль отчаянья прозвучал из уст какого-нибудь индийского певца, я бы не удивился: моя родина всегда ассоциировалась с людским страданием, недаром ее называют «раненой цивилизацией». Но от американца?!

По какому-то совпадению, приблизительно в то же время мировое признание получил индийский фильм «Мать Индия», в котором была изображена отчаянная борьба индийской семьи за свое земное благополучие. Постоянно омрачаемая болезнями и гибелью близких, национальными катаклизмами и внутренними раздорами, жизнь персонажей фильма напоминает непрекращающуюся пытку. Звучащая в фильме песня как бы подводит ему итог:

Коль скоро я родился в этот мир,

То должен жить.

И если эта жизнь — чаша с ядом,

Я должен испить ее.

Фатализм, нигилизм и жажда земного благополучия — все это более чем понятно, когда речь идет об Индии, павшей жертвой нескончаемого насилия и раздираемой внутренними противоречиями. Но каким образом вопросы, возникающие в контексте «раненой» индийской культуры, вдруг появились в сознании людей, не познавших проблем, выпавших на долю индийцев?

Недоумение по этому поводу не оставило меня даже когда я, повзрослев, переехал жить в Соединенные Штаты. До сего дня меня не перестает удивлять отсутствие на Западе сколько-нибудь внятных ответов на главные вопросы жизни; полнейшая неспособность культурной элиты как-то осмыслить и разрешить проблемы, поставленные в песнях. Вдумайтесь, например, в слова одной из песен группы «Кинг Кримсон»:

Железный коготь паранойи

Столетью выколол глаза —

Шизоиды слепые бродят

По черному лицу Земли.

Человеческий разум, попав в лабиринт нескончаемого насилия, бессмысленной злобы и необъяснимого бессердечия, пытается найти выход — но собственных сил ему недостает. Бездуховность, царствующая в окружающем мире, уводит взор человека от небес и приковывает его к земле.

Писания пророков рассыпались в прах,

Восходит солнце над орудиями смерти,

Молчание и пустота поглотят крики о помощи,

И никто не возложит венок на общую могилу.

Человечество бредит кошмарами,

Судьбой планеты играют придурки.

Жизненный опыт суммируется одним словом — абсурд, которое оказывается эпитафией современной культуре. Несмотря на мелодраматичность выражения и чрезмерное сгущение красок, мы, конечно, должны быть благодарны музыкантам за откровенность в признании растерянности перед миром, неспособности осмыслить происходящее.

Я прекрасно осознаю риск, на который иду, начиная разговор о важнейших вопросах бытия с разбора рок-песен, однако считаю его оправданным. Прежде всего потому, что музыканты, благодаря присущей творческим людям открытости, находят в себе силы признаваться в том, что крайне редко услышишь от представителя академической среды. Ведь намного легче спрятать свою неуверенность за непроницаемым фасадом философской аргументации, чем прямо рассказать о боли, недоумении, страсти. Несмотря на прогресс в технической области, песни, которые мы поем, остались прежними. Если же они изменились, то исключительно в сторону большего отчаянья, большей растерянности. Жажда подлинной духовности продолжает усиливаться несмотря на то, что время от времени слышится очередной голос, высмеивающий религию и самонадеянно предлагающий очередную атеистическую концепцию. «Мы переросли религиозную мифологию», — повторяет он известный тезис, но как правило, его мало кто слышит, потому что люди быстро убеждаются на собственном опыте, что от перестановки слагаемых внутри одной и той же концепции ее способность удовлетворять запросы человеческой души не меняется.

В середине нашего века Альбер Камю, а в менее отдаленном прошлом психолог Виктор Франкль признали, что поиск смысла жизни является главным содержанием духовной жизни человека. Будучи совершенно согласным с этой точкой зрения и присоединяясь к поиску, объединившему людей всех столетий и стран, я попытаюсь предложить в этой книге свой ответ на стоящий перед нами вопрос. Но сперва необходимо четко обрисовать нашу проблему и определить некоторые понятия для того, чтобы, рассуждая, мы говорили на одном языке.

Предварительные замечания

Существует анекдот, — насколько он основан на реальных событиях или выдуман, я не знаю — об известном чемпионе мира по боксу Мухаммеде Али. Имя этого боксера никогда не ассоциировалось с такими чертами характера как кротость или хотя бы скромность; напротив, все знают, что Али — хвастун и грубиян. Это обстоятельство, судя по всему, и послужило поводом к шутке. Анекдот такой: Мухаммед Али летит на самолете и слышит объявление о необходимости пристегнуть ремень перед посадкой в сложных метеоусловиях. В отличие от всех остальных пассажиров, боксер никак на него не реагирует. Заметив это, к нему подходит стюард и просит подчиниться приказу командира, но Али возражает: «Суперменам не нужны ремни безопасности». Не растерявшись, стюард парирует: «Суперменам не нужны самолеты, чтобы летать».

Я рассказал этот анекдот для того, чтобы в шуточной форме предупредить об опасности, которая нередко подстерегает интеллектуалов. Согласитесь, что людям образованным бывает свойственно этакое «суперменское» превосходство над «отсталостью и невежеством толпы». Получив образование, мы иногда ошибочно полагаем, что и саму жизнь понимаем лучше других и что академические знания приближают нас к раскрытию ее главной тайны. Однако образование не всегда равняется жизненной мудрости и поэтому не следует, исходя из того, что мы живем в эпоху технического прогресса, пренебрегать опытом, накопленным человечеством за прошедшие сотни лет. Соблазн, который нам нужно стремиться преодолеть, есть не что иное, как соблазн гордости, точнее, гордыни — ошибочного самовозвеличивания, ничем не подтвержденной уверенности в своем превосходстве над другими людьми и другими поколениями, в причастности некоему «высшему» знанию и т. д. Игра в сверхчеловека опаснее, чем кажется на первый взгляд, о чем свидетельствуют многочисленные исторические примеры, самый яркий из которых, несомненно, трагическая судьба Третьего Рейха, положившего философию Фридриха Ницше в основу государственной доктрины. Поэтому я просил бы, чтобы в предстоящей дискуссии мы руководствовались духом смирения и не допускали самовозвеличивания.

Перед нами, быть может, самый важный вопрос современности — может ли человек жить без Бога? — и искать ответ на него необходимо не только с напряжением всех интеллектуальных способностей, но и с предельной честностью перед самими собой. Мне выпала честь рассуждать о столь важном предмете перед аудиториями многих стран мира, и в результате общения с ними я пришел к мнению, что философское осмысление жизни полностью определяется ответом на два основополагающих вопроса — «Существует ли Бог?» и «Если Бог существует, какова Его природа и какими качествами Он обладает?» Пройти мимо этих вопросов решительно невозможно; даже если не отвечать на них формально, то в практике повседневной жизни ответ придется дать. Очевидно, что вся наша система жизненных ценностей кардинальным образом зависит от веры или неверия в бытие Бога.

Необходимо сделать еще одно замечание, прежде чем мы начнем обсуждение. В силу того, что мои детство и юность прошли в «восточной» стране, я по собственному опыту знаю, какую опасность таит в себе религиозная ненависть и как легко грубые эмоции берут верх, стоит коснуться животрепещущих тем. Поэтому я считаю бессмысленным спор о сущности добра, если участники его испытывают друг к другу заведомо недобрые чувства. В отсутствии сердечного взаиморасположения истина затуманивается, ускользает из рук — не потому ли споры чаще приводят к окончательному размежеванию, чем к искомому согласию? А ведь в нашем случае речь пойдет о вопросе, являющемся фундаментом системы представлений о мире и роли человека в обществе.

В пользу противоположных точек зрения на бытие Бога высказывались величайшие умы человечества. Убежденные атеисты, к примеру, любят апеллировать к имени Эммануила Канта, давшего рациональное истолкование социальной этики, не основанной на вере в Бога. (Интересно, что мне доводилось слышать это имя от атеистов как в Соединенных Штатах, так и в Советском Союзе. Я предоставлю вам самим оценить противоречивость использования имени Канта в данном случае, поскольку политико-экономические системы этих стран столь различны). Однако же никто не упоминает о том, что сказал философ в заключении своей работы «Критика чистого разума»:

«Другими словами, вера в Бога и в существование иного мира так неразрывно связана с моей совестью, что, поскольку я мало опасаюсь потерять последнюю, то равно и не боюсь когда-либо расстаться с первой».

Мы видим, что мыслитель, имя которого написано на раменах атеизма, был вовсе не чужд веры в существование Бога. Это, во-первых, лишает силы утверждения о якобы «интеллектуальной несостоятельности» теизма, а во-вторых, показывает, что они порождены либо невежеством, либо предубеждением. Я надеюсь, что во время дискуссии мы сможем не лукавя рассмотреть все точки зрения в духе уважения и заинтересованности.

Союз философии и жизни

Одна из трудностей, возникающая при обсуждении нашей темы, заключается в том, чтобы с одной стороны, не пасть в глазах суровых критиков, а с другой, не оттолкнуть людей, заинтересованных в глубоком осмыслении жизни, но не привыкших к философской манере рассуждения. Сознавая необходимость удовлетворить требования обеих сторон, я разработал особый подход, с помощью которого надеюсь объединить философию и повседневную жизнь. К. С. Льюис однажды заметил, что если оратор не может сформулировать аргумент достаточно просто для того, чтобы быть понятым любым человеком, то вполне вероятно, что он сам не вполне понимает, о чем говорит. Чтобы не быть заподозренным в подобном непонимании, я опишу три уровня, на которых происходит осмысление жизни, и которые должны быть понятны любому заинтересованному человеку. Должен сказать, что и беседу с профессиональными философами можно построить также.

Позвольте описать указанные три уровня. Первый уровень — теоретический. На этом уровне мы руководствуемся общими правилами обнаружения истины. Такое рассмотрение подразумевает использование в аргументации сугубо логических построений, для него не имеют значения личные чувства дискутирующих и их культурный опыт. Привнесение в такого рода дискуссию эмоций создает препятствия на пути обнаружения истины.

Значение первого уровня для дискуссии невозможно переоценить. На этом уровне используются законы логики — хотя бы для того, чтобы их опровергнуть. К этому мы вернемся несколько позже, а пока я хотел бы отметить, что первым уровнем дискуссий часто пренебрегают те, кто не любит соглашаться с убедительной логической аргументацией оппонентов.

Логическое мышление абсолютно необходимо для постижения истины. Огюст Конт был совершенно прав, когда говорил о том, что «идеи либо правят миром, либо ввергают его в хаос». Действительно, безответственная игра идеями может быть исключительно опасной для частной и общественной жизни. Мы знаем, как «ошибки» (точнее, умышленные искажения) логики приводили к возникновению тираний. «Логические» преступления коварнее и страшнее «эмоциональных». Последние легко распознать, но если сами критерии, на основании которых строятся суждения, искажены, то исправить ситуацию становится намного сложнее.

Я сознательно уделил особое внимание важности логического мышления, потому что одна из главных опасностей, грозящих западному обществу в целом, исходит от людей, преследующих иррациональные цели, ради достижения которых они добиваются нового понимания некоторых слов и идей. В западных странах умудрились в значительной степени опошлить святое и вознести на пьедестал банальное благодаря тому, что в цепочке логической аргументации были пропущены некоторые обязательные звенья. Если постоянно подвергать разум и язык насилию так, как это происходит сейчас, то вскоре реальность будет восприниматься неадекватно.

Несмотря на важность этого уровня осмысления действительности, очень немногие испытывают потребность открыть учебник по логике; более того, незаинтересованность перерастает в презрительное отношение ко всем тем, кто пытается противопоставить иррациональному видению мира рациональное. Это во многом объясняет то обстоятельство, что учебники логики не слишком популярны. Осмыслять реальность логически, тем не менее, необходимо, иначе мир превратится в сумасшедший дом.

Признав существующее пренебрежение доводами рассудка, мы должны спросить себя: на каком основании большинство из нас формирует свою систему ценностей? Как формируют убеждения, скажем, наши коллеги или соседи по дому?

Здесь я позволю себе предположить, что мы, живущие в конце XX века, являемся уникальным поколением. Причина уникальности в том, что мы в отличии от предшествующих поколений стали объектом манипуляций, инструментом которых является массовое искусство. Оно главным образом и формирует наши убеждения, воздействуя на эмоции в обход логического мышления. За всю историю цивилизации не было столь мощного орудия воздействия на общественное сознание, как то, которое находится в руках современных имиджмейкеров. В этом, кстати сказать, скрыта некая ирония. Западный человек, традиционно испытывающий гордость от сознания своей принадлежности к просвещенному миру, развитию которого способствовали многие выдающиеся мыслители, в последнее время беспримерно унизил логическое мышление, причем за счет технических средств, порожденных разумом.

Итак, второй уровень осмысления жизни — уровень массового искусства. На нем происходит формирование представлений любого характера — от моды на одежду до способов организации предвыборной кампании. Философы-экзистенциалисты, такие как Жан Поль Сартр и Альбер Камю, не тратили времени даром на установление ненужных силлогизмов, а просто взяли ощущение пустоты, надежно поселившееся в сердцах современных людей, и соединили его с этикой интеллектуалов. Вслед за этим довольно быстро последовало снижение культурных запросов и забвение всего того, о чем еще могла время от времени напоминать совесть. Эра телевидения превратила мир в необъятный храм массовой информации, где гости ток-шоу исполняют роль пророков, артисты и музыканты — роль священников, а любой сценарий становится «Священным Писанием», при условии что в нем отсутствуют нравственные ограничения. Включенный телевизор — вот единственное приспособление, которого требует современное культовое действо. Истина оказывается низведенной до уровня субъективной точки зрения и понятие красоты определяется созерцателем. Вечер за вечером телевизор превращает в идиотов миллионы людей.

Нельзя отрицать, что искусство всегда играло и должно играть важную роль в жизни общества. Но сегодня поражает ни с чем не сравнимая масштабность влияния массового искусства на общество. Оно, как некий таинственный законодатель, дает собственные ответы на решительно все вопросы жизни, включая вечные. Святое беззастенчиво опошляется, я от былых представлений о мире не остается и следа.

Третий уровень, неотделимый от второго, — поиск смысла жизни «за столом». Сюда относятся все бытовые ситуации, в которых человек так или иначе касается «вечных» вопросов.

Здесь я хотел бы немного отступить от темы и посетовать на неудобство, которое испытывает в гостях человек, обладающий популярной профессией. Так, врач неизменно становится жертвой знакомых и друзей, которые пытаются проконсультироваться у него по поводу своих многочисленных действительных и мнимых болезней. Юриста обязательно расспрашивают о тонкостях какого-нибудь дела. Я слышал рассказ о враче, который в отчаянии пожаловался другу-адвокату на свою горькую участь. «Посылайте охотникам до бесплатных советов счета за медицинское обслуживание,» — порекомендовал адвокат. Обрадованный врач понял, что выход найден. Каково же было его удивление, когда на следующий день он обнаружил в почтовом ящике счет от адвоката!

За прошедшие годы меня приглашали на ужин в большое число домов, и постепенно я убедился, что целью таких приглашений является отнюдь не только дружеское расположение. Чаще всего хозяева пытаются с моей помощью разрешить какую-нибудь проблему философского характера. Несмотря на «неакадемичность» обстановки, такие разговоры часто глубоки и серьезны. Это пример осмысления жизни на третьем, бытовом уровне. Например, сын или дочь хозяев в ходе ужина могут посетовать на нежелание родителей «объяснять» веру логически. «Родителям или проповеднику в церкви достаточно сослаться на Библию, и они считают это достаточным объяснением. Но в школе (или университете) к такому аргументу никто не прислушается. Как быть?» Такая жалоба мне более чем понятна. Мне приходится напоминать, что отказ от аргументации — это прием людей неверующих, точнее иррационально уверовавших в истинность какой-нибудь философской системы. Неподтвержденные доводами разума, теистические воззрения могут вызывать законное недоверие.

Большинство из нас постоянно осмысляет действительность, но незаметно, в самой банальной и обыденной обстановке — за столом, в транспорте, на отдыхе.

Итак, три уровня моей теории осмысления жизни таковы: логика, массовое искусство и быт. Поэтому, чтобы прийти к правильному пониманию жизни, я предлагаю использовать логику (первый уровень), сопровождать логические рассуждения примерами из массового искусства (второй уровень) и находить всему практическое применение (третий уровень). Другими словами, логика будет служить основанием наших рассуждений, популярное искусство — их «инфраструктурой», а повседневная жизнь — критерием практической пользы. Посмею утверждать, что стоит отступить от намеченной схемы, и аргументация потеряет достоверность для обеих сторон, что сделает невозможным обнаружение истины.

Я хотел бы начать обсуждение вопроса о существовании Бога с общего для всех нас второго уровня, общего в силу большей или меньшей общности культурного пространства западной цивилизации (к которой относятся все исторически «христианские» страны). После этого я вернусь на первый уровень с тем, чтобы определить, почему именно учение Иисуса Христа позволяет адекватно ответить на вопрос в смысле жизни и решить наболевшие проблемы современности. Затем уже мы сможем аргументирование размышлять на любую философскую тему в беседах «за столом».

Глава 2. Блуждая в бесконечном ничто

Несколько лет назад мне довелось побывать на семейной встрече у одних ближневосточных друзей. Несмотря на бурные проявления восточного радушия, довольно быстро мне стало понятно, что собравшиеся родственники живут в разных странах, и что придерживаются они противоположных взглядов на многие вопросы. «Интересно, — подумал я, а вторгается ли в их беспечные разговоры политика, или же они предусмотрительно обходят стороной эту тему, боясь нарушить единство семьи?» Вскоре я получил ответ на свой вопрос. Один из родственников высказал мнение, что члены его семьи в принципе не могут по-настоящему спорить о политике, поскольку даже ее принципы будут оспариваться до смерти. В подтверждение своих слов он рассказал анекдот, наглядно демонстрирующий самобытность и разобщенность культур разных стран.

Анекдот такой. По заданию редакции журналист проводит опрос общественного мнения в разных странах мира. Находясь в Америке, он спрашивает на улице первого встречного: «Как вы относитесь к проблеме дефицита мяса в мире?» Американец в недоумении отвечает: «А что такое дефицит?»

Затем журналист задает этот же вопрос в стране, долгое время страдающей от нехватки продовольствия. «Как вы относитесь к проблеме дефицита мяса в мире?» — спрашивает он. На что исхудавший респондент предсказуемо отвечает: «А что такое мясо?»

Следующим пунктом остановки журналиста стала страна с тоталитарным режимом правления. Обращаясь к человеку, стоящему в очереди за буханкой хлеба, журналист задает свой вопрос: «Как вы относитесь к проблеме дефицита мяса в мире?» Окинув журналиста непонимающим взглядом, человек отвечает: «А что значит как вы относитесь

Отчаявшись получить нормальный ответ, журналист обращается к жителю Ближнего Востока, спешащему на работу: «Как вы относитесь к проблеме дефицита мяса в мире?» Яростно жестикулируя, человек восклицает: «Что значит как

Анекдот вызвал громкий смех, и хозяин дома, обратившись ко мне, объяснил: «Мы не можем прийти к согласию даже в постановке вопроса, поэтому нам нет смысла бояться разногласий в ответах». Это еще более утвердило меня в том, что важно вначале условиться об исходных пунктах дискуссии, прежде чем переходить непосредственно к ней.

Итак, в соответствии с этим выводом, постараемся определить хотя бы самые основные понятия, которые будут использованы в ходе разговора.

Терминология

Четкое определение атеизма дал Этьенн Борн:

«Атеизм есть сознательное, решительное и догматически закрепленное отрицание бытия Божия. Атеистическое мировоззрение не довольствуется признанием своей относительной истинности, но претендует на полное обладание истиной, видя ее в абсолютном отрицании абсолюта».

Второе определение почерпнуто из философской энциклопедии:

«Атеист — это человек, утверждающий, что Бога нет; то есть полагающий, что утверждение «Бог существует» является ложным».

В своей книге «Кто же такой атеист?» известная поборница атеистического мировоззрения Мэдлин О’Хеир заявляет:

«Нам требуется набор надежных, практичных и удобоприемлемых стандартов, на основании которых мы могли бы общаться с самими собой и друг с другом.

Мы, атеисты, … пытаемся обнаружить разумное основание для своих убеждений и поступков — и оно у нас уже есть. Это — материалистическая философия, в основе которой лежит убеждение в том, что в мире нет ничего, помимо чисто природных феноменов… Не существует ничего сверхъестественного, ни богов, ни неба, ни ада, ни жизни после смерти. Не существует сверхъестественных сил, и существовать не может. Мы, атеисты, убеждены, что природа просто есть. Материя просто существует».

Позвольте обратить ваше внимание на одно очень важное обстоятельство. Атеизм не есть некое пассивное неверие в Бога, но активное отрицание всех основных притязаний теизма. Атеизм не просто отвергает веру в Бога, но активно утверждает материю в качестве высшей реальности. Атеисты говорят, что если существование Бога недоказуемо средствами разума, то его нельзя признать истинным.

Атеистическое мировоззрение неизбежно накладывает отпечаток на любое решение, которое принимается человеком; в своих действиях он прежде всего исходит из того, что сверхъестественная реальность отсутствует, следовательно и его действия не могут иметь сверхъестественных последствий. Любую религиозность атеист воспринимает как проявление иррационального начала, и сопротивляясь ему, он так или иначе участвует в дискриминации верующих. Я убежден, что когда будет дописана последняя страница человеческой истории, мы узнаем, что атеистическое мировоззрение, если бы ему представился шанс овладеть сознанием всех людей на свете, сделало бы невозможным само сосуществование человечества по законам разума.

Похороны мертвой идеи

Вполне возможно, что ни один другой философ не сформулировал воинствующе атеистические взгляды с такой убедительностью и силой, как Фридрих Ницше. Гордо противопоставив идеалам добра и справедливости, берущим свое начало в христианском вероучении, атеистический культ грубой силы, философ был вправе ожидать самых непредсказуемых последствий. Предчувствия его не обманули. Немного найдется философов, чьи взгляды имели столь неоспоримое и катастрофическое воздействие на людей, реально ответственных за ход истории в XX столетии. Влияние ницшеанства на Гитлера и Муссолини получило сейчас надежное документальное подтверждение. Ни один другой философ не продемонстрировал столь убедительно, как Ницше, связь, существующую между атеистическими убеждениями и злыми делами человека. За подтверждением позвольте обратиться к известной притче Ницше «Безумный человек»:

«Слышали ли вы о том безумном человеке, который в светлый полдень зажег фонарь, выбежал на рынок и кричал: «Я ищу Бога! Я ищу Бога!» Поскольку там собрались как раз многие из тех, кто не верил в Бога, вокруг него раздался хохот. Он что, пропал? — спросил один. Он заблудился, как ребенок, — сказал другой. Или спрятался? Боится нас? Пустился в плаванье? Эмигрировал?— так вопрошали и смеялись они вперемежку. Тогда безумец воскликнул: «Я хочу сказать вам, где Бог! Мы Его убили — вы и я! Мы все Его убийцы! Но как мы сделали это? Как удалось нам выпить море? Что сделали мы, чтобы оторвать землю от ее солнца? Куда теперь движется земля? Куда движемся мы? Прочь от всех солнц? Не падаем ли мы непрерывно? Назад, в сторону, вперед, во всех направлениях? Есть ли еще верх и низ? Не блуждаем ли мы словно в бесконечном Ничто? Не дышит ли на нас пустое пространство? Не стало ли холоднее? Не наступает ли все быстрее ночь? Не приходится ли средь бела дня зажигать фонарь? Разве мы не слышим шума могильщиков, погребающих Бога? Разве не доносится до нас запах божественного тления? — и Боги истлевают! Бог умер! Бог не воскреснет! И мы Его убили! Как утешимся мы, убийцы из убийц! Самое святое и могущественное Существо, какое только было в мире, истекло кровью под нашими ножами — кто смоет с нас эту кровь? Какой водой можем мы очиститься? Какие искупительные