РАБОТА 2



 

 

СОДЕРЖАНИЕ

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

2

I. Канонические пути решения проблемы человеческого фактора в авиации.

4

Наука

4

Инженерия

5

Руководство авиации

6

II. Причинно-следственная связь в авиационных происшествиях.

7

Непосредственная причина

7

Главная причина

8

Основная причина

8

III. Психофизиология аномальных отклонений в восприятии летчиком окружающей действительности

9

1. Устройство и работа нервного механизма восприятия.

11

2. Зависимость надежности летчика от его летного опыта.

14

Первый этап освоения ЛА

14

Второй этап освоения ЛА

16

Третий этап освоения ЛА

18

3. Зависимость надежности летчика от летного опыта членов экипажа.

24

4. Зависимость надежности летчика от непосредственного командира.

25

Первый этап освоения занимаемой руководящей должности.

25

Второй этап освоения занимаемой руководящей должности.

26

Третий этап освоения занимаемой руководящей должности.

27

5. Зависимость надежности летчика от занимаемой руководящей должности.

29

6. Зависимость надежности летчика от прямых командиров.

31

7. Зависимость надежности летчика от использования автоматических систем управления полетом.

34

8. Надежность летчика при нарушении принципа единоначалия в летном экипаже.

36

9. Зависимость надежности летчика от окружающей действительности в главных областях жизнедеятельности.

39

IV. Работа с надежностью летчика.

41

1. Работа с летчиком на первом этапе освоения ЛА.

41

Подбор состава летного экипажа.

42

Подбор непосредственного командира или летчика-инструктора.

42

Регламентация летной работы.

43

Наработка условно-рефлекторных связей с окружающей действительностью летной области.

44

2. Работа с летчиком на третьем этапе освоения ЛА.

45

Подбор состава летного экипажа.

46

Подбор непосредственного командира.

47

Коренные изменения действительности в главных областях деятельности летчика.

47

3. Работа с основными членами летного экипажа на первом и третьем этапах освоения ЛА.

50

4. Работа с летчиком при назначении на руководящую должность заместителя командира.

50

5. Защита надежности летчика от нарушения принципа единоначалия в летном экипаже.

51

6. Работа с летчиком при коренных изменениях в главных областях жизнедеятельности.

52

7. Защита надежности летчика от чрезмерного использования и доверия автоматическим системам управления полетом ЛА.

53

8. Работа с вертикалями подчиненности в авиационном полку.

53

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

56

 

 

 

 

 

 

 

 

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

После очередной громкой авиационной катастрофы средства массовой информации в тот же час бодро вещают о предполагаемых причинах – неблагополучные метеорологические условия, отказ техники, что-то с топливом и т.п. Весь этот перечень предположений всегда заканчивается человеческим фактором, как нечто обособленным, случайным, связанным с естеством человека, которое способно проявляться в форме неадекватных действий летчика на требования объективной действительности.

Однако, почти все авиационные происшествия происходят по причине человеческого фактора, т.е. ошибки летчика, включающей в развитие аварийную ситуацию. Этот факт устанавливается без особых затруднений.

Остается за малым, ответить на вопрос – почему подготовленный летчик допустил аварийную ошибку?

Вот тут-то дальнейшее расследование причин всякий раз попадает в тупиковое положение. Понятие «подготовленный летчик» отвергает любые версии. Выходит, что в его подготовку забыли включить действия при встрече с опасными явлениями погоды, отказами техники, умение оценивать обстановку для принятия решений. Но эти атрибуты являются основой летного обучения. Поэтому на бумагу ничего не ложится, кроме обвинения участников и организаторов неблагополучного полета во всех грехах.

Такой подход принуждает к решению проблемы аварийности мерами декларативного характера, т.е. воззваниями с резолюциями:

довести о случившемся всему летному составу;

обратить особое внимание;

усилить, обострить, подобного не допускать;

провести дополнительные занятия;

виновных наказать.

Формально этот путь претендует на профилактику человеческого фактора, но устойчивой связи профилактической работы с ним не имеет, что подтверждается продолжающейся аварийностью по причине ошибки летчика.

Серьезные мужи от авиации к чему только не прибегают, чтобы оправдать свое бессилие. Впутывают сюда мать природу, наградившую человека свойством ошибаться, судьбу, даже приказ с небес им представляется достойным для обоснования аварийности с участием подготовленных летчиков.

Таким образом, незнание сущности человеческого фактора, условий образования и проявления его негативных свойств до сих пор оставляют нерешенной проблему аварийности по причине ошибки летчика.

Раскрытием данной темы путем обобщения научной и практической баз, выбором правильного пути поиска получен ответ на все вопросы по человеческому фактору в летном труде.

Любая ошибка человека в отношениях с окружающей действительностью есть продукт работы законов ее восприятия под давлением определенных условий. Эти законы и условия открыты великим русским ученым И.П. Павловым в первой половине XX века, за которые был удостоен Нобелевской премии и получил мировое признание.

Таким образом, соединение результатов достигнутых наукой с практическим знанием условий летной работы открыло неограниченные возможности в избирательном создании летчику условий, в которых восприятие им окружающей действительности будет сохраняться достаточно полным, точным и объективным. Тем самым образование негативных свойств человеческого фактора или восприятия станет доступным для планирования их профилактики. В результате такой работы уровень аварийности в авиации снизится до случайной величины.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

I. Канонические пути решения проблемы человеческого фактора в авиации.

 

Этой проблемой занимаются наука, инженерия, руководство авиации. Их пути совершенно разные, но друг другу не противоречат, каждый вносит посильную лепту в обеспечении безопасности полетов.

 

Наука.

Техническое оснащение, доступ к подопытному материалу позволили науке выйти на физиологические пределы летчика (минутный объем дыхания, кровяное давление, пульс сердцебиения), за которыми следует скачкообразный рост ошибок.

Теперь наука занята поиском факторов, способных отправить физиологию летчика за предельные значения параметров.

Цель – все их выявить и устранить.

Но наука вооружена знанием только физиологии летного труда, а все искомые факторы или условия расположились в его психологии, которая доступна только летчику. Психология любого вида трудовой деятельности человека открывает дверь тому, кто ей занят и никому другому.

Поэтому в поисках нехороших факторов наука вынуждена применить метод тыканья пальцем во все окружающее летчика в надежде на что-нибудь наткнуться. При этом самого летчика использует в качестве физиологического материала, что-то вроде белой крысы или кролика.

Однако многообразие связей в окружающем летчика мире соизмеримо с бесконечностью. Следовательно, этот путь обречен на бесконечные затраты сил, средств и времени.

К тому же практически все факторы, определяющие параметры физиологического состояния летчика устранить невозможно, так как являются составными частями сущности летной работы. Чтобы от них избавить летчика нужно его пересадить на велосипед.

Примеры. Наука наткнулась на фактор, значительно напрягающий физиологию летчика. Им оказался красный цвет световой сигнализации опасных отказов техники. Научные опыты показали, что перевод этой сигнализации на желтый цвет вызывает у летчика меньшее раздражение. Какая многообещающая находка для защиты очередного научного труда! Но инженерная психология не позволила перекрашивания сигнализации, поскольку в самом красном цвете заложена исключительно важная информация.

Наукой был обнаружен фактор, наносящий сильнейший удар по физиологии летчика. На этот раз им оказался момент перехода с приборного пилотирования летательного аппарата (далее ЛА) на визуальный контакт с землей при заходе на посадку в облаках. Отменить полеты в сложных метеорологических условиях также не удалось.

Наука обнаружила фактор, расслабляющий физиологию летчика до пересечения параметров нижнего предела. Оказывается, если летчика заставить многократно выполнять одно и то же полетное задание в одних и тех же условиях, то его нервная система восприятия пресыщается однообразием и дает сбои в работе. Она перестает воспринимать окружающую действительность с требуемыми скоростью и точностью, что вызывает рост ошибок. Избавить летчика от однообразных повторений невозможно, поскольку из них состоит летная работа.

Подобных факторов, не желающих оставить физиологию летчика в покое, наукой найдено немало. Но это не сказалось на выполнении плана по защите научных опусов. По их количеству наука предлагает оценивать свой вклад в решение проблемы аварийности в авиации по причине человеческого фактора.

И.П. Павлов в своих трудах о психофизиологии человека предостерегал о том, что нельзя рассматривать физиологию и психологию раздельно. Только психофизиология дает правильный ответ на все вопросы, связанные с реакцией человека на требования окружающей среды, т.е. действительности.

 

Инженерия.

Усложнение авиационной техники, целевых задач, условий их выполнения вызвали рост ошибок летчика.

Инженерия не стала утруждать себя поиском причин, взяла и все автоматизировала, даже тушение пожара с его световой сигнализацией красного цвета. Физиология не только не успевает в панике покинуть свои пределы, но глазом моргнуть, как автомат проблему уже решил.

Цель – вытеснить человека из управления ЛА вместе с его физиологией и психологией, тем самым избавить авиацию от пресловутого человеческого фактора.

Результаты достигнуты немалые, на устаревших типах ЛА и тех не автоматизирована разве что подача кофе экипажу.

Такие услуги вообще лишили летчика возможности ошибаться в чем-либо связанном с эксплуатацией ЛА.

Казалось бы, проблема человеческого фактора в авиации решена, если бы не одно «но». Подготовленный летчик стал утрачивать летные навыки и умения в произвольных полетах, свободных от заданных автоматами программ. Из летчика он стал превращаться в оператора по управлению автоматическими системами. Такая метаморфоза особенно процветает в коммерческой авиации, в которой уже давно под безопасностью полетов подразумевается безопасность в эксплуатации электронных систем.

Почти все аварийные ситуации стали непосредственно связаны с ошибками в работе с автоматическими системами, их отказами и вынужденном переходе на ручное управление ЛА. Более того, учтены случаи аварийности, которые можно было избежать отключением исправного автомата с последующим переходом на ручное управление полетом.

Но подготовленный летчик этого не сделал, опять возникает вопрос «почему», который отвергает любую версию и заставляет искать ответ в приказе с небес и другой суеверной чуши.

Решать проблемы автоматических летчиков инженерия предоставила им самим.

 

Руководство авиации.

Решение проблемы аварийности по причине ошибки летчика оно представляет в виде обширного перечня требований, определяемых регламентами летной работы ко всему, что касается организации и производства полетов.

Цель – забором из требований огородить летчика от всех возможных неправильных действий.

В случаях, ухудшающих безопасность полетов, расследование причин, по сути, сводится к поиску претензий по выполнению этих требований.

Такой путь неизменно заканчивается определением виновных лиц, закручиванием пределов требований, дополнительными объемами работы.

Профилактика аварийности на этой основе носит полицейский характер – наведение порядка и дисциплины. Безусловно, порядок необходим во всем и везде, но его абсолютизация превратила работу с человеческим фактором в охоту на ведьм.

Человек слишком сложная зависимая организация, чтобы в нем подозревать только плохого исполнителя. Он создан законами природы, со всем, что с ним и в нем происходит нужно разбираться с позиции его создателей, для этого их нужно знать.

И.П. Павлов в своих трудах предупреждал: «Незнание законов природы человека и впредь будет давить на нас всей своей слепой силой необходимости».

 

II. Причинно-следственная связь в авиационных происшествиях.

Все события в мире, и авиационные происшествия в том числе, всегда обязаны трем причинам:

непосредственная;

главная;

основная.

Отсутствие любой из них относит событие к разряду невероятных. Присутствие всех трех порождает событие на уровне закономерности.

Есть еще сопутствующие причины, они ускоряют развитие аварийной ситуации, включенной перечисленными выше причинами.

 

Непосредственная причина.

К ней относятся ошибки летчика в:

принятии решения на действия;

эксплуатации технических систем ЛА;

технике пилотирования.

Ошибка представляет собой действие либо бездействие, не соответствующие требованиям объективной действительности.

Непосредственная причина определяется ответом на вопрос «Что сделал летчик, либо не сделал, в результате чего включилась в развитие аварийная ситуация?»

Число возможных ошибок с их вариантами соизмеримо с бесконечностью. Поэтому профилактика аварийности на основе знания только непосредственной причины есть попытка охватить бесконечность затрат сил, средств и времени.

Ошибка, какой бы очевидной не была, как бы близко не лежала на поверхности, не может служить основанием для предъявления летчику претензий, т.е. быть объяснением чего-либо существенного. Она всего лишь следствие других причин.

Знание непосредственной причины необходимо для избрания направления дальнейшего расследования причин произошедшего.

 

 

Главная причина.

Главная причина заложена в условиях летного труда. Собственно в их освоении заключается суть освоения ЛА и целевых задач.

Главная причина определяется ответом на вопрос «Что заставило летчика выполнить действие, в котором он допустил ошибку?»

Число возможных главных причин равно числу возможных условий в летной работе, поскольку именно они принуждают летчика к действиям либо ошибочно бездействовать.

Потенциальных главных причин аварийности немало, исчисляются сотнями. Но это не бесконечность, иначе освоение ЛА не имело бы конца.

С главной причиной уже можно работать, для чего нужно выяснить каким образом она стала возможной. Получив ответ, остается убрать ее из обихода или организовать так, чтобы не принуждала летчика к действиям либо бездействию, содержащим вероятность ошибки. Такой способ профилактики главных причин применим к условиям, создаваемым человеком субъектом в виде инструкций, руководств, указаний и т.п.

Главные причины из разряда объективных условий, которые определяются сущностью летного труда убрать невозможно, от воли человека они не зависят.

Факт допущенной ошибки в условиях освоенных летчиком означает, что он перестал соответствовать требованиям летного труда. Это явление возможно только при поражении летчика основной причиной аварийности.

Основная причина.

Основную причину аварийности образуют аномальные отклонения в восприятии летчиком окружающей действительности. Такое явление происходит под давлением определенных условий и лишает летчика способности достаточно объемного, точного, объективного и своевременного восприятия, т.е. соответствия летному труду. При этом вероятность аварийной или аномальной ошибки устремляется к единице.

Основная причина и есть ответ на вопрос «Почему подготовленный летчик допустил действие либо бездействие, не соответствующие требованиям окружающей действительности, т.е. уровню его летной подготовки?»

Число основных причин равно числу аномальных отклонений в восприятии. Их всего три, но именно они порождают почти все главные и непосредственные причины аварийности.

Таким образом, устранение основных причин устраняет все главные и всю бесконечность непосредственных причин. Даже не устраняет, они перестают быть причинами чего-либо ухудшающего безопасность полетов.

 

III. Психофизиология аномальных отклонений в восприятии летчиком окружающей действительности.

По определению И.П. Павлова: «Жизнь есть процесс непрерывного уравновешивания человека с окружающей средой».

Среда, окружающая летчика, представляет собой объективный мир со всем многообразием его связей. Мир состоит из областей деятельности летчика, действительность которых своим давлением способна порождать аномальные отклонения в восприятии действительности летной области, т.е. основные причины аварийности.

К главным областям деятельности летчика относятся:

летная работа;

руководящая работа или управленческая;

непосредственные подчиненные (ближайшие), каждый из них представляет отдельную область;

непосредственный командир (ближайший);

все прямые командиры и начальники, каждый из которых представляет отдельную область;

воинская часть, подразделение, отряд (звено), штаб, отдел, служба, в структуру которых летчик входит;

регион базирования;

семья, супруга и дети, каждый из них представляет отдельную область;

дом, квартира, т.е. место проживания;

дача или загородный дом;

друг, человек ближайший по мировоззрению, интеллекту, социальным условиям;

личный автомобиль, водное транспортное средство;

домашнее животное;

увлечение чем-либо, хобби.

Возможны другие области деятельности, но все они относятся к второстепенным, их условиями, образующими аномальные отклонения в восприятии действительности летной области, можно пренебречь.

Каждая из областей деятельности летчика обладает своими границами, формами, содержанием с присущими требованиями к уравновешиванию с ними. Несмотря на кажущуюся обособленность, все они взаимосвязаны между собой законом единства и неделимости нервной системы человека, открытым И.П. Павловым.

В нервной системе человека области деятельности занимают места согласно табеля о рангах, т.е. значимости. Областям трудовой деятельности принадлежат центральные места. У летчика таковыми являются летная и руководящая (управленческая) области.

Окружающая среда в летной области представляет собой сложную, многообразную действительность, состоящую из элементов:

летательный аппарат (ЛА) с его техническими системами, аэродинамическими свойствами, возможностями, ограничениями;

летный экипаж с его уровнем летной, боевой подготовки, психологическими достоинствами и недостатками;

полетное задание;

районы полетов с совокупностью их природных условий;

аэродромы взлета, посадки с окружающими природными условиями, их радиотехническими средствами обеспечения;

руководство полетами аэродромное и территориальное;

силы взаимодействия и материального обеспечения;

метеорологические, орнитологические условия;

роль и место в групповых полетах;

командир всей группы;

непосредственный командир в группе;

полигоны для тактического и практического применения оружия;

противник с его возможностями противодействия решаемой задаче;

и многое другое.

Каждый из элементов действительности содержит в себе множество составных частей с характерными свойствами.

Уравновешивание летчика со всем этим окружением осуществляет его нервный механизм восприятия. От качества восприятия зависит соответствие ответных действий летчика на требования условий обстановки или действительности.

 

1. Устройство и работа нервного механизма восприятия.

 

Восприятие действительности летной области или отражение ее в сознании выполняют нервные функциональные системы:

первая сигнальная система посредством органов чувств;

вторая сигнальная система посредством аналитической и синтетической функций;

положительная обратная связь;

отрицательная обратная связь.

Первая сигнальная система воспринимает действительность непосредственным контактом органами чувств с ее составными частями.

Вторая сигнальная система, абстрагирующая, рисует из составных частей полные картины воспринятой действительности. Это позволяет ее аналитической функции дать им всестороннюю оценку, а синтезу выделить из них наиболее важные, чем воспринимаемое очищается от информационного мусора.

На этой основе летчиком принимается решение на действия, которым он и руководствуется. При расхождении действий с принятым решением или решения с действительностью восприятие включается на коррекцию.

Положительная обратная связь обеспечивает активность восприятия путем возбуждения нервной системы. Этот процесс сопровождается мощными скачками дополнительных притоков крови, обогащенной кислородом, что привело бы к неустойчивой работе нервной системы. Отрицательная обратная связь тормозит эти скачки, чем обеспечивает устойчивость работы нервной системы.

При такой работе нервных функциональных систем качество восприятия совершенное, ответные действия на требования действительности своевременные и точные. Работоспособность летчика намного превышает требуемую. Вероятность аномальной ошибки устремлена к нулю.

Работа нервной системы человека материальна и имеет физиологические параметры:

— минутный объем дыхания;

— кровяное давление;

— пульс сердцебиения.

По ним можно судить о величине нервного напряжения летчика или его внутреннем состоянии, что одно и то же.

УНН = МОДр + КДр + Пр = ∆ УНН

МОДф + КДф +Пф

УНН

уровень нервного напряжения

МОД

минутный объем дыхания

КД

кровяное давление

П

пульс

р

рабочий

ф

фоновый, в состоянии покоя

∆ УНН

величина превышения рабочего уровня нервного напряжения над фоновым

∆ УНН зависит от сложности трудовых операций, степени их освоения и условий окружающей действительности.

Держание в руках горящей свечи в собственном доме и штурвала горящего самолета над океаном величину ∆ УНН отличает значительно.

При полноценной работе функциональных сигнальных систем восприятия уровень нервного напряжения летчика имеет оптимальное значение параметров.

Но всякий оптимум всегда окружен пределами, в психофизиологии летного труда – верхним и нижним.

Верхний предел – максимальное значение параметров нервного напряжения или внутреннего состояния, при котором летчик еще сохраняет требуемую работоспособность.

Нижний предел – минимальное значение параметров нервного напряжения или внутреннего состояния, при котором летчик еще сохраняет требуемую работоспособность.

Сам факт существования пределов нервного напряжения указывает на возможность пересечения их параметров.

Полученное знание позволяет дать определение надежному летчику – это свойство его внутреннего состояния сохранять стабильность параметров в своих пределах независимо от условий окружающей действительности.

До сего дня термин «надежность» применялся только в отношении технических систем.

Очевидно, пришла пора применить его и к человеку. Этот термин допускался, но как неформальная, субъективная оценка каких-то его качеств. Надежность летчика получает статус объективной оценки, на материальной основе, измеряемой приборным оборудованием.

Таким образом, ненадежные летчики станут известными до участия в аварийности, следовательно, возможности участия они будут лишены.

 

 

 

 

График 1. Относительная зависимость уровня нервного напряжения надежного летчика от условий окружающей действительности, при выполнении полетного задания.

 

УНН

— величина параметров уровня нервного напряжения

Э

— этапы полета

ВПНН

— верхний предел нервного напряжения

НПНН

— нижний предел нервного напряжения

ОНН

— оптимальное нервное напряжение

ФНН

— фоновое нервное напряжение, в состоянии покоя.

 

Надежность летчика величина не постоянная, зависимая от его летного опыта и условий окружающей действительности во всех главных областях деятельности.

 

2. Зависимость надежности летчика от его летного опыта.

Период освоения летчиком каждого типа ЛА и целевых задач состоит из трех этапов: первый, второй, третий. Суть каждого из этапов освоения заключается в степени наработки рефлекторных связей с условиями окружающей действительности летной области, т.е. навыков и умений.

На каждом из этапов освоения надежность летчика претерпевает значительные изменения.

Первый этап освоения ЛА

Первый этап обязателен для всего летного состава начального освоения каждого нового типа ЛА.

Уровень нервного напряжения у летчика близок к своему верхнему пределу и нестабилен. В определенных условиях может превысить его.

В начале освоения ЛА вторая сигнальная система почти не принимает участия в восприятии действительности летной области. Ее развитие еще предстоит по мере наработки условно-рефлекторных связей. Процесс этот длительный, мучительный, требует огромных затрат нервной энергии, завершается с накоплением достаточного летного опыта.

Окружающую действительность летчик воспринимает только первой сигнальной системой в виде множества ее составных частей. Неспособность второй сигнальной системы к абстрагированию из них полных картин действительности не позволяет аналитической функции дать им всестороннюю оценку, а синтезу выделить из них наиболее важные. Поэтому в разряд важных попадает все вместе с информационным мусором. От такого обилия воспринимаемого уровень нервного напряжения летчика близок к своему верхнему пределу, что сопровождается мощными притоками крови, обогащенной кислородом.

Кроме того, из-за отсутствия навыков в распределении внимания летчик затрачивает много времени на контакт органами чувств с нужными составными частями действительности. Такое условие летного труда образует хроническое запаздывание с ответными действиями на ее требования. Это сродни непрерывному стеганию кнутом для поддержания нужной скорости, что так же вносит изрядную лепту в уровень нервного напряжения. Последний непрерывно близок, а то и равен своему верхнему пределу.

При таком внутреннем состоянии летчик не способен анализировать и видеть значительную часть элементов окружающей действительности или условий обстановки.

В каждом полете он способен с высокой вероятностью допустить аномальную ошибку. Избежать ее помогают непосредственный командир-инструктор, тренажная аппаратура и вызубривание наизусть схем распределения внимания, действий на всех этапах полета, участках, отрезках, даже моментах.

Методика летной подготовки учитывает трудности начального освоения ЛА. Обучение планируется от достаточного освоения простого с переходом к более сложному. Условия летчику создаются максимально упрощенные, стандартные, повторяющиеся. Вызубренные наизусть действия, хоть и с некоторым запаздыванием, приблизительно им соответствует.

Возникновение же условий обстановки изменяющихся произвольно, вынуждающих летчика к переходу с вызубренных, ожидаемых действий на произвольные, мгновенно отправляют его уровень нервного напряжения за верхний предел параметров. При этом работоспособность утрачивается полностью, вплоть до потери управления ЛА.

На первом этапе освоения ЛА летчик совершенно не переносит отклонений от плана полетного задания, особенно таких как:

изменения в составе экипажа в день полета с любыми целями;

изменение бортового номера ЛА в день полета и на резервный в том числе;

изменение задач полета или порядка их выполнения в день полета, особенно во время полета;

изменение схем прихода на аэродром, захода на посадку во время выполнения полета;

отправление на другой аэродром с любыми целями и на запасной в том числе;

отказы техники, сопровождаемые световой сигнализацией красного цвета, сиреной, вибрацией корпуса ЛА;

создание дефицита времени во всем имеющем отношение к предстоящему полету, особенно во время его выполнения;

некорректное обращение с летчиком со стороны прямых командиров, руководителя полетов, связанное с предстоящим полетом, особенно во время его выполнения.

Перечисленные выше условия являются главными причинами аварийности этой категории летчиков. Возникновение нескольких из них в одном полете его благополучное завершение относит к разряду маловероятных.

Доля аварийности летчиков первого этапа освоения ЛА составляет 15%. Непосредственные причины (ошибки) носят один характер: не заметил, упустил, не проконтролировал, не включил, не выключил, не успел, не смог и т.п.

Основная причина так же единственная – выход уровня нервного напряжения за верхний предел параметров.

Таким образом, неразвитая вторая сигнальная система восприятия действительности летной области образует первую основную причину аварийности. Она работает в дежурном режиме ожидания главной причины, которая заставит летчика выполнять действия, отличающиеся от плана полетного задания, т.е. не отработанные на предварительной и предполетной подготовках.

Первый этап освоения ЛА и целевых задач у всех членов экипажа имеет продолжительность от одного до двух лет систематической летной работы. Разброс в годах связан с объемом предыдущего летного опыта и индивидуальными способностями.

Надежность этой категории летного состава низкая, но с хорошо выраженной тенденцией роста по мере накопления летного опыта.

Второй этап освоения ЛА

Второй этап свойственный для летчиков с опытом освоения ЛА и целевых задач более двух лет.

Уровень нервного напряжения у них оптимальный и стабильный. Он не пересекает своих предельных значений почти во всех возможных условиях. Если это и происходит, то внутреннее состояние летчика мгновенно возвращается к оптимальным параметрам. Эта категория летчиков не принимает участия в аварийности по причине человеческого фактора, т.е. ошибки.

С накоплением летного опыта, наработкой условно-рефлекторных связей с окружающей действительностью, проникновением в сущность летной работы происходит непрерывное снижение уровня нервного напряжения. Появившийся растущий избыток нервной энергии распределяется на все элементы действительности летной области.

Первая сигнальная система восприятия приобретает навыки непосредственного контакта органами чувств с наиболее важными составными частями действительности. Она добывает информацию уже очищенной от мусора, что так же снижает затраты нервной энергии.

Вторая сигнальная система восприятия развивает способность к абстрагированию из составных частей или отражению из них в сознании полных картин действительности. Такое условие включает в работу аналитическую и синтетическую функции. С этого момента действия летчика становятся осознанными, т.е. контролируемыми сознанием.

По завершении полетных заданий оцененные и обобщенные картины действительности не исчезают из памяти сознания. Они выстраиваются в ряды по типажам. В летной работе эти картины часто повторяются, поэтому столь же часто отпадает необходимость в их повторной обработке анализом и синтезом. Нужно всего лишь выбрать картину, соответствующую реальной действительности. Это условие психофизиологии летного труда избавляет летчика от хронического запаздывания с ответными действиями на требования действительности.

Кроме того, память поведения условий обстановки или действительности в прошлых полетах открывает самую значительную возможность предвидеть ее изменения в настоящих. Летчик начинает к ним готовиться, он всегда выполняет заранее подготовленные действия и одновременно готовится к ожидаемым.

Так мастер шахматного спорта, выполняя фигурой ход, о нем думает меньше всего, поскольку его ожидал. С этим ходом он предвидит расстановку сил на десять ходов вперед и начинает готовиться к ней.

Таким образом, летчик не только освободился от дефицита времени, но приобретает способность работать с его опережением. Он легко переносит внезапные, неплановые изменения обстановки, так как они для него таковыми не являются, летчик их предвидит и ожидает.

Произвольные полеты ему даже больше импонируют, нежели плановые, однообразные, повторяющиеся, не требующие творческих отношений с окружающей действительностью.

Если бы такое внутреннее состояние летчика оставалось постоянным! Но все состояния человека не могут стабилизироваться во времени ни на одну секунду, они в непрерывном движении.

Второй этап освоения ЛА и целевых задач имеет продолжительность у:

командира корабля 5-6 лет;

штурмана 8 лет;

остальных членов экипажа два года.

Разница в годах между специалистами обусловлена различием в сложности их операторского труда.

Надежность летчика совершенная.

Третий этап освоения ЛА

Третий этап возможен у летчиков с опытом освоения одного типа ЛА и целевых задач более семи лет.

Всегда считалось – чем больше летного опыта, тем выше надежность летчика. Так оно и есть, но продолжается не бесконечно. У каждого летчика может наступить момент, когда эта связь приобретает вид обратной пропорции – чем больше летного опыта, тем ниже его надежность.

При длительном освоении одного типа ЛА в однообразно повторяющихся условиях окружающей действительности уровень нервного напряжения летчика не останавливается на оптимальных параметрах, он непрерывно снижается, устремляясь к своему нижнему пределу.

Наработка условных рефлексов доводится до крайнего автоматизма. Руки, ноги, мышцы, органы чувств приобретают собственную память отдельных действий и целых схем.

Первая сигнальная система восприятия, пресыщенная однообразным повторением, все меньше нуждается в непосредственном контакте органами чувств с составными частями действительности. Для этого достаточного беглого взгляда, а то обойтись и без него. Активность нервной системы летчика в отношениях с окружающей действительностью непрерывно снижается, к ней подаются все меньшие дополнительные притоки крови обогащенной кислородом. По достижении равенства параметров уровня нервного напряжения с его нижним пределом летчик переходит на третий этап освоения ЛА.

Первая сигнальная система воспринимает действительность не непосредственным контактом органов чувств с ее составными частями, а в виде блоков из их множества. Они обозначены наименованиями, номерами этапов, участков, отрезков полета.

Вторая сигнальная система восприятия не может из блоков абстрагировать или рисовать в памяти сознания полные картины действительности. Кроме наименования блоков рисунка не получается. Информация, воспринимаемая в таком виде, не доступна всесторонней оценке аналитической и синтетической функциям. Они из работы выключаются. Осознанный контроль соответствия решений требованиям окружающей действительности, а действий принятому решению прекращается.

Из словосочетания «условно-рефлекторный» первая часть выпадает. Остаются голые рефлексы, способные срабатывать без связи с условиями. В отношениях с окружающей действительностью летчик переходит на жесткий динамический стереотип, который почти не нуждается в физиологическом обеспечении активности нервно системы человека. Уровень нервного напряжения занимает стабильное положение под своим нижним пределом.

Рефлексы включаются своевременно и точно, но соответствовать они могут только однообразно повторяющимся условиям выполняемых полетных заданий.

Летчик превращается в механическую заводную куклу, способную членораздельно произносить стереотипный набор слов и выполнять такой же набор действий.

Если окружающая действительность требует от летчика условных рефлексов, т.е. произвольных навыков и умений, то они отсутствуют. Такой вид нервной деятельности обеспечивает вторая сигнальная система восприятия, которая выключена из работы за ненадобностью.

Необходимость перехода со стереотипных отношений с окружающей действительностью на творческие, диктуемые ее произвольными изменениями, мгновенно отправляют уровень нервного напряжения летчика за верхний предел параметров. При этом летчик полностью утрачивает работоспособность, вплоть до потери управления ЛА.

Условия, принуждающие летчика к свободным от плана полета мышлению и действиям, вызывают значительное возбуждение нервной системы. К ней подаются мощные дополнительные притоки крови, обогащенные кислородом. Первая сигнальная система мгновенно переключается с блокового восприятия действительности на непосредственный контакт органами чувств с ее составными частями. Впервые за многие годы летной работы объективная действительность предстает перед летчиком во всем многообразии связей. Такая картина ошеломляет его, привыкшего к убогому блоковому восприятию. Уровень нервного напряжения мгновенно покидает свое стабильное положение под своим нижним пределом и скачком пересекает верхний предел, минуя оптимальные значения параметров. Летчик теряет ориентацию во всем его окружающем, не может найти указатель скорости на приборной доске, на который смотрел годами, но в стереотипных условиях. Далее следует переход из рабочего стереотипного внутреннего состояния в паническое.

Вот летчик и вернулся на круги своя, с чего начал освоение ЛА, к тому и пришел. Только он начал с наработки навыков и умений в распределении внимания, технике пилотирования, работе с техническими системами ЛА, летном мышлении, а закончил их деградацией.

Доля аварийности сверхопытных летчиков составляет 78%. Непосредственные причины или ошибки носят характер абсурдных, нелепых, несуразных, что обусловлено их паническим внутренним состоянием.

Таковы форма и содержание второй основной причины аварийности, которая блокирует работу всего нервного механизма восприятия действительности жестким динамическим стереотипом.

Со стереотипным восприятием действительности опасно работать даже с мясорубкой. Вместо продукта в нее легко может быть послана рука многоопытного трудового деятеля.

Наглядное представление об этом аномальном явлении в восприятии покажет отвлеченный пример. Женщина не может понять, почему ее супруг, прежде такой внимательный, вдруг перестал замечать на ней новые костюмы, прическу, обувь, макияж. На эти прекрасные изменения своей действительности она потратила средства, время, проявила изобретательность. Рассчитывала на их достойную оценку, но все оказалось напрасным, конечно обидно до слез.

Однако супруг ни в чем не виноват. За годы совместной жизни его первая сигнальная система стала воспринимать женщину не непосредственным контактом органами чувств с составными частями ее действительности, а в виде блока их множества по имени – жена.

Вторая сигнальная система информацию не воспринимает в таком виде, аналитическая и синтетическая функции выключены, что делает его глухим, слепым, т.е. безусловным.

За стереотипные ошибки в отношениях с супругой муж получит упреки, слезы, подозрения, которые можно объяснить загруженностью, усталостью, компенсировать подарком.

Стереотипные ошибки в отношениях с летной работой могут иметь необратимые последствия.

При расследовании причин авиационного происшествия с участием сверхопытного летчика не пытайтесь искать логику в его решениях и действиях. Логика есть продукт обработки информации второй сигнальной системы восприятия, но не первой, да еще ущербной.

Такая метаморфоза в восприятии действительности для летчика происходит незаметно. Да и замечать нечем, анализ с синтезом второй сигнальной системы выключены из работы.

Продолжительность работы второй основной причины аварийности зависит от определенных изменений окружающей действительности хотя бы в одной из главных областей деятельности летчика. Как только это происходит, его внутреннее состояние возвращается во второй, а то и в первый этапы освоения ЛА со всеми их свойствами.

 

 

 

 

 

 

График 2. Зависимость уровня нервного напряжения летчика в полетах от его опыта в освоении каждого типа ЛА.

УНН   — величина параметров уровня нервного напряжения

Э   — этапы полета

ВПНН   — верхний предел нервного напряжения

НПНН   — нижний предел нервного напряжения

ФНН   — фоновое нервное напряжение, в состоянии покоя.

НН-1   — нервное напряжение на первом этапе освоения ЛА

НН-2   — нервное напряжение на втором этапе освоения ЛА

НН-3   — нервное напряжение на третьем этапе освоения ЛА

 

График 3. Зависимость надежности летчика от летного опыта при освоении каждого типа ЛА.

Н

— величина надежности летчика

ЛО

— летный опыт в годах освоения ЛА

I, II, III

— первый, второй, третий этапы освоения ЛА

 

 

График 4. Статистика аварийности в зависимости от летного опыта участников в освоении каждого типа ЛА.

100%

— более 100 авиационных происшествий.

ЛО

— летный опыт в годах освоения ЛА

 

Пик уровня аварийности с участием сверхопытных летчиков приходится на 10 лет освоения одного типа ЛА.

 

3. Зависимость надежности летчика от летного опыта членов экипажа.

Летный экипаж является главным элементом действительности летной области. Каждый специалист из его состава выполняет определенные обязанности. Однако в случаях сомнений по отношению правильности действий любого из членов экипажа немедленно докладывает об этом командиру и свои выводы из оценки обстановки. На этой основе командир принимает решение.

Правильно подобранная статистика выражает работу законов. Статистика, подобранная в зависимости от летного опыта основных членов экипажа, показывает, что участие в аварийности принимают одни и те же составы экипажей и близкие к ним. Они сформированы из специалистов первого и третьего этапов освоения ЛА в любом сочетании.

 

КК

— командир корабля (экипажа)

ПКК

— помощник командира корабля или второй пилот

Ш

— штурман

ВШ

— второй штурман

БИ

— бортинженер

I, III

— первый и третий этапы освоения ЛА.

 

В таком составе все члены экипажа могут иметь низкую надежность по причинам незнания, неумения либо наработанного стереотипа.

У каждого вероятность аномальной ошибки устремлена к единице.

Любая ошибка командира корабля может быть пропущена в управление полетом всеми членами экипажа, их стереотипом либо незнанием быть принятой за норму поведения.

В тоже время любая ошибка членов экипажа может быть пропущена в управление полетом стереотипом командира корабля либо незнанием, неумением быть принятой за норму поведения.

Все зависят от условий выполняемого полетного задания и друг друга в недопустимой степени.

В таком составе экипажа надежность командира корабля гораздо ниже его собственной.

 

4. Зависимость надежности летчика от непосредственного командира.

И.П. Павлов признавал три метода исследования всего, что связано с деятельностью человека: наблюдение, наблюдение, наблюдение.

Наблюдения показывают – у руководящего состава с опытом освоения занимаемой командной должности более двух лет, но менее четырех непосредственно подчиненные им летчики и они сами участия в аварийности не принимают.

Следовательно, аварийность в авиации организует руководящий состав с опытом освоения занимаемой командной должности менее двух лет и более четырех.

Игнорирование такой устойчивой связи надежности летчика с его непосредственным командиром относится к дорогостоящим занятиям.

Здесь работают те же законы восприятия человеком окружающей действительности руководящей (управленческой) области.

Период освоения занимаемой руководящей должности состоит из этапов: первый, второй, третий. На каждом из них качество управленческой функции непрерывно изменяется, что оказывает значительное влияние на надежность подчиненных летчиков.

1) Первый этап освоения занимаемой руководящей должности.

Этот этап обязателен для всего руководящего состава, вновь назначенного на должность.

Скачком возрастают объем обязанностей, виды, масштабы решаемых задач, число подчиненных, ответственность и многое другое.

Недостаток знаний, умений в управлении сложным коллективом, дефицит времени во всем и везде, ошибки, упущения приводят к утрате внутреннего равновесия. Это снижает у руководителя силу и устойчивость волевого начала, а в управлении людьми оно стоит не на последнем месте.

С такими стартовыми условиями качество управленческой функции у руководителя достаточным быть не может.

В результате вероятность управленческой ошибки чрезвычайно высока и может иметь следующие варианты:

— не видит или не может исправить ошибочное поведение подчиненных;

— вводит свои ошибки в работу подчиненных;

— не видит или не может противостоять ошибочному вмешательству в работу подчиненных с верхних ступеней служебной лестницы.

Основная доля аварийности приходится на летчиков, подчиненных этой категории руководящего состава.

Продолжительность первого этапа освоения каждой руководящей должности 1-2 года. Разброс в годах связан с индивидуальными способностями в освоении новизны.

2) Второй этап освоения занимаемой руководящей должности.

С приобретением знаний, опыта, освоением задач, проникновением в сущность руководящей деятельности качество управленческой функции непрерывно растет.

Через два года это уже другой руководитель. Он почти все и всех знает, умеет. Прошел через свои ошибки и чужие, сделал из них выводы. На все вопросы управления своим хозяйством имеет собственное мнение, проверенное практикой. Освободился от остроты дефицита времени, восстановил внутренне равновесие.

Волевое начало достигает высокого уровня. Это облегчает управление подчиненными и противостояние ошибочному вмешательству с верхних ступеней служебной лестницы.

Летчикам первого этапа освоения ЛА такой руководитель создает условия, обеспечивающие им безопасность полетов и быстрый рост надежности. Они хорошо защищены от ошибочного вмешательства в организацию и производство полетов.

Летчикам третьего этапа освоения ЛА работа и жизнь резко усложняются. Гибкий, свободный, независимый ум непосредственного командира быстро выявит у них стереотипные отклонения от нормы, тот час примется искоренять. Стереотип не переносит творческую работу ни в каком виде, поскольку она принуждает к затратам нервной энергии. Его сложившееся годами привычное комфортное внутреннее состояние сохраняется только в условиях лени и безделья. Он попытается отстоять свое право на покой. Но развитое волевое начало непосредственного командира разрушит стереотип любой жесткости, заставит подчиненных работать не так как им хочется, а как того требует летная подготовка, значит и безопасность полетов. Он им так разнообразит окружающую действительность, что аномальные отклонения в ее восприятии мгновенно исчезнут вместе со второй основной причиной аварийности. Параметры уровня нервного напряжения у них примут оптимальные стабильные значения.

Продолжительность второго этапа освоения занимаемой руководящей должности два года.

Качество управленческой функции высшее.

3) Третий этап освоения занимаемой руководящей должности.

К пятому году исполнения занимаемой руководящей должности в результате однообразного повторения решаемых задач, руководитель нарабатывает жесткий динамический стереотип. Он перестает замечать ошибки подчиненных, свои собственные, ошибочное вмешательство с верхних ступеней служебной лестницы.

Качество управленческой функции у руководителя снижается до недопустимой величины, т.е. подвергается деградации.

Единственное что остается не тронутым вырождением это волевое начало. Но его использование может быть направлено на утверждение стереотипных ошибок в организацию и производство полетов.

Участие в аварийности принимают подчиненные летчики только третьего этапа освоения ЛА и сами руководители.

 

 

 

График 5. Зависимость качества управленческой функции от опыта в освоении занимаемой руководящей должности.

 

КУФ

— качество управленческой функции

ОЗД

— опыт в исполнении занимаемой руководящей должности в годах

 

Примечание.

И.П. Павлов в своих трудах о психофизиологии человека отметил, что отдельные руководители не переходят на стереотипные отношения с окружающей средой, т.е. действительностью. Объясняет это противоречие законам восприятия разделением людей на два типа нервной системы: сильная и слабая.

Наблюдениями автора данной темы исследования такое разделение не выявлено. Полагаю, великий ученый был вынужден прибегнуть к исключениям. Ведь он был современником «отца всех народов и вождя всех времен» Сталина И.В., сомнения, в исключительности которого, не допускались.

 

 

5. Зависимость надежности летчика от занимаемой руководящей должности.

Такая зависимость имеет место при назначении летчика с командной должности (управленческой) на должность заместителя командира до высшей ступени служебной лестницы.

Окружающая действительность руководящей должности заместителя командира мгновенно образует третью основную причину аварийности. Она носит психологический характер.

Летчики этой категории способны принимать участие в аварийности при оптимальных стабильных параметрах уровня нервного напряжения или внутреннего состояния. В восприятии действительности летной области у них полноценно работают все функциональные нервные системы. Прием и обработка информации максимально полные и точные. В любых условиях анализ с синтезом им предлагают решения на действия, соответствующие требованиям окружающей действительности. Однако существуют определенные условия, в которых летчик становится способным к принятию решений вопреки доводам рассудка вплоть до откровенного игнорирования документов регламентирующих летную работу.

Опять возникает вопрос – почему подготовленный опытный летчик будучи в здравом уме да еще при оптимальных параметрах нервного напряжения допустил безрассудную ошибку?

Ответ на него кроется в окружающей действительности руководящей должности заместителя командира.

У всех заместителей предыдущая руководящая должность была командной, окружающая действительность которой представляет собой:

большой объем обязанностей и высочайшая ответственность;

большое количество задач, требующих своевременного решения;

большое количество авиационной и другой техники;

большой сложный коллектив подчиненных с их служебными и личными проблемами, возникающими в любое время суток;

периодические и внезапные инспекционные проверки;

и многое другое.

Все это требует планирования, учета, контроля, управления.

Уравновешивание с такой окружающей действительностью сопровождается огромными затратами нервной энергии и времени в том числе личного. Почти каждый рабочий день ненормированный.

Командная область занимает ведущее место в нервной системе летчика. Ранг остальных, кроме летной, снижается чуть ли не до второстепенных. Отключаться от командной области невозможно даже при контактах с другими областями.

С назначением на должность заместителя командира давление командной области исчезает в одночасье.

Нет ни одного подчиненного с их проблемами, объем обязанностей сузился до нескольких строчек машинописного текста.

Предоставлен сам себе, сам планирует свою работу, сам ее выполняет, сам распределяет служебное время, несет ответственность только за себя.

Рабочий день стал нормированным, появилось личное время и даже свободное служебное.

Окружающая действительность упростилась настолько, что у летчика возникает хорошо осязаемое сладкое чувство свободы и независимости.

Однако сюрприз от полученной свободы сродни сильному устойчивому алкогольному опьянению, не физическому, а психологическому.

В этом и заключается сущность человеческого фактора, образующего третью основную причину аварийности. Поскольку она носит психологический характер, поэтому предельных физиологических параметров не имеет, работает в дежурном режиме ожидания определенных условий.

Такими являются следующими условия:

1. В летной области, содержащие явную угрозу безопасности предстоящему полетному заданию и при его выполнении.

2. В любой из других главных областей, содержащие сюрпризные изменения в их действительности.

В этих условиях летчик способен мотивировать свои решения на действия чем угодно, но не требованиям действительности летной области.

После изрядной дозы «коктейля» из свободы с независимостью очевидную угрозу безопасности полета летчик воспримет не более чем как некоторое усложнение. Соответственно, решение на действия, принятое на основе недооценки требований действительности, будет безрассудным, вопреки доводам. Третья основная причина наносит удар по объективности в оценке обстановки.

Сюрпризные изменения действительности в любой из главных областей деятельности превращают внутреннее состояние летчика, опьяненного свободой, в эйфорическое. Эйфория проходит быстро, но если совпадет с выполнением полетного задания, вероятность безрассудной ошибки устремится к единице, даже в простых условиях.

К примеру, эйфорию может вызвать возвращение домашнего животного, считавшегося пропавшим без вести.

Летная работа и белая акула на ошибку человека в обращении с ними реагируют одинаково, клацаньем зубов.

Заместители командиров принимают участие в аварийности по причине безрассудных решений даже в роли летчика – инструктора. Известно, что учитель должен обращаться с учеником рассудительно, но они игнорируют и эту истину.

Продолжительность работы третьей основной причины до двух лет, затем она бесследно исчезает.

Примечание.

1. У заместителей командира авиационной эскадрильи, а так же возглавляющих штабы, отделы, службы образование третьей основной причины наблюдениями не подтверждается.

2. У заместителей командиров второго и третьего этапов освоения занимаемой командной должности третья основная причина не образуется.

 

6. Зависимость надежности летчика от прямых командиров.

Организационная структура авиационного полка состоит из вертикалей подчиненности летчиков.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КАП

— командир авиационного полка

ЗКАП

— заместители командира авиационного полка

КАЭ

— командир авиационной эскадрильи

ЗКАЭ

— заместитель командира авиационной эскадрильи

КАО

— командир авиационного отряда или звена

КК

— командиры кораблей или рядовые летчики

 

Командиры от верхней ступени служебной лестницы до нижней наделены законной служебной единоличной властью над всеми подчиненными им летчиками.

Заместители командиров такой власти не имеют, но обладают правом вмешательства во все, невзирая на чины и звания, что касается организации и производства полетов.

Надежность летчика связана с качеством управленческой функции руководящего состава. Поэтому, от опыта освоения его прямыми командирами занимаемых должностей, вертикали подчиненности могут быть сформированы в вариантах, при которых вероятность аварийности устремится к единице.

 

Вариант №1.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

I – у руководящего состава, первый этап освоения занимаемой должности, а у рядовых командиров кораблей — освоения ЛА.

В этом варианте вся вертикаль подчиненности находится на первом этапе освоения занимаемой руководящей должности, а рядовые летчики, освоения ЛА.

Каждый способен послать сверху вниз грубую управленческую ошибку. При этом маловероятно, что она встретит значительное сопротивление на своем пути. Неграмотное, даже абсурдное решение в такой вертикали подчиненности пройдет с легкостью электрического тока по алюминиевой проволоке.

Из-за низкого качества управленческой функции участие в авиационных происшествиях принимают заместители командира полка и рядовые летчики. У этих категорий летного состава надежность падает до несоответствия летному труду.

Вариант №2.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

I, III – первый и третий этапы занимаемой должности.

В этом варианте командир авиационного полка выпадает из участия в организации и контроле производства полетов во всей вертикали подчиненности, по причине низкого качества управленческой функции.

Власть в вертикали подчиненности переходит к стереотипному руководящему составу, который получает почти полную свободу для удовлетворения потребности в реализации своей лени и безделья.

Кроме командира полка и его заместителей у остальных летчиков вероятность авиационного происшествия устремляется к единице.

Наибольшая часть уровня аварийности и случаев, ухудшающих безопасность полетов, приходится на командиров авиационных полков первого этапа освоения занимаемой должности.

 

 

Вариант №3.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

III – третий этап освоения руководящим составом занимаемой должности, а рядовыми командирами кораблей – освоения ЛА.

В этом варианте вертикали подчиненности авиационные происшествия происходят у всех категорий летчиков, кроме заместителей командира полка.

Каждый способен послать сверху вниз по вертикали стереотипную управленческую ошибку в организацию и производство полетов. Она с высокой вероятностью будет пропущена стереотипом нижестоящих на служебной лестнице.

 

7. Зависимость надежности летчика от использования автоматических систем управления полетом.

Современные автоматические системы управления полетом почти полностью заменяют летчика. Их беспредельное использование летную работу упрощает до примитивной.

Необходимое число условных рефлексов или навыков и умений сокращает до числа пальцев на руках:

— на взлете на заданной скорости поднять нос самолета для отрыва от земли и нажатием кнопки включить автомат;

— на посадке нажатием кнопки выключить автомат и еще раз поднять нос самолета для смягчения приземления.

Все остальное автоматизировано по заданным программам, даже уход на запасные аэродромы. Так выглядит многообразие окружающей летчика действительности летной области, которую он осваивает.

Первой и второй сигнальным системам восприятия такого «богатства» остается принести научно обоснованные соболезнования. Летная работа в них почти не нуждается.

Время накопления автоматического летного опыта равнозначно такому же перерыву в полетах, который допускается не более трех месяцев. Значит, через один год рабочее место командира корабля будет занимать существо похожее на летчика только формой.

В случае вынужденного перехода с автоматического управления полетом на штурвальное (ручное) не трудно представить себе его внутреннее состояние. Оно будет раздавлено навалившейся чуждой враждебной окружающей средой, которая потребует уравновешивания со всеми составными частями всех элементов действительности.

Если к моменту отключения автомата добавятся ночные условия, облака, сложное положение ЛА в пространстве, режим полета близкий к критическим параметрам, то его благополучный исход попадет в разряд маловероятных. Таков удел всех летчиков деградированных чрезмерным увлечением автоматическими системами управления.

Деградация летных навыков и умений особенно процветает в коммерческой авиации. Более того возможности автоматов убедили ее руководство в том, что рабочие места летчиков можно укомплектовывать специалистами не имеющими отношения к летной работе. Таких летчиков нельзя отнести даже к категории первого этапа освоения ЛА. Они не имеют представления о аэродинамике самолета, его поведении на различных режимах полета, с различной конфигурацией крыла.

Автоматическая система управления может и способна заменить человека, но летчика никогда. Это истина, а наступать на нее относится к опасным занятиям, что подтверждают авиационные происшествия.

 

 

 

8. Надежность летчика при нарушении принципа единоначалия в летном экипаже.

Межличностные отношения в экипаже основаны на принципе единоначалия.

Старший в экипаже его командир, остальные ему подчинены, им управляются и согласовываются. О своих выводах из оценки обстановки члены экипажа докладывают командиру, который на этой основе принимает единоличные решения.

Полеты выполняются только в штатном составе слетанного экипажа. В нем отработаны все элементы взаимодействия. При выполнении полетных заданий у всех специалистов параметры внутреннего состояния оптимальные, стабильные. При штатных изменениях состава экипажу назначаются специальные полеты на слетанность. Эти атрибуты узаконены документами, регламентирующими летную работу. Надежность штатного экипажа гораздо выше, чем у каждого из специалистов, поскольку все работают под непрерывным взаимным контролем.

Такая гармония в экипаже мгновенно разрушается вместе с его надежностью нарушением принципа единоначалия. Происходит это явление путем включения в состав подготовленного экипажа еще одного подготовленного командира.

К этому предприятию прибегают при выполнении нужного, важного, сложного полетного задания и при возможном усложнении условий его выполнения. Словом, штатному командиру по каким-то причинам не доверяют.

Подсаженный в экипаж летчик, как правило, старший по руководящей должности, имеет допуск к инструкторской работе и занимает место помощника командира корабля или второго пилота.

Итак, в организованный слаженный коллектив экипажа внедряется чужак, да еще превосходящий во всем, что мгновенно подавляет всех, особенно командира корабля. Ясно, что это никакой не помощник командира и не второй пилот, а узурпатор, надевший неубедительную маску рядового члена экипажа.

Неубедительность порождает серьезные, мешающие работе вопросы: кто теперь командир, кого слушать, кому докладывать и вообще как вести себя в полете?

Но на эти вопросы никто никогда не ответит. Обосновать позитивное в нарушении единоначалия, основного принципа управления любым коллективом, еще никому не удалось.

Восприятие членов экипажа переключается на действительность излучаемую «его превосходительством», подсаженным летчиком. Действительность же летной области с центрального места отодвигается в сторону, что вызывает скачкообразный рост ошибок и отклонений. От создавшегося дискомфорта нервное напряжение у всех возрастает настолько, что это хорошо видно и слышно без замеров его параметров.

Психическую растерзанность, утрату внутреннего равновесия, неуверенность экипаж ощущает в острой болезненной форме, начиная с занятия рабочих мест в ЛА.

Подсаженный для усиления летчик из собственного опыта знает о психическом синдроме экипажа. Перед занятием рабочих мест в ЛА он пытается его успокоить тривиальной фразой: «Вы работайте, как готовились, на меня внимания не обращайте, считайте правым летчиком или помощником командира». Однако от такой заботы веселей никому не становится, овечья шкура плохо маскирует волка.

В отличие от экипажа «помощник командира» чувствует себя проще и свободней, у него нет вопросов, экипаж к полету подготовлен, на него возложены обязанности только второго пилота. Ну а если возникнут сложности, тогда он поможет, но не как второй пилот, а то и вовсе возьмет управление полетом на себя, когда сочтет нужным. Отнятие штурвала у командира корабля в таких случаях происходит в некорректной форме. В авиации условия обстановки часто не оставляют время на соблюдение правил этикета и реверансы.

Грубое вмешательство в управление полетом мгновенно выключает из работы командира экипажа. Он превращается в постороннее лицо, хорошо осязающего себя помехой благополучному исходу полета. При этом полностью утрачивает непосредственный контакт со всей действительностью летной области.

Узурпатор остается в одном лице и командир экипажа, и его помощник. Но окружающая действительность у того и другого имеет существенные различия. Попытка их воспринимать одновременно обязательно приведет к утрате должного контроля за развитием обстановки, значит и уравновешивания с ней.

Кроме того, почерк работы каждого экипажа, не смотря на внешнее сходство, неповторим, как узор на кончиках пальцев руки. Из чего опять следует, что при любом качестве работы его почерк не совпадет с мнением подсаженного летчика. Последний по этой причине, даже без необходимости, не сможет удержаться от вмешательства в работу экипажа в разной форме. Тем самым внесет значительный вклад в «подогрев» внутреннего состояния всех, особенно командира корабля.

Такому испытанию чаще всех подвергаются летчики первого этапа освоения ЛА и целевых задач. Это они пользуются недоверием у организаторов таких составов экипажей. Это у них уровень нервного напряжения и без того близок к своему верхнему пределу, да еще чрезвычайно нестабилен.

Уровень же нервного напряжения чужака во время полета будет формироваться чем угодно, но не обязанностями второго пилота, они ему совершенно не интересны. Таким образом, он оказывается чужаком не только в отношениях с экипажем, но и с психофизиологией летной работы. Значит отказы в технических системах ЛА, ошибки в их эксплуатации будут замечены с опозданием и застигнут обоих летчиков врасплох.

К примеру, отказы в системах силовых установок (двигатели) не терпят промедления в ответных действиях более нескольких секунд.

Получается, формально в составе экипажа находятся два подготовленных летчика, а по содержанию ни одного. Один подавлен превосходством другого, который уверен, что в этом и заключается его роль в усилении экипажа.

В результате экипаж утрачивает требуемую работоспособность при выполнении непростого полетного задания. Ведь неспроста в него включили побольше подготовленных летчиков.

Почти все авиационные происшествия с летчиком-инструктором на борту происходят при замене им помощника командира корабля (второго пилота), т.е. при нарушении принципа единоначалия в экипаже.

Если летчик-инструктор, включенный в состав другого экипажа, выполняет свои непосредственные обязанности, связанные с обучением и контролем, надежность всех специалистов остается достаточной. Командир корабля работает без ограничений, но старшим в экипаже является инструктор, он же единоначальник. Любое его вмешательство, в любой форме воспринимается как должное, оно не угнетает, а концентрирует внимание на соответствии действий требованиям действительности. Восприятие летной области у всех занимает центральное место в нервной системе и у инструктора в том числе. Параметры внутреннего состояния оптимальные, стабильные.

Примечание.

1. При усилении состава экипажа штурманами принцип единоначалия не нарушается, но удар наносится по взаимодействию.

2. Надежность летчиков-испытателей этот фактор не касается. Межличностные отношения в экипаже у них определяются полетным листом и решаемой задачей. Исключением могут быть только личные отношения, частные.

 

 

9. Зависимость надежности летчика от окружающей действительности в главных областях деятельности.

Период освоения действительности каждой из областей деятельности так же состоит из этапов: первый, второй, третий. Суть освоения заключается в наработке стереотипных отношений с их действительностью. На первом этапе стереотип молодой, строящийся, зависимый от всего. На втором этапе стереотип построенный, но гибкий, контролируемый сознанием, т.е. второй сигнальной системой. На третьем этапе образуется жесткий динамический стереотип.

Поскольку нервная система человека едина и неделима наработанные стереотипы отношений с действительностью всех областей деятельности образуют один общий, комплексный. Его можно представить в виде сложного в архитектурном отношении здания. В здании стереотипа все связано со всем. Однообразные повторения окружающей действительности во всех областях являются фундаментом здания. Коренные изменения действительности в любой из областей деятельности или образование новой области приводят к мгновенному повреждению всего здания стереотипа, а то и полному его разрушению. Результаты зависят от глубины и масштаба изменений, но в любом случае потребуется ремонт здания, или строительство нового.

Ломка стереотипа и начало строительства нового всегда протекают тяжело и болезненно, даже если изменения по своему содержанию летчику приятны.

Наиболее болезненная часть приходится на первые 2-4 недели, что сопровождается провалом надежности летчика. Это явление обусловлено аномальным отклонением в нервном механизме восприятия действительности летной области.

В нервной системе летчика происходит перестройка. Новая действительность в любой из областей деятельности занимает центральное место, отодвигая остальные в разряд второстепенных, в том числе и летную. Происходит перераспределение затрат нервной энергии, значительную часть которой забирает новизна. На области, оставшиеся неизменными, затраты нервной энергии столь же значительно сокращаются и на летную область так же.

Новая действительность буквально оглушает и ослепляет летчика. Восприятие им действительности летной области недостаточно возбуждает нервную систему. Дополнительные притоки крови обогащенной кислородом становятся чрезмерно малы. Первая сигнальная система переходит от непосредственного контакта с составными частями действительности к восприятию в виде блоков из их множества. Вторая сигнальная система такую информацию не воспринимает, из работы выключается, чем порождается вторая основная причина аварийности.

Таким образом, с повышением в руководящей должности, рождением ребенка в семье, получением новой квартиры, приобретением нового автомобиля летчик приобретает вторую основную причину аварийности.

Через 2-4 недели это явление в психофизиологии летного труда прекращается. Распределение нервной энергии по областям деятельности восстанавливается. Действительность летной области занимает центральное место в нервной системе летчика. Аномальное отклонение в восприятии бесследно исчезает вместе со второй основной причиной аварийности. Надежность летчика становится совершенной до конца второго этапа освоения новой окружающей действительности.

 

 

Примечание.

Летчики первого этапа освоения ЛА рассмотренной зависимости не подвергаются. Летная область у них не уступает свое центральное место в нервной системе никаким изменениям во всем окружающем мире, за исключением существенных необратимых потерь в главных областях деятельности.

Таким образом, в третьем вопросе определены условия образования основных причин аварийности, которые приводят надежность летчика в несоответствие летному труду. Почти все авиационные происшествия происходят в рассмотренных условиях.

 

IV. Работа с надежностью летчика.

Знание зависимостей надежности летчика открывает возможность управления ею. Выбор способа определяют его направленность и эффективность в устранении основных причин аварийности. В этом и заключается суть профилактической работы.

 

1. Работа с летчиком на первом этапе освоения ЛА.

Эта категория летного состава поражена первой основной причиной аварийности. Из-за отсутствия достаточной наработки условных рефлексов вторая сигнальная система летчика не воспринимает действительность летной области. Поэтому уровень нервного напряжения у него близок к своему верхнему пределу и нестабилен.

Работу с летчиком необходимо проводить по следующим направлениям одновременно:

подбор состава летного экипажа;

подбор непосредственного командира или летчика-инструктора;

установление регламента летной работы;

наработка условных рефлексов, т.е. навыков и умений в отношениях с действительностью летной области.

 

 

 

1) Подбор состава летного экипажа.

Все основные члены экипажа должны быть второго этапа освоения ЛА и целевых задач.

 

 

 

 

КК

— командир корабля (экипажа)

ПКК

— помощник командира корабля или второй пилот

Ш

— штурман

ВШ

— второй штурман

БИ

— бортинженер

I, II

— первый и второй этапы освоения ЛА.

 

В таком составе экипажа только командир способен допустить аномальную ошибку по причине незнания, неумения. Но все остальные или хотя бы один с высокой вероятностью ее заметят и исправят.

В тоже время все члены экипажа на грубые ошибки не способны. Следовательно, командиру нечего будет пропускать своим неумением либо незнанием, принимать за норму поведения.

Кроме того, такое окружение излучает спокойствие, уверенность, внутреннее равновесие, осознанность ответной реакции на любые условия обстановки.

Надежность летчика при таком составе экипажа гораздо выше его собственной. Участия в аварийности они не принимают.

 

2) Подбор непосредственного командира или летчика-инструктора.

У летчика первого этапа освоения ЛА непосредственным командиром должен быть из руководящего состава второго или третьего этапов освоения занимаемой должности.

 

 

 

КК I

— командир корабля первого этапа освоения ЛА

НК II, III

— непосредственный командир второго и третьего этапов освоения занимаемой руководящей должности

 

Такие связки в вертикали подчиненности участия в аварийности не принимают.

3) Регламентация летной работы.

Летчик первого этапа освоения совершенно не переносит отклонений от плана полетного задания, вынуждающих к переходу с вызубренных наизусть действий на произвольные, свободные.

Возникновение подобных условий перед полетом, особенно во время его выполнения мгновенно отправляет его внутреннее состояние за верхний предел параметров.

Таким образом, условия полетных заданий должны строго соответствовать тем, к которым летчик готовился предварительно. Произвол в отношении данного регламента недопустим. Однако элементы действительности летной области способны к произвольным изменениям помимо воли человека. В таких случаях ответные действия на них должны быть так же регламентированы.

Если запланированный ЛА решать задачи не может, тренировочные полеты (самостоятельные) следует прекратить. Это не тот летчик, которого можно быстро перебросить на другой ЛА. При необходимости в выполнении полетного задания включить в состав экипажа непосредственного командира.

Если возникнет необходимость в изменении задач полета, то любое полетное задание можно заменить на зону техники пилотирования или полет по кругу. Летчик их выполнял многократно, поэтому в предварительной подготовке не нуждается.

Если возникнет необходимость изменения схем прихода на аэродром, захода на посадку, их можно поменять только на стандартные, но не наоборот.

При отправлении летчика на другой аэродром по плану полета или условиям обстановки создать ему простейшие условия для ухода. Дать информацию об удалении аэродрома, эшелоне, курсе следования, посадочном курсе, метеоусловиях, данных средств связи и радиотехнического обеспечения независимо ни от чего. Руководителю полетов аэродрома посадки дать информацию об отправлении к нему неопытного летчика, его позывной и фамилию. Потребовать обеспечить летчику стандартные условия, первый заход на посадку выполнить с проходом над взлетно-посадочной полосой на высоте круга без снижения по глиссаде.

Создание летчику дефицита времени или ускорение чего-либо связанного с полетом должны быть исключены.

Некорректное обращение с летчиком со стороны его прямых командиров, руководителя полетов, связанное с предстоящим полетом, особенно во время его выполнения, должно быть исключено.

Попытку нарушения данного регламента рассматривать как умышленную организацию авиационного происшествия

При нахождении в составе экипажа непосредственного командира выполнение перечисленных требований не обязательно.

4) Наработка условно-рефлекторных связей с окружающей действительностью летной области.

Вторая сигнальная система в восприятии действительности летной области у летчика участия почти не принимает. Для преодоления этой аномалии необходима избыточная нервная энергия, которой нет. Она почти вся затрачивается первой сигнальной системой восприятия, ничего не оставляя второй сигнальной системе.

Задача образования избыточной нервной энергии решается разгрузкой нервной системы путем интенсивной наработки условно-рефлекторных связей с окружающей действительностью, т.е. навыков и умений.

Ожидаемый эффект в достижении таких результатов дает проведение с летчиком следующих мероприятий:

тренировки на тренажной аппаратуре с максимальным усложнением условий;

до нескольких часов в неделю проводить в кабине ЛА, вживаться в рабочее место;

систематически выполнять полеты «пеший по летному» с различными схемами прихода на аэродром и захода на посадку;

полеты выполнять систематически с максимальной нагрузкой;

пилотирование ЛА только в штурвальном режиме, т.е. ручном;

выполнить хотя бы один контрольный полет с посадкой на другом аэродроме;

возможны другие мероприятия.

 

Создание выше приведенных условий летной подготовки значительно ускорит переход летчика на второй этап освоения ЛА, а внутреннее состояние к оптимальным стабильным значениям параметров.

Нервный механизм восприятия считать достаточно развитым, если летчик приобретает способность вступать в непосредственный контакт органами чувств с составными частями всех элементов окружающей действительности.

Таким образом, предложенная работа решит проблему аварийности этой категории летного состава.

 

2. Работа с летчиком на третьем этапе освоения ЛА.

У этой категории летного состава нервные системы восприятия действительности летной области практически выключены из работы за ненадобностью. Причина тому – наработка летных рефлексов до образования жесткого динамического стереотипа, который в расходе нервной энергии почти не нуждается. Поэтому уровень нервного напряжения у летчика занимает стабильное положение под своим нижним пределом. В связи с этим работу с летчиком нужно планировать в одном направлении – активизировать его нервную систему до оптимальных значений параметров. Для решения этой задачи, поставленной природой человека, достаточно разрушить жесткий динамический стереотип и впредь не допускать его образования.

Цель достигается тремя способами:

подбор состава летного экипажа;

подбор непосредственного командира;

коренные изменения действительности в главных областях деятельности.

 

 

1) Подбор состава летного экипажа.

Все основные члены экипажа должны быть второго этапа освоения ЛА и целевых задач.

 

КК

— командир корабля (экипажа)

ПКК

— помощник командира корабля или второй пилот

Ш

— штурман

ВШ

— второй штурман

БИ

— бортинженер

II, III

— второй и третий этапы освоения ЛА.

В таком окружении летчик лишается возможности мыслить и действовать стереотипно, т.е. без связи с условиями действительности. Попытка уравновешиваться с окружающей средой безусловными рефлексами вызовет смех у членов экипажа, а то и насмешки.

Наблюдения показывают, что жесткий динамический стереотип при контактах с произвольным, свободным, независимым мышлением, утрачивает жесткость, становится гибким, т.е. условно-рефлекторным. Уровень нервного напряжения у летчика принимает оптимальные, стабильные параметры. Первая сигнальная система переходит с блокового восприятия действительности на непосредственный контакт органами чувств с ее составными частями. Вторая сигнальная система включается в активную, полноценную работу. Надежность летчика становится совершенной.

Экипажи такого состава участия в аварийности не принимают.

Примечание:

После формирования нового состава экипажа от летной работы его освободить сроком не менее чем на одну неделю. Тренировочные полеты начать с самых простых видов с задачей отработки взаимодействия.

 

2) Подбор непосредственного командира.

Непосредственный командир стереотипного летчика должен быть из категории второго этапа освоения занимаемой руководящей должности.

 

 

КК III

— командир корабля третьего этапа освоения ЛА

НК II

— непосредственный командир второго этапа освоения занимаемой руководящей должности

 

Гибкий, свободный ум непосредственного командира быстро заметит странное поведение летчика при усложнении условий обстановки в полетах и примется за его коррекцию. Сверхопытный летчик попытается оказать сопротивление, но развитое волевое начало руководителя позволяет разрушить стереотип любой жесткости. Летчик будет вынужден приспосабливаться к требованиям новой окружающей действительности. А освоение всего нового обязательно вызывает значительные затраты нервной энергии. Уровень нервного напряжения летчика примет оптимальные значения параметров. Аномальные отклонения в восприятии мгновенно будут устранены вместе со второй основной причиной аварийности.

Такие непосредственные связки в системе подчиненности не принимают участия в аварийности.

Примечание:

После подбора непосредственного командира полеты начать с контроля техники пилотирования днем и ночью.

 

3) Коренные изменения действительности в главных областях деятельности летчика.

Изменения действительности такого рода в любой из главных областей деятельности мгновенно разрушат здание наработанного жесткого динамического стереотипа. Строительство нового стереотипа вызовет значительное повышение нервного напряжения летчика и при контакте с областями деятельности, действительность которых осталась неизменной. Уровень нервного напряжения летчика при выполнении полетов примет оптимальные, стабильные значения. Аномальные отклонения в нервных функциональных системах восприятия исчезнут вместе со второй основной причиной аварийности. Такое внутреннее состояние летчика сохраняется до конца второго этапа освоения новой действительности.

К наиболее эффективным мерам по разрушению жесткого динамического стереотипа относятся:

переучивание на другой тип ЛА;

повышение в руководящей должности;

задача первоначального обучения другого командира корабля;

освоение новых видов полетов;

перевод летчика в другой отряд, подразделение, воинскую часть, регион базирования;

перерывы в летной работе более одного года;

создание семьи;

рождение каждого ребенка в семье;

смена квартиры проживания;

приобретение автомобиля в личное пользование;

приобретение домашнего животного или дикого, но ручного.

 

Достаточно проведение одного из выше перечисленных мероприятий или это произойдет естественным образом.

У стереотипного летчика вторая сигнальная система не отмирает, она находится в выключенном из работы состоянии. При ее включении, накопленный памятью сознания опыт быстро восстанавливается.

Так, переучивание на другой тип ЛА делает ненужными почти все знания, навыки, умения приобретенные ранее. Теперь нужны другие знания, навыки, умения, которых у летчика нет. Из третьего этапа освоения ЛА он возвращается в первый на срок не менее одного года. Чтобы наработать новый жесткий динамический стереотип ему потребуется еще пять лет. Все это время надежность летчика будет совершенной.

Освоение каждой новой руководящей должности активизирует нервную систему летчика и в летной области на срок не менее трех лет.

Перевод летчика в другой регион базирования изменит почти всю окружающую среду. Строительство нового здания стереотипа займет не менее пяти лет.

Задача первоначального обучения другого командира корабля потрясет стереотипного летчика до основания. Это трудная, длительная ответственная работа, требующая от инструктора больших затрат нервной энергии. Чтобы учить, надо самому знать и уметь, много работать с обучаемым на тренажной аппаратуре, отвечать на его бесконечные вопросы. Пилотирование ЛА выполняется только в штурвальном режиме, на автомате летать не научишься. Нужно искать и устранять причины ошибок обучаемого. Ко всему этому учить надо не тому как сам летал, но как того требует методика, разница большая. Есть и такой фактор в труде учителя – обучая другого, обучаешься и сам. Летчик возвращается из третьего этапа освоения ЛА во второй на срок не менее трех лет.

Таков эффект мероприятий и в остальных областях деятельности, только сроки продолжительности действия разные, по их истечении провести хотя бы одно из них.

Периодическое разрушение стереотипа вынуждает летчика непрерывно заниматься его строительством. Пока он этим занят его надежность сохраняется совершенной. Задача разрушения жесткого динамического стереотипа решается любым из трех рассмотренных способов. Но по возможности желательно использование всех трех одновременно.

Предупреждения:

1. С проведением мероприятий или это произойдет естественным образом, в течение 2-4 недель у летчика обязателен провал надежности.

2. Необратимые потери в любой из главных областей вызывают провал надежности в течение нескольких недель.

3. Задача первоначального обучения помощника командира корабля (второго пилота) изменяет действительность настолько незначительно, что жесткий динамический стереотип сохраняет свои свойства, не разрушается.

4. Назначение летчика на руководящую должность заместителя командира до верхней ступени служебной лестницы вызывает провал его надежности на срок до полутора лет.

 

 

 

 

3. Работа с основными членами летного экипажа на первом и третьем этапах освоения ЛА.

Работа с ними аналогична работе с летчиками.

Не менее эффективно включение их в состав экипажа, в котором командир находится на втором этапе освоения ЛА.

 

 

 

 

 

КК

— командир корабля (экипажа)

ПКК

— помощник командира корабля или второй пилот

Ш

— штурман

ВШ

— второй штурман

БИ

— бортинженер

I, II, III

— первый, второй, третий этапы освоения ЛА.

 

Надежность командира настолько совершенна, что практически не зависит от любого сочетания этапов освоения ЛА членов экипажа. Специалисты первого этапа получат хорошую школу освоения ЛА, а стереотипам любой жесткости будет возвращена гибкость.

 

4. Работа с летчиком при назначении на руководящую должность заместителя командира.

Руководящая должность заместителя командира до верхней ступени служебной лестницы образует третью основную причину аварийности. Суть ее заключается в психическом опьянении от полученной свободы с независимостью. Проявляется она в форме безрассудных решений на действия, вопреки разуму. Следовательно, работа с летчиком должна быть направлена на отрезвление его психики.

К наиболее эффективным способам решения этой задачи относятся:

назначение летчика заместителем командира с опытом освоения занимаемой должности более двух лет;

поставить задачу переучивания на другой тип ЛА.

Зрелый командир своими знаниями, опытом, развитым волевым началом будет оказывать непрерывное сильное психологическое давление на своего заместителя. Ожидаемые свобода с независимостью превратятся для летчика в каторгу. Такие условия станут непреодолимым препятствием для принятия безрассудных решений. Разум летчика заработает по принципу – семь раз отмерь, один раз отрежь. В противном случае его ожидают серьезные проблемы в межличностных отношениях с непосредственным командиром. Кроме этого, командир с таким опытом так загрузит своего заместителя работой и ответственностью за ее исполнение, что предыдущая командная должность покажется летчику отдыхом.

В такой непосредственной связке в системе подчиненности заместители командиров не принимают участия в аварийности.

Задача освоения другого типа ЛА – это трудная, продолжительная, ответственная работа. По времени она займет не менее одного года. Весь этот период восприятие летчиком окружающей действительности будет определяться первым этапом освоения ЛА и ничем иным.

Таким образом, любым одним из рассмотренных способов третья основная причина аварийности будет устранена.

 

5. Защита надежности летчика от нарушения принципа единоначалия в летном экипаже.

Нарушение принципа единоначалия происходит при включении в состав подготовленного экипажа еще одного командира вместо помощника или второго пилота. Такое вмешательство в штатность экипажа сопровождается обязательным провалом надежности обоих летчиков. Чтобы избежать этого явления в психофизиологии летного труда существует один способ – самый надежный экипаж штатный и никакой другой.

Если все-таки возникает необходимость, то в состав экипажа включить непосредственного командира-руководителя. С ним летчик много работал на земле и в воздухе, воспринимает его только как инструктора, но не второго пилота. Поэтому любое его вмешательство в управление полетом в любой форме принимается должным, исходящим от инструктора. В свою очередь непосредственный командир летчика не будет примерять на себя фальшивую маску рядового члена экипажа. В любых условиях он будет решать задачи летчика-инструктора, т.е. единоначальника.

Если возникнет необходимость включения в состав экипажа командира из числа выше стоящего руководящего состава, то он должен занять рабочее место командира корабля, а штатный командир место второго пилота. При этом варианте единоначалие перейдет к подсаженному летчику. Никаких неясностей по этому поводу у экипажа не возникнет. Летчики будут соответствовать выполняемым обязанностям.

Оба варианта составов экипажей не принимают участия в аварийности.

 

6. Работа с летчиком при коренных изменениях в главных областях жизнедеятельности.

Коренные изменения разрушают единый наработанный стереотип отношений с действительностью всего окружающего мира и летной в том числе. Надежность летчика мгновенно получает провал сроком на 2 – 4 недели.

Этому явлению в психофизиологии человека меры противостояния отсутствуют, кроме превентивной. Летчика необходимо освободить от летной работы сроком на 2 – 4 недели. По истечении этого времени его нервная система оправится от удара навалившейся новизной и действительность летной области займет свое заслуженное центральное место в восприятии окружающего мира.

Надежность летчика станет совершенной до конца второго этапа освоения новизны.

 

 

Предупреждение:

Назначение летчика на руководящую должность заместителя командира вызывает провал его надежности продолжительностью до полутора лет.

 

7. Защита надежности летчика от чрезмерного использования и доверия автоматическим системам управления полетом ЛА.

Само название данного подвопроса содержит в себе направления работы и способы достижения результатов.

 

8. Работа с вертикалями подчиненности в авиационном полку.

От качества управленческой функции руководящего состава зависят качество организации производства полетов и надежность летчиков. Количество вертикалей подчиненности равно количеству авиационных эскадрилий, которыми укомплектован полк.

В связи с этим необходимо, чтобы в каждой из вертикалей подчиненности было как можно больше руководящего состава второго этапа освоения занимаемой должности.

Вариант №1.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

II

— второй этап освоения руководящим составом занимаемой руководящей должности, а у командиров кораблей второй этап освоения ЛА

В этом варианте подчиненности качество управленческой функции у руководящего состава и надежность летчиков совершенные. Вероятность аварийности по причине человеческого фактора устремлена к нулю. Но из-за ограничений в количестве руководящего состава этой категории, практически невозможно формирование вертикалей подчиненности только по варианту №1.

Решить эту проблему поможет диалектическая связь психофизиологической энергетики между руководящим летным составом.

Командиры и их заместители оказывают мощное давление на всю нижестоящую вертикаль подчиненности и с кем непосредственно контактируют при организации производства полетов.

В то же время вся вертикаль подчиненности оказывает не менее мощное влияние на своих непосредственных командиров и с кем контактируют при организации производства полетов.

Конфликтные, спорные ситуации в организации полетов решает командир авиационного полка, как со своими подчиненными, так и с вышестоящими командирами до высшей ступени служебной иерархии.

Из этой диалектической связи следует выбор приемлемых вертикалей подчиненности.

 

Вариант №2.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В этом варианте руководящий состав первого этапа освоения занимаемой должности получит надлежащий контроль в организации полетов, хорошую школу становления и достаточную надежность летчиков.

Руководящий состав третьего этапа освоения занимаемой должности вернется во второй этап вместе с надежностью летчика.

Наблюдения показывают, командиры авиационных полков второго этапа освоения должности не допускают аварийность во всей вертикали подчиненности в любых ее вариантах. Но при всем этом обязателен принцип непосредственного подчинения летчиков первого этапа освоения ЛА руководящему составу второго или третьего этапов освоения занимаемой должности.

Вариант №3.

 

 

 

 

 

 

 

В этом варианте командир авиационного полка выключен из организации полетов по причине низкого качества управленческой функции.

Но его заместители, или хотя бы один из них, не пропустят управленческую ошибку своего непосредственного командира.

Командир авиационной эскадрильи второго этапа освоения своей должности, является непреодолимым препятствием управленческим ошибкам в организацию и производство полетов своих подчиненных.

 

Вариант №4.

 

 

 

 

 

 

 

В этом варианте вертикали подчиненности командир авиационного полка может иметь низкое качество управленческой функции по причине перехода восприятия всего окружающего на жесткий динамический стереотип.

В тоже время он обладает мощным волевым началом в управлении подчиненными, которое способно реализовать любую стереотипную ошибку в организацию и производство полетов.

Самый надежный способ обеспечения безопасности полетов по причине этого человеческого фактора один – замена командира полка другим офицером. Мгновенный рост качества управленческой функции при этом не произойдет, но получит перспективу.

Если это мероприятие невозможно, тогда хотя бы один из его непосредственных подчиненных командира полка (заместитель или командир эскадрильи) должен быть на втором этапе освоения занимаемой руководящей должности.

В таком непосредственном контакте со свободным независимым мышлением стереотип командира полка лишается своей жесткости. Его восприятие действительности приобретет связь с ее условиями.

Таким образом, организаторами авиационных происшествий являются командиры полков и непосредственные командиры участников аварийности первого или третьего этапов освоения занимаемой руководящей должности.

Работа с обеспечением надежности вертикалей подчиненности летчиков устранит почти все основные причины аварийности. Но для гарантии достижения такого результата необходима работа с условиями окружающей действительности во всех главных областях деятельности летчика.

Заключение

Анализ работы законов природы человека показывает, что основными причинами аварийности в авиации являются аномальные отклонения в восприятии летчиком окружающей действительности летной области. Происходит это под давлением определенных условий.

Незнание или игнорирование рассмотренных связей надежности летчика с действительностью окружающего мира будет и впредь сопровождаться авиационными происшествиями.

Исследование зависимостей надежности летчика проводилось без замеров параметров его физиологического состояния. Знания устройства, работы механизма восприятия, связи психологии летного труда с его физиологией не нашло в этом необходимости.

Подтверждение истинности выводов по проблеме аварийности и ее решении предоставляю науке. Тем более, что направления научных изысканий ей стали известны, а современные ЛА оснащены аппаратурой, регистрирующей информацию о параметрах нервного напряжения летчика в реальных условиях.

Исследование вопросов по данной теме проводилось применительно к тяжелой авиации с многочисленными экипажами. В разных родах авиации или категориях ЛА специфика летного труда также существенно отличается.

Однако все факторы, вызывающие аномальные отклонения в восприятии летчиком окружающей действительности и по своему содержанию и времени воздействия совершено одинаковы.

Существенные отличия имеют только этапы периода освоения ЛА и решаемых задач, т.е. зависимость надежности летчика от его летного опыта. Но этот фактор без особых затруднений определяется группированием авиационных происшествий и случаев, ухудшающих безопасность полетов на границах этапов освоения ЛА.

Как это принято исторически, авторы канонов в решении почти всех проблем никогда не жалели дров для разведения костров и средств на строительство заборов от посягательств инакомыслия.

Поэтому материал по раскрытию данной темы представлен в форме доступной для оценки всеми заинтересованными лицами, независимо от их научных и практических баз. На них и надежда избавить людей от невежества, а государство от материальных затрат на компенсацию последствий.

Проблема аварийности в авиации слишком серьезна, чтобы ее решение могло зависеть от узкоместнических амбиций некоторых недовольных лиц.

 

 

 

Об авторе: Андреев Владимир Георгиевич, гражданин Российской Федерации, русский, бывший военный летчик морской авиации, полковник в отставке, год рождения 1950-й.

Контакты:

Почтовый адрес:

город Севастополь,

проспект генерала Острякова,

дом №203, корпус «В»,

квартира 36.

Телефон: +79781217572

Email: 946-gorpandreeva@mail.ru

 

Протокол. Д. 14-15



СВОДНЫЙ ПРОТОКОЛ

областных соревнований по скалолазанию

среди туристских объединений школьников города Твери и Тверской области

19.02.2017

 

ДЕВОЧКИ. 14-15

 

 

ФАМИЛИЯ, ИМЯ

 

КОМАНДА

Год

рожд.

 

Группа

ВРЕМЯ ПРОХОЖДЕНИЯ

Сумма

времени

Приме

чание

Трасса-1

Трасса-2

Трасса-3

Трасса-4

1.

Цветкова Галина

 

Эверест

16.03.2002

14-15

20,5

15,1

28,1

33,6

1.37,3

 

2.

Полякова Александра

 

Тверь-1

08.12.2002

14-15

41,4

42,9

1.14,0

1.03,0

3.41,3

 

3.

Котатова Виктория

 

Бологое. Точка отсчёта

14.02.2003

14-15

44,7

36,5

59,3

срыв

——-

 

4.

Иванова Елизавета

 

Калининская ДЮСШ

11.12.2001

14-15

56,2

47,9

срыв

срыв

——-

 

5.

Анищенко Александра

 

Калининская ДЮСШ

08.02.2002

14-15

1.19,1

1.05,3

срыв

срыв

——-

 

6.

Стогова Полина

 

Кувшиново

28.06.2002

14-15

30,6

31,5

срыв

срыв

——-

 

 

Главный судья: Сергеева С.А.

Главный секретарь: Берестова Татьяна

ПРОПИСКА



89108209596

Стиль та стилістика. Стиль та мода. Пошук стильової виразності форми.

Понятие «стиль», как известно, является одной из ведущих категорий эстетики, искусствознания, литературоведения, лингвистики, культурологии и ряда других наук. Диапазон использования термина «стиль» как в научной, так и в литературно-книжной и разговорной лексике свидетельствует не только о широте применения данного понятия, но и о его многозначности и многоаспектности.

Профессиональным искусствоведам известно, что стилевое единство художественно осваиваемой предметной среды человеческого бытия, когда-то свойственное эпохам «больших стилей», начиная еще с эпохи Возрождения стало постепенно заменяться стилевым разнообразием. Это было связано с переходом от канонического подхода к эстетически значимому созданию объектов ко все большей индивидуализации художественного творчества.

Стиль в дизайне, безусловно, нельзя рассматривать изолированно от стилеобразования в других областях художественного предметного творчества, в архитектонических искусствах (родственных дизайну) и еще шире – в классе пространственных искусств (включающих простые искусства изобразительного ряда и их скрещения, изобразительно-архитектонические и архитектонически-изобразительные образования, простые искусства неизобразительного ряда и их скрещения).

Стиль в искусствах (в том числе – пространственных) – это исторически формирующаяся и относительно устойчивая в определенный период времени общность образной системы, отличительных средств и приемов художественной выразительности произведений искусств, обусловленная единством идейно-смыслового содержания и проникнутая определенным мироощущением.

Стиль в дизайне (как одной из форм художественной культуры и вида архитектонических искусств) – «закономерное единство всех элементов формы изделия (набора, комплекса, системы, ансамбля, среды), воплощаемое в определенной системе устойчивых характерных признаков, обеспечиваемых общностью композиционных приемов, формирующих художественный образ произведений дизайна».

Если в произведениях изобразительных искусств (как и литературы, и театра, и кино) отражается окружающий человека мир и сам человек во всех проявлениях его жизни и деятельности (через призму отношения художника к изображаемому), то в произведениях дизайна отражается их культурный смысл для человека и общества, их человеческое содержание как одухотворенных культурой продуктов промышленного производства.

В стилевом характере промышленного изделия, создаваемого по проекту дизайнера отражаются и воплощаются, с одной стороны, особенности его утилитарно-технической сущности, а с другой – социально-культурной сущности. Первая характеризует внутренние связи элементов структуры объекта дизайна, а вторая – его внешние связи с предметным миром материальной культуры.

Структура стиля многослойна, разнопланова и разномасштабна. Но разные слои стиля, разные аспекты его рассмотрения и критической оценки не изолированы друг от друга, а представляют собой части единого целого, имеющие свою специфику и выявляющие диалектику отношений общего, группового и единичного во всем многообразии их проявлений.

Поскольку художественная культура (как и культура в целом) является проекцией человеческой деятельности как целенаправленной деятельности субъекта, который может быть родовым, групповым и индивидуальным, постольку и произведения художественной культуры можно рассматривать в разных масштабах: человечества в целом, его этнических общностей (племен, народностей, наций), его социальных макро- и микрогрупп, и индивидов (личностей).

Кроме того, следует иметь ввиду, что стилеобразование в дизайне в меньшей степени, чем в изобразительных и прикладных искусствах, испытывает влияние фактора индивидуального своеобразия творческого стиля и мироощущения художника хотя, безусловно, оно имеет место.

Это обусловлено объективной необходимостью для дизайнера не использовать проектируемый объект для максимального самовыражения, для выявления лишь своего эстетического и мировоззренческого кредо, а учитывать и моделировать в процессе разработки формы объекта, его стилеобразования эстетические установки, ценностные ориентации и предпочтения соответствующих контингентов потребителей, для которых и предназначается объект дизайнерского творчества.

Крупные стили возни­кали, как правило, в синтетические эпохи, когда основные искус­ства формировались в какой-то мере по принципу некоего объединения вокруг и на основе ведущего искусства, которым обычно выступала архитектура. Живопись, скульптура, прикладные искусства, иногда и музыка ориентировались на нее, т.е. на систему принципов художественного выражения, работы с формой и художественным образом (принципами организации про­странства, в частности), складывающуюся в архитектуре. Понят­но, что стиль и в архитектуре, и в других видах искусства (так же, как стиль жизни или стиль мышления — говорят и о таких сти­лях) формировался исторически и интуитивно, внесознательно. Никто и никогда не ставил перед собой конкретной задачи: со­здать такой-то стиль, отличающийся такими-то чертами и харак­теристиками. Фактически «большой стиль» является сложно опо­средствованным оптимальным художественным, отображением и выражением на макроуровне (уровне целой эпохи или крупно­го художественного направления) неких сущностных духовных, метафизических, эстетических, мировоззренческих, религиозных, социальных, предметно-практических характеристик определенной исторической общности людей, конкретного этапа культуры; своего рода макроструктурой художественного мышления, адекватного той или иной социокультурной, этноисторической общности людей. Некоторое влияние на стиль могут ока­зывать и конкретные материалы искусства, техника и технология их обработки в процессе творчества.

загрузка…

В качестве примера «большого стиля» В. В. Бычков приводит краткую харак­теристику готического стиля. Готика — «один из крупнейших интернациональных стилей развитого европейского средневекового искусства. Тер­мин происходит от «готов» — обобщенного именования римля­нами европейских племен, покоривших в III-V вв. Римскую импе­рию, синоним «варваров»; в качестве характеристики искусства начал применяться мыслителями Возрождения для обозначения искусства Средневековья в насмешливо-уничижительном смыс­ле. Готика, господствовавшая в западноевропейском искусстве в XIII-XV вв., возникла как высшая, предельная и наиболее адек­ватная стилевая форма художественного выражения самого духа христианской культуры в его западной модификации…Она сформировалась, прежде всего, в архи­тектуре и распространилась на остальные виды искусства, в ос­новном связанные с христианским богослужением и образом жизни средневековых христиан-горожан.

Глубинный смысл этого стиля сводится к последовательному худо­жественному выражению сути христианского миропонимания, заключающегося в утверждении приоритета духовного начала в человеке и Универсуме над материальным при внутреннем глу­боком уважении к материи, как носителю духовного, без и вне которого на Земле оно существовать не может. Готика достигла в этом плане, пожалуй, оптимально возможного в христианской культуре. Преодоление материи, материала, вещности духом, духовностью с помощью этой же материи было реализовано здесь с удивительной силой, экспрессией и последовательностью…

Тем самым созда­валась некая пространственно-средовая оппозиция между пре­дельно иррациональной устремленной в мистические дали архитектурой и органично вливающейся в нее конструктивно, но противостоящей ей по духу земной, чувственно выразитель­ной пластикой и живописью. На художественном уровне и (это характерная черта стиля готики) выражалась сущностная анти­номия христианства: единство противоположных начал в чело­веке и земном мире: духа, души, духовного и материи, тела, телесного…

Органическая природа и математически выверенная и геометрически прописанная форма образуют в готике целостный высокохудожественный и высо­кодуховный внутренне напряженный образ, или, точнее — символ, ориентирующий, устремляющий, возводящий дух верующего или эстетического субъекта в иные реальности, на иные уровни сознания (или бытия). Если к этому добавить еще звуко­вую атмосферу (акустика в готических храмах превосходная) органа и церковного хора, исполняющего, например, грегорианское пение, то картина некоторых сущностных особенностей готического стиля будет более-менее полной, хотя и далеко не достаточной».

Далее приводятся характеристики индивидуального стиля.

«Избыток видения — почка, где дремлет форма и откуда она и разверты­вается, как цветок. Но чтобы эта почка действительно разверну­лась цветком завершающей формы, необходимо, чтобы избыток моего видения восполнял кругозор созерцаемого другого чело­века, не теряя его своеобразия. Я должен вчувствоваться в этого другого человека, ценностно увидеть изнутри его мир так, как он его видит, стать на его место и затем, снова вернувшись на свое, восполнить его кругозор тем избытком видения, который откры­вается с этого моего места вне его, обрамить его, создать ему завершающее окружение из этого избытка моего видения, моего знания, моего желания и чувства»… Здесь не может быть са­мовыражения, монолога, субъективизма. Стиль — ценностная мера человека, выводимая в процессе его культурного взаимодействия с другим».

Следовательно, индивидуальный стиль рождается не от одного индивида, а от взаимодействия человека с другими людьми.

Создавая произведение, писатель «мыслит своим читателем». Последний присутствует в творческом про­цессе как цель, во имя которой художник творит. Пи­сатель в свою очередь всегда присутствует в сознании читателя в виде обаяния имени, притягательности сла­вы, авторитета, профессионального статуса, внушенного критикой и утвердившегося в общественном мнении. Все это и знакомство с прежними творениями, в кото­рых светится личность художника, «работает» на его образ. Встреча писателя и читателя в произведении осу­ществляется только тогда, когда они заведомо тянутся друг к другу и являются друг для друга желанной целью, когда существует их духовная «взаимность». Точкой их встречи, местом пересечения их обоюдных стремлений и является стиль. Через него писатель передает свидетельство своего авторства, знак своей личности, заложенный в каждой клеточке произведения, вплоть до отдельной фразы, ее структуры, ритма, ин­тонации. Через стиль произведения узнается худож­ник, проявляется степень его близости духовному на­строю реципиента. В стиле осуществляется (или прерывается) художественная коммуникация: действитель­ность — творец — произведение — исполнитель — ре­ципиент — действительность. На концах этой цепочки находится реальность; ее воспринимает художник, и на нее же под воздействием искусства влияет публика. В этом смысле стиль есть способ совершенствования реальности посредством культуры.

Если говорить об индивидуальном авторском стиле, то здесь мера будет тем «безмернее», чем ярче и разностороннее человек, вместе с которым рождается и существует стиль. Мера не определяется количественно, и она не статична. Тип — не стиль. Пушкин, Толстой, Пикассо, Вествуд узнаваемы и верны себе, не смотря на разнообразие форм и творческих приемов, потому что сила их индивидуальности цементирует это разнообразие…

Получается, что индивидуальный стиль проявляется прежде всего в ситуации общения, в процессе взаимодействия с другими людьми…

Однако чем «жест­че» жанр (в нашем случае — «большой» стиль или стилевое направление), тем менее благоприятными становятся условия «для отражения индивидуальности». Иначе говоря, даже очень неординарная и своеобразная личность не всегда сможет блеснуть всеми гранями стиля. «В огромном большинстве речевых жанров (кроме литературно-художественных), — пишет Бахтин, -индивидуальный стиль не входит в замысел высказывания, не служит одной его целью, а является, так сказать, эпифеноменом высказывания, дополнительным продуктом его»… Следовательно, судить о масштабе и яркости стиля творческой личности невоз­можно без учета масштаба стилевой ситуации, в которой он находится

Разные сферы теории по-разному пытаются лексически раз­граничить «индивидуальный» и «большой» стили. Так, литературо­веды и лингвисты пользуются парой «стиль — жанр», искусствове­ды и эстетики оперируют понятиями «стиль эпохи», «стилевое на­правление», по-разному их соотнося… Мы употребляем понятие «стилистика» как набор узнаваемых элементов, сугубо формальных характеристик, отсылающих к тому или иному сти­лю, но не тождественных ему; понятие «стилевое направление» — как исключительно количественный показатель. Например, Д.С. Лихачев отмечает как историческую тенденцию движение от стиля эпохи к стилевым направлениям, характеризуя его как сви­детельство ослабления власти стиля. Наконец, понятие «стиль» — и как стиль человека, и как стиль эпохи — подразумевает каче­ственные характеристики, одной из которых выступает цельность.

Стиль — это в какой-то мере материально зафиксированная систе­ма изобразительно-выразительных принципов художественного мышления, более-менее однозначно воспринимаемая всеми ре­ципиентами, обладающими определенным, достаточно высоким уровнем художественного чутья, эстетической чувствительнос­ти, «чувством стиля»; это некая относительно ясно ощущаемая тенденция к целостному художественному формообразованию, выражающему глубинные духовно-пластические интуиции (коллективное художественное-бессознательное, пластические архетипы, праформы, соборные переживания и т.п.) конкретной эпохи, исторического периода, направления, творческой личнос­ти, поднявшейся до ощущения духа своего времени; это, образно говоря, эстетический почерк эпохи; оптимальная для данной эпохи (направления, школы, личности) эстетическая модель отображения (система характерных принципов организации ху­дожественных средств и приемов выражения, внутренне одухо­творенная жизненно важными невербализуемыми принципами, идеалами, идеями, творческими импульсами из высших уровней реальности. Если нет этой одухотворенности, стиль исчезает. Остаются только его внешние следы: манера, система приемов.

Стиль, при всей ощутимости высокоразвитым эстетическим чув­ством его наличия в тех или иных произведениях искусства, даже для «больших» стилевых феноменов не является чем-то абсолютно определенным и «чистым». При явном преоблада­нии в нем целостной совокупности неких доминирующих фор­мальных характеристик почти в каждом произведении данно­го стиля всегда находятся элементы и черты случайные для него, чуждые ему, что не только не умаляет «стильности» дан­ного произведения, но скорее напротив усиливает его художе­ственную активность, его конкретную жизненность как эстети­ческого феномена именно этого стиля. Так, например, наличие многих романских элементов в памятниках готической архи­тектуры только подчеркивает экспрессию их готического сво­еобразия.

Тема стиля интересна потому, что трудно определить какие-то мерки, границы его. Скорее эта граница определяется на подсознательном уровне. Стоит упустить одну деталь или наоборот добавить и стиль уже теряется как токовой. Отсюда надо очень тонко чувствовать границу и меру. Говорят стиль «либо дан от рождения либо его нет». Но с этим можно поспорить, ведь «стиль рождается в поиске» (Т. Ю. Быстрова).

Сейчас преобладает дух не коллективизма, как было во времена наших отцов, а дух индивидуальности. Поэтому нет определенного канона, которому следуют. И стиль сейчас рассматривается как индивидуальный стиль каждого, стиль как почерк дизайнера. Так же сейчас идет разнообразие всего, перенасыщение, эклектика. Связанно это с тем, что у человека есть безграничные возможности, то есть область деятельности ничем и никем не ограничивается. Дизайнер творит по своим впечатлениям, его творчество зависит от сложившейся ситуации в мире, от окружающей обстановки, посмотрев на эклектику теперешнего мира, он создает эклектику. В данный момент не человек следует моде, а мода подчиняется ему. И мода меняется с космической скоростью, следовательно, стиль не успевает сформироваться, так как XXI век — век информационных технологий, век скорости и динамичного развития событий. Дизайнеры много путешествуют по миру, устанавливают международные отношения, все впечатления пропускают через себя, отсюда образуется эклектика. Идет большой поток информации и дизайн основан на ней, дизайнер как отражение реальности.

Сегодня понятно, что всякий рационализм, механицизм может оказаться вреден для стиля. Осознание средств выразительно­сти «большого» стиля приводит к их фиксации, он начинает тяготеть к канону, теряя живую жизненность. Творческая активность автора в этом случае ограничивается поисками нюансов и смыслов внутри устоявшейся системы, цитированием или аллюзиями. Само по себе это может быть бесконечно инте­ресно, но стиль перестает поспевать за ходом жизни или оказы­вать на нее тормозящее влияние.

По мере нарастания техногенных, цивилизационных тенден­ций в культуре, сужается база возникновения новых стилей, что подтверждает ситуация постмодерна. Чем суше и бездушней культура, тем сложнее ей выражать себя.

Хотя, с другой стороны, может сейчас идет период возникновения, зарождения какого-либо «большого стиля», ведь «для человека, находящегося «внутри» стиля, он выступает чем-то совершенно естественным, даже если вызывает удивление или насмешку соседей или потомков. Иначе люди попросту убегали бы от стиля, не воспроизводили его».

Виды соответствий, их графы и графики.

Подмножество image152декартова произведения image154называется соответствием между множествами image024и image026. При этом пишут image158. Если image160, то пишут image162и говорят, что элементу image083поставлен в соответствие элемент image141.

Соответствие image166называется тождественным отображением на множестве M.

Пусть дано соответствие image158. Соответствие image168называется обратным к соответствию image152, если image171.

Пусть заданы два соответствия: image158и image173. Композицией соответствий image175и image177называется соответствие image179, определенное следующим образом: image181.

Существует два вида соответствий: всюду определенные и однозначные.

Соответствие image158называется всюду определенным, если выполняется следующее условие: image184.

Соответствие image158называется однозначным, если выполняется следующее условие: image186.

Всюду определенное и однозначное соответствие image158называется отображением множества image024в множество image026.

Основания прекращения трудового договора

Основания прекращения трудового договора изложены в статье 35 ТК РБ. Ими являются:

1) соглашение сторон (ст. 37 ТК РБ).

По этому основанию производится прекращение трудового договора, заключенного как на определенный, так и на неопределенный срок. Не­обходимым условием при этом является согласие сторон, которое может быть в устной или письменной форме. Увольнение работника происходит с той даты, по которой достигнуто соглашение;

2) истечение срока трудового договора, кроме случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребова­ла их прекращения.

Истечение срока договора само по себе не влечет автоматического прекращения трудового договора. Для этого необходимо требование одной из сторон: нанимателя либо работника. Это требование выражается как в устной, так и в письменной форме. Что касается контрактов, то Указом Президента Республики Беларусь «О порядке применения Декрета Прези­дента Республики Беларусь от 26.07.1999 г. № 29» определена обязанность каждой из сторон, заключивших контракт, не позднее чем за две недели до истечения срока его действия письменно предупреждать другую сторону о решении продолжить или прекратить трудовые отношения.

Прекращение трудового договора по этому основанию не является увольнением по инициативе нанимателя (даже если он выступил инициа­тором), поэтому в этом случае не действуют дополнительные гарантии против увольнения отдельных категорий работников (женщин, имеющих малолетних детей, болезнь работника и др.).

Если по истечении срока договора работник продолжает работать, то срочный трудовой договор автоматически превращается в трудовой дого­вор на неопределенный срок со всеми вытекающими последствиями;

3) расторжение трудового договора по собственному желанию (ст. 40 ТК РБ) или по требованию работника (ст. 41 ТК РБ), или по инициативе нани­мателя (ст. 42 ТК РБ).

Это основание является отсылочным и само по себе не применяется при прекращении трудового договора. Увольнение в соответствии со ста­тьями 40, 41, 42 ТК РБ рассматривается ниже;

4) перевод работника с его согласия к другому нанимателю или пере­ход на выборную должность.

Для прекращения трудового договора требуется трехстороннее согла­сие: нынешнего и нового нанимателей, а также работника. Дать согласие на перевод — право, а не обязанность нанимателя. Поэтому, если нани­матель откажет работнику в переводе, такого перевода не будет.

На практике, обычно, новый наниматель обращается к нынешнему нанимателю с просьбой дать согласие на перевод. При положительном решении вопроса и наличии согласия работника осуществляется уволь­нение по пункту 4 статьи 35 ТК РБ. Необходимо также достигнуть согла­шения о дате перевода.

При переходе на выборную должность необходимо представить доку­мент, подтверждающий избрание работника на эту должность (например, выписка или копия протокола об избрании).

Работникам, освобожденным от работы вследствие их избрания на выборные должности в государственные органы, после окончания полно­мочий по выборной должности предоставляется прежняя работа (долж­ность), а при ее отсутствии — другая равноценная работа (должность), за исключением случаев ликвидации организации.

5) отказ работника от перевода на работу в другую местность вместе с нанимателем; отказ от продолжения работы в связи с изменением существенных условий труда, а также отказ от продолжения работы в связи со сменой собственника имущества и реорганизацией (слиянием, присоединением, разделением, выделением, преобразованием) органи­зации.

Если наниматель переезжает в другую местность, то трудовые отно­шения с работниками продолжаются, если они согласны на это. Чтобы получить согласие работника, наниматель обязан не позднее чем за один месяц до переезда уведомить работника об этом. В случае отказа работни­ка от продолжения работы в другой местности трудовой договор прекра­щается и работнику выплачивается выходное пособие в размере не менее двухнедельного среднего заработка.

Аналогичная процедура необходима и в случаях, если работник отка­зывается от продолжения работы в связи с изменением существенных условий труда, а также в связи со сменой собственника имущества и реорганизацией организации;

6) обстоятельства, не зависящие от воли сторон (ст. 44 ТК РБ). Трудовой договор подлежит прекращению по следующим обстоятель­ствам, не зависящим от воли сторон:

1. Призыв или поступление работника на действительную военную службу.

Основанием для прекращения трудового договора в этом случае слу­жат повестка военкомата о призыве на срочную военную службу, доку­мент о зачислении в военное учебное заведение, другие документы, под­тверждающие призыв работника на воинскую службу. Помимо таких до­кументов для прекращения трудового договора необходимо и заявление работника с просьбой об увольнении по данному основанию. При получе­нии этих документов наниматель не вправе отказать в прекращении тру­дового договора.

загрузка…

При прекращении трудового договора по этому основанию работнику выплачивается выходное пособие в размере не менее двухнедельного среднего заработка.

2. Восстановление на работе работника, ранее выполнявшего эту работу.

Прекращение трудового договора по указанному основанию допуска­ется, во-первых, в случае восстановления на работе работника, ранее выполнявшего эту работу, по решению суда либо самого нанимателя по протесту прокурора; во-вторых, если прежний работник был незаконно осужден или привлечен к уголовной ответственности и потребовал вос­становления на прежней работе в течение трех месяцев со дня вступле­ния в законную силу оправдательного приговора или вынесения поста­новления о прекращении уголовного дела за отсутствием события или состава преступления или за недоказанностью участия в преступлении.

Прекращение трудового договора происходит в том случае, если не­возможно перевести работника с его согласия на другую работу. При этом работнику выплачивается выходное пособие в размере не менее двухнедельного среднего заработка (ст. 48 ТК РБ).

Данное основание прекращения трудового договора не применяется, если на эту работу претендует возвратившийся, к примеру, с воинской службы или неизбранный в очередной раз на выборную должность. Та­кие лица трудоустраиваются на равнозначную работу.

3. Нарушение установленных правил приема на работу.

Выявленные нарушения установленных правил приема на работу яв­ляются основанием для прекращения трудового договора независимо от того, желают ли это сделать стороны трудового договора.

К таким нарушениям относятся: заключение трудового договора с ли­цами, которые приговором суда лишены права занимать определенные должности или заниматься определенным видом деятельности (в случае, если они работают в таких должностях или занимаются таким видом деятельности); нарушения совместной работы близких родственников и свойственников; заключение трудового договора с женщинами и несо­вершеннолетними, если они выполняют запрещенные им работы и т.п.

При прекращении трудового договора в связи с определенными нару­шениями выходное пособие не выплачивается.

Нарушение установленных правил приема на работу могут быть вы­явлены специально уполномоченным органом надзора и контроля за со­блюдением законодательства о труде, прокуратурой, судом, профсоюзны­ми органами, осуществляющими общественный контроль за соблюдением законодательства о труде, службами нанимателя и др.

4. Неизбрание на должность (в том числе по конкурсу). Прекращение трудового договора по этому основанию производится

во-первых, в случае неизбрания на очередной срок работников, которые работают на профессиональной основе в выборной должности (депутаты, председатели профсоюзных комитетов и др.). Во-вторых, трудовой дого­вор прекращается с работниками, занимающими должности, которые замещаются по конкурсу, если они не прошли по конкурсу (профессорс­ко-преподавательский состав высших учебных заведений, научные работ­ники научных заведений и др.).

5. Вступление в законную силу приговора суда, которым работник осужден к наказанию, исключающему продолжение работы.

Основанием для расторжения трудового договора в соответствии с пунктом 5 ст. 44 является вступивший в законную силу приговор суда, которым работник осужден к наказанию, исключающему возможность про­должения данной работы (лишение свободы, лишение права занимать оп­ределенные должности или заниматься определенной деятельностью, ис­правительные работы не по месту работы, увольнение от должности и т.п.).

Приговор суда вступает в законную силу по истечении срока на кас­сационное обжалование и опротестование, если он не был обжалован или опротестован. Срок подачи кассационной жалобы или протеста — семь суток со дня провозглашения приговора, а для лиц, содержащихся под стражей, — в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. В случае принесения кассационной жалобы или протеста приговор, если он не отменен, вступает в законную силу после рассмотрения дела вышестоя­щим судом.

Согласно Типовым правилам внутреннего трудового распорядка, ут­вержденным постановлением Министерства труда Республики Беларусь от 5 апреля 2000 года № 46 с последующими изменениями и дополнения­ми, днем увольнения считается последний день работы. Если работник до вынесения приговора находился под стражей, увольнение его с работы осуществляется с последнего дня работы, а не с момента вынесения при­говора. Прекращение трудового договора с лицом, которому назначено наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, либо увольнения от должности, производится не позднее дня, следующего за днем получения копии при­говора суда, вступившего в законную силу

6. В случае смерти работника, а также в случае признания его судом умершим или безвестно отсутствующим.

Трудовой договор подлежит прекращению в случае смерти работника, а также в случае признания его судом умершим или безвестно отсутству­ющим.

Регистрация смерти гражданина осуществляется органами записи актов гражданского состояния путем внесения соответствующей записи в кни­гу регистрации актов гражданского состояния (ст. 43 ТК РБ), после чего родным или близким выдается свидетельство о смерти гражданина, кото­рое является основанием для прекращения трудового договора.

По этому основанию прекращается также трудовой договор с работ­ником, который в установленном порядке признан судом умершим либо безвестно отсутствующим. Основанием при этом служит вступившее в законную силу решение суда.

7. Расторжение трудового договора с предварительным испытанием (ст. 29 ТК РБ).

Каждая из сторон вправе расторгнуть трудовой договор с предвари­тельным испытанием:

до истечения срока предварительного испытания, предупредив об этом другую сторону письменно за три дня;

в день истечения срока предварительного испытания.

При этом наниматель обязан указать причины, послужившие основа­нием для признания работника не выдержавшим испытания. Решение нанимателя работник вправе обжаловать в суд.

Теоремы Гёделя

В математической логике доказывается, что исчисление предикатов непротиворечиво – т.е. в нем невозможно одновременно вывести image596 , и image598 . Кроме того, в силу теоремы Гёделя о полноте исчисления предикатов общезначимая формула выводима в исчислении предикатов.

Рассмотренное исчисление предикатов – исчисление предикатов первого порядка. В исчислениях второго порядка возможны кванторы по предикатам, т.е. выражения вида «Р(Р(х)), или по функциям.

Итак, множество всех истинных высказываний логики высказываний перечислимо и разрешимо. Множество всех истинных высказываний логики предикатов перечислимо (ввиду его полноты), но неразрешимо (ввиду бесконечности предметной области).

В качестве еще одной формальной теории в математической логике рассматривается так называемая формальная арифметика, предложенная итальянским математиком Джузеппе Пеано (1858-1932 гг.) [26]. Пеано ввел символы и операции Î, U, I и впервые излагал логику как математическую дисциплину. Впервые попытка сведения математики к логике была предпринята немецким математиком и логиком Готтлибом Фреге (1848-1925 гг.). Это он определил множество, как объем понятия. Он писал: «Арифметика есть часть логики и не должна заимствовать ни у опыта, ни у созерцания никаких основ доказательств». Знаменитый парадокс о множестве всех множеств – это противоречие в системе Фреге, выявленное Бертраном Расселом.

Гёдель доказал, что любая формальная теория Т, содержащая формальную арифметику, неполна: в ней существует замкнутая формула F, такая, что image600 истинно, но ни F, ни image600 не выводимы в Т. В соответствии со знаменитой теоремой Гёделя о неполноте, для любой непротиворечивой формальной теории Т, содержащей формальную арифметику, формула, выражающая непротиворечивость Т, недоказуема в Т.

Таким образом, арифметика и теория чисел являются неаксиматизируемыми теориями, а множество всех истинных высказываний арифметики неперечислимо.

Теоремы Гёделя имеют важное методологическое значение [19]. Оказывается, для достаточно богатых математических теорий не существует адекватных формализаций. Правда, любую неполную теорию Т можно расширить, добавив к ней в качестве аксиомы истинную, но не выводимую в Т формулу, однако, новая теория также будет неполна. Кроме того, невозможно исследовать метасвойства теории средствами самой формальной теории, т.е. всякая метатеория Т для того, чтобы иметь возможность доказывать хотя бы непротиворечивость, должна быть богаче Т [19].

Таким образом, под сомнение берется сам подход построения математики как некоторой фиксированной совокупности средств, которые можно было бы объявить единственно законными и с их помощью строить метатеории любых теорий. Но это вовсе не крах формального подхода. Наличие неразрешимых проблем не говорит о том, что конструктивный подход не пригоден, если он чего-то и не может, то лишь потому, что этого не может никто [19].

Невозможность полной формализации содержательно определенных теорий – это не недостаток концепции, а объективный факт, неустранимый никакой концепцией.

Невозможность адекватной формализации теории означает, что надо либо искать формализуемые ее фрагменты, либо строить более сильную формальную теорию, которая, правда, снова будет неполна, но, быть может, будет содержать всю исходную теорию [19].

Эффективное управление оборотными средствами в производственных запасах не

позволяет:

4. уменьшить фондоемкость производства продукции.

253. Рентабельность основных производственных средств:

3. прямо пропорциональна рентабельности продаж и фондоотдаче;

Фактическая величина собственного оборотного капитала предприятия определяется

как:

3. разница между суммой собственного капитала и долгосрочных обязательств и внеоборотными активами;

255. Замедление оборачиваемости оборотных активов организации приводит к:

1. росту активов баланса предприятия;

Установите соответствие обозначенных расчетных формул показателям деловой

Активности.

1. отношение выручки от продаж продукции к средней величине оборотных средств за период;

2. отношение средней величины оборотных средств за период к выручке от продаж продукции;

3. отношение выручки от продаж продукции к средней величине оборотных средств в запасах за период;

4. отношение средней величины оборотных средств в запасах за период к выручке от продаж продукции

Вариантов соответствий:

A. Оборачиваемость оборотных средств в запасах

B. Коэффициент закрепления оборотных средств

Верные ответы: 1-; 2-B; 3-A; 4- Вариантов соответствий: 2

Определите фактическую величину собственных оборотных средств на основе

Следующих данных: величина активов организации — 617 тыс. руб., в том числе оборотные активы

—325 тыс. руб.; заемный капитал — 377 тыс. руб., в том числе долгосрочные обязательства —

4. 48 тыс. руб.

Определяется отношением среднегодовой стоимости основных производственных

Средств к стоимости годового объема продаж продукции.

Фондоемкость

Фактическая величина собственного оборотного капитала предприятия определяется

как разность между:

1. текущими активами и текущими обязательствами;

260. Собственный оборотный капитал не может быть … величины оборотных активов:

1. больше;

Величина собственного оборотного капитала организации по данным бухгалтерской

отчетности определяется по формуле:

4. сумма строк 490 итога по разделу III баланса, 590 итога по разделу IV баланса, 640 «Доходы будущих

периодов» и 650 «Резервы предстоящих расходов» минус стр. 190 итога по разделу I баланса.

Установите соответствие обозначенных расчетных формул показателям деловой активности.

1. Фондоемкость продукции

2. Коэффициент оборачиваемости оборотных средств

Вариантов соответствий:

A. отношение средней величины основных производственных средств за период к выручке от продаж

B. отношение выручки от продаж продукции к средней величине оборотных средств за период; продукции;

Верные ответы: 1-A; 2-B Вариантов соответствий: 4

ГИПЕРБОРЕИ

(Галина Сергеевна Белякова. «Славянская мифология» стр. 20 — 23)

Живые корни славянских имен мы встречаем у народов, ка­залось бы, очень далеких от славян. Древность тех народов, по­множенная на мифологические предания, воспринимается как фантастическая. Одним из таких народов, который оставил глу­бокий след в жизни древних европейцев, были гипербореи.

Кто же такие гипербореи? В античной мифологии, в так на­зываемых мифах арктического цикла встречается упоминание о гипербореях как о народах, живших далеко па севере, «за скифа

и», за высокими горами, которые греки называли Рипейскиими (Рифейскими): «В этих горах обитает бог северного ветра Борей, а за его владениями живет счастливый народ — гипербореи».

Первым, кто попытался добраться до фантастического наро­да, был грек Аристей, живший приблизительно в VII в. до н. э. Цели своей он не достиг, но совершил большое и богатое впе­чатлениями путешествие. По пути интересовался жизнью и обы­чаями незнакомых ему народов, а все, что узнал, изложил в сти­хотворной поэме «Аримаспея», дошедшей до нас лишь во фрагментах и широко использованной Геродотом.

Вот знаменитое высказывание Геродота о гипербореях: «…Выше исседонов живут одно­глазые мужи аримаспы. Над ними живут стерегущие золото грифы, а выше этих — гипербореи, достигающие моря».

Римский писатель I в. Плиний утверждал, что именно там находится «точка вращения мира»: Солнце, Луна и звезды исходят из опоясывающего землю Океана. И только Большая Медведица никогда в Океан не опускается. В стране гипербореев Солнце заходит лишь один раз в год; в ней нет ни холодных, ни жарких ветров, а земля, дарит обильные плоды. Жители, обитающие в лесах и рощах питаются плодами деревьев и не употребляют мяса. От зимних стуж они скрываются в пещерах.

Древние греки словно и впрямь побывали у гипербореев: они вполне правдоподобно рассказывают о том, что попасть в блажен­ную страну весьма непросто; о том, что «никто ни вплавь, ни впешь, никто не вымерил дивного пути к сходу гипербореев, только Пер­сей с помощью Афины проник сюда и совершил подвиг, убив Медузу Горгону от одного взгляда на которую человек превращался в камень. Побывал у гипербореев и Геракл».

| Считается что гипербореи оставили заметный след в жизни древних греков. На из земле будто бы родилась одна из Титанид — богиня Лето (Латона), которая, по прибытии на остров Делос, родила близнецов — Аполлона и Артемиду. [В книге «Язычество древних славян» Б. А. Рыбаков отмечает: «Первое, на что следует обратить внимание при ознакомлении с мифами, это прочная связь всего цикла Лето — Артемидо — Аполлоновских мифов с севером, с гиперборейцами, жившими где-то на север от Греции».

Судя по свидетельствам древних греков, северяне не забы­вали своего кумира Аполлона, ежегодно отправляя на Делос, к его алтарю священные дары, завернутые в пшеничную солому. Б. А. Рыбаков проследил путь этих даров и установил места, откуда они отправлялись. Гипербореями оказались праславянеи частично жившие по соседству с ними предки балтов. Проводя параллель между богинями Лето и Артемидой и славянскими богинями Ладой и Лелей, Б. А. Рыбаков утверждает: «Связь Лето — Лато с Ладой не подлежит сомнению. Древний вариант культа пришел на юг. Архаичность же этого культа уводит нас на многие тысячелетия в глубь веков».

Согласно легендам классической Греции, главное святилище Аполлона располагалось в храме города Дельфы. Над входом в храм был начертан знак Овна. Мифические странствия Апол­лона были связаны с Зодиакальным циклом. Для древних Апол­лон значил многое: он — главное созвездие Зодиака (сначала Телец, потом Овен) — был сыном Зодиака и Неба, братом Полярной звезды, считавшейся осью мироздания.

Итак, гипербореи — северяне. Если верить античным ученым, в Скифии бытовало представление, будто земля «повышается» к Северу. Сходное мнение было отражено в древнеиндийском эпосе «Махабхарата», где говорится о «неизмеримо высокой, невиданной нигде в мирах горе Меру», протянувшейся по всей северной окраине мира. «Находится на ней обитель всесильных богов, а кроме них живут ассуры, кинары, гандхарвы, змеи небес­ные. Прямо над горой в центре мироздания Брахма укрепил не­подвижную Полярную звезду. Сутки здесь длятся год: полгода — день, полгода — ночь». Обо всем этом в «Махабхарате» расска­зывает божественная птица Гаруда.

Странный рассказ. Откуда в южной части Азии могли знать о полярном дне и ночи, о Полярной звезде, которая неподвижна только над Северным полюсом?

В письменных источниках Ирана, в древнейших частях «Авес­ты», авторство которых, как уже отмечалось, приписывают Заратустре (Зороастру), встречаются упоминания о священных горах Хара Березайти (Высокая Хара), на которых совершали жертвы самые великие мифические герои. Вершины Хары Бере­зайти, подобно сияющим пикам Меру и Рипейских гор, покрыты золотом. Зороастрийские источники сообщают об озерах, реках и потоках, текущих в золотых руслах на Высокой Харе. С Хары, как и с Меру, берут начало земные реки… Таков общий мотив мифологии индийцев, иранцев и скифов: все великие земные реки текут со священных северных гор.

загрузка…

Но где же расположены такие горы, протянувшиеся с запада на восток? К северу от Черного и Каспийского морей нет ни одного такого горного хребта. Ответом на загадки древних мифов стало крупное географическое открытие XX в.: в 1948 г. во время воздушной экспедиции «Север» на дне Северного Ледовитого океана был обнаружен огромный хребет, названный именем М. В. Ломоносова. Дальнейшие исследования показали, что эти горы простираются от Новосибирских островов к острову Элсмир, проходят через центр океана рядом с полюсом. Длина системы около 1800 км, ширина от 60 до 200 м, высота 3,3—3,7 км, мини­мальная глубина под хребтом 954 м. Вот он — адрес, указанный древними: высокие горы прямо под Полярной звездой, тянущиеся с запада на восток.

В мифах индийцев и иранцев говорится, что в стране за высо­кими горами, простирающимися с запада на восток, прямо под Полярной звездой, живут здоровые, счастливые люди. Климат там умеренный, а страна изобилует плодами. Но какие же пло­ды могут вырасти под Полярной звездой?

Из школьного курса географии известно, что за время су­ществования человечества климат нашей планеты неоднократно менялся. Последнее потепление произошло 8,5—2,5 тыс. лет на­зад, а самый теплый климат («голоценовый оптимум») пришелся на период с IV по II тыс. до н. э., и это было время, вполне подхо­дящее для жизни в Арктике. Поэтому не случайно, наверное, именно с IV тыс. до н. э. многие ученые прослеживают путь индо­европейцев из Северо — Восточной Европы на юг.

Смутные представления о северной прародине сохранились у многих народов. «Страна блаженных» в Северном Ледовитом океане упоминается в Скандинавских сагах. Финны, например, называют ее «Сарайас» — северный дом, а древние индусы — «Джарайас». Скифы полагали, что за мертвыми землями Севера лежит земля, которая рождает обильные плоды, а в ее рощах обитает священный счастли­вый народ. Но где жили сами скифы?

Нынешние историки «раз­мещают» скифов преимущест­венно в северо — причерноморских степях, а ведь древние авторы, в том числе Геродот, говорили, что скифы живут да­леко на севере. Это показыва­ют и древние карты, среди них и карта Меркатора, на которой в районе устья реки Обь находим надпись «Золотая баба». Ее ищут уже многие сто­летия. Почему эта надпись именно здесь, на далеком се­верном полуострове Ямал? Имеются сведения о том, что «Золотую бабу» в те края до­ставили примерно 5 тыс. лет назад из Индии,— может быть, затем, чтобы поставить памят­ник вблизи покинутой некогда прародины?!

Есть и прямые свидетельства существования человека на крайних северных островах в древние времена. Например, на Шпицбергене найден рисунок кита на камне, поблизости была раскопана стоянка, возраст которой определен в 4 тыс. лет. Со­всем недавно на Канадском арктическом архипелаге нашли еще одну стоянку (возраст 4—5 тыс. лет). Все это означает, что в пе­риод климатического «голоценового оптимума» человек жил в тех местах, занимался искусством. И это был не единственный период потепления на Севере.

Климат Арктики существенно зависит от притока теплых вод с Атлантики. Как же он регулировался в те незапамятные времена? По мнению ученых, 10—12 тыс. лет назад ныне подводный Северо-Атлантический хребет не позволял современному Гольфстриму течь к берегам Европы. Теплые воды Атлантики мощным потоком достигали Северного полюса, согревая Арктику и ее жителей. Так современные научные поиски подтверждают рассказы древних. Да, видимо, гипербореи могли жить и, скорее всего, жили в условиях мягкого умеренного климата именно на крайнем Севере, У хребта имени М. В. Ломоносова, в районе Северного полюс;

Рыночные институты и рынок факторов производства

Переход к рыночной экономике в постсоциалистических странах — сложный, многофакторный и длительный процесс. Основное значение в построении рыночных отношений имеет создание адекватной законодательной и институциональной базы, организационной инфраструктуры. В экономической теории, представленной различными научными и идеологическими школами, встречается множество определений рынка, рыночной экономики. Вот некоторые из них.

Рынок — всякий институт или механизм, который сводит вместе покупателей (предъявителей спроса) и продавцов (поставщиков) конкретного товара или услуги. С системной точки зрения, рынок — это совокупность экономических отношений купли-продажи товаров, в рамках которой формируются спрос, предложение и цена на них.

Рыночная экономика — экономика, в которой только решения самих потребителей, поставщиков ресурсов и частных фирм определяют структуру распределения ресурсов. С системных позиций — это совокупность всех образующих экономику рынков продуктов и ресурсов и действующих между ними связей; механизм, позволяющий складывающимся на этих рынках ценам распределять экономические ресурсы, обеспечивать информацию о решениях, принимаемых потребителями, фирмами и поставщиками ресурсов, и согласовывать эти решения.

Этим не исчерпывается многообразие определений. Их генезис и сущность можно изучить в курсе теоретической экономики. Для данного пособия вполне уместно и достаточно руководствоваться дефиницией рынка с точки зрения институциональной теории, которая определяет понятие «рынок» как совокупность институтов1,

___________________

В соответствии с наиболее признанной формулировкой, под институтами понимаются формальные и неформальные правила, структурирующие формы социальных взаимоотношений во всех сферах общественной жизни, а также механизмы их соблюдения. Из сказанного следует, что институты выступают как ограничения социальных действий в самом широком понимании или как правила игры в тех или иных секторах общего социального пространства.

обеспечивающих организацию совместной экономической деятельности людей, экономического обмена между ними в форме купли-продажи товаров и услуг, основанного на таких базовых принципах, как:

• частная собственность;

• добровольное и эквивалентное взаимодействие самостоятельных и независимых экономических субъектов;

• конкуренция.

Совокупность институтов образует целостную систему, или институциональную среду. И «рыночность» институтов определяется соответствием их характера основным принципам рыночной экономики. В их число входят принципы:

• свободы хозяйственной деятельности;

• всеобщности рыночных отношений;

• плюрализма и равноправия форм собственности;

• саморегулирования хозяйственной деятельности;

• свободного ценообразования;

• самофинансирования и экономической ответственности;

• гармоничного сочетания государства и рынка. Степень, в которой реализуются эти принципы, указывает на уровень зрелости рыночных институтов как формальных (правовые нормы, законы и нормативные акты, «писаные правила», организации, учреждения), так и неформальных (моральные нормы, традиции, обычаи, общественное мнение и др.). Развитой рынок представляет собой систему «институциональных ограничений» (Д. Норт), в рамках которой утверждаются рыночные ценности, институциональное пространство деятельности хозяйственных агентов.

При анализе рыночных институтов, в том числе различных видов рынков, важны как макроуровень, блоки национальной статистики, системные схемы (модели) экономики, так и микроуровень — совокупность экономических субъектов (предпринимателей, наемных работников, потребителей и т.д.).

Активный и мотивированный хозяйственный агент способен стать исходным пунктом всех рыночных построений. При этом в число основных агентов рынков входят не только предприятия и домашние хозяйства, но также органы государственного управления и общественные организации.

Задача научного анализа состоит в том, чтобы проследить, как выстраиваются институциональные формы в повседневном взаимодействии предпринимателей, работников, потребителей, в том числе: как осуществляется доступ к ресурсам, производится контроль за деятельностью хозяйственных агентов; какие отношения складываются у них с представителями власти, общественными институтами и др.; как образуются сети неформального обмена услугами; как формируется этика трудовых и деловых отношений? Ответы на эти вопросы помогают глубже и яснее понять механизмы функционирования рынка.

Для системного рассмотрения такого сложного экономического явления воспользуемся методическим подходом к определению понятия «национальная экономическая система» (см. параграф 1.1), в частности, подходом к структуризации и классификации типов рыночной экономики, рынков и рыночных институтов. В основу структурирования и классифицирования положим такие признаки и критерии, как экономические субъекты и объекты, отрасли и другие характеристики. Укрупненно данная классификация будет выглядеть следующим образом:

загрузка…
Признак
субъекты —
Рынок
покупателей,
продавцов,
госзакупок, посредников;
объекты — товаров и услуг, рабочей силы (труда), капитала,
финансовый, информационный, жилья и т.д.;
отрасли — автомобильный, компьютерный, нефтяной и т.д.;
характер
продаж —
оптовый,
розничный;
территория — мировой, региональный, национальный, местный.

Рынки характеризуются также по уровню насыщения (соответствия спросу и предложению), степени конкурентной зрелости, монополизации, правовому статусу (легальный, нелегальный) и другим признакам и критериям.

Эта очень упрощенная схема тем не менее показывает, в каких институциональных координатах осуществляется многомерная совокупность индивидуальных обменов, с одной стороны, и функционирование рынков — с другой. Последнее представляет собой относительно автономную сферу со встроенными механизмами регулирования и саморегулирования.

Чтобы охарактеризовать конкретное состояние рынка, необходимо рассмотреть его в единстве с процессами производства, распределения, обмена и потребления, с характеристиками видов и прав собственности и экономического обособления, общественного разделения труда, найма рабочей силы, риска хозяйственной деятельности, соотношения спроса и предложения, цен, а также рыночной инфраструктуры, т.е. совокупности учреждений государственного, частного и общественного секторов, обеспечивающей функционирование экономики на рыночных принципах и ценностях, реализующей их организационно-институциональное оформление (учреждения, биржи, ассоциации и т.д.).

Наряду с организациями и учреждениями ключевую роль играют рыночные институты, закрепляющие и развивающие фундаментальные рыночные ценности: институт частной собственности и свободы предпринимательства, институт свободной и честной конкуренции и др.

Для полного воплощения института частной собственности (в том число стимулирующего личную ответственность, мотивацию труда, эффективность производства и т.д.) необходимо создавать и обеспечивать уровень зрелости:

• рыночного правового государства (право собственности, договорное право, правовые нормы на микроуровне, патентное право и т.д.);

• конкурентной среды (конкуренция социальных интересов, антимонопольное законодательство, защита прав собственников и т.д.).

В число ключевых инфраструктурных элементов, обеспечивающих их реализацию, входят структуры юридического и аудиторского сопровождения, информационных услуг и профессиональной подготовки.

Важнейшими рынками, где функционируют реальные рыночные институты, процессы и механизмы, являются рынки факторов производства (труда, капитала, земли), денежный, валютный и фондовый рынки, совокупность товарных рынков.

Системообразующую функцию в рыночной экономике играет рынок факторов производства (или рынок ресурсов).

Факторы производства представляют собой используемые в процессе производства материальные блага и услуги ресурсов экономики. Обычно их подразделяют на четыре группы: земля, труд, капитал, предпринимательская деятельность. Они непосредственно воздействуют на производство и экономический рост. Их рассматривают также как факторы предложения. Иногда, в зависимости от цели анализа, в рассмотрение включают технологию, информацию и экологию.

Здесь не приводятся дефиниции отдельных факторов (это сделано в соответствующих разделах), но обращается внимание на те аспекты, которые важны для понимания действия рыночных механизмов. В соответствии с четырьмя группами факторов производства различают и четыре основных вида доходов; земельную ренту, заработную плату, процент, предпринимательский доход (прибыль), которые называются платой за услуги этих факторов. В условиях рыночной экономики все факторы производства покупаются и продаются, и рынок этих факторов имеет дело с ценой каждого из них, или его доходом. Но поскольку речь идет об оплате услуг, предоставляемых фактором, а не факторе как таковом, то заработная плата рассматривается как плата за услуги рабочей силы, процент — плата за «услуги» капитала, рента — за «услуги» земли и прибыль — плата за предпринимательские услуги.

Заработную плату, арендную плату, процент за использование капитала можно объединить понятием «прокатной оценки (цены)», или стоимости услуг любого фактора за определенный период времени его использования. Цена самого фактора (капитальная цена актива) равна современной стоимости (современная стоимость платежа, осуществляемого в некоторый момент в будущем, представляет собой сумму, которую необходимо было бы вложить сегодня, чтобы получить указанную выплату к этому моменту) всех связанных с ним настоящих и будущих платежей за использование этого фактора (актива).

Рынок факторов производства как один из секторов рыночной экономики функционирует по законам спроса и предложения, но при этом нужно иметь в виду, что спрос на факторы — это не первичный (как на рынке конечных товаров и услуг), а вторичный спрос, поскольку предприниматель приобретает их не для удовлетворения личных потребностей, а для производства конечной продукции, приносящей прибыль. В этом его отличие от первичного, конечного спроса домашних хозяйств на товары и услуги. И общий объем потребности бизнеса в факторах производства определяет совокупный спрос на них.

Рынку предложения факторов производства также присущи специфические черты. Предложение факторов рассматривается, как правило, с двух сторон: со стороны общего предложения и со стороны их распределения между отраслями и предприятиями, что связано с мобильностью конкретного фактора.

Особенности спроса и предложения на рынках земли, труда и капитала, механизмы взаимозамещения факторов производства, их предельный доход, минимизация издержек производства и максимизация прибыли, механизмы ценообразования — эти вопросы функционирования рынка факторов производства, формирования и распределения доходов и другие подробно рассматриваются в соответствующих курсах и экономических дисциплинах.

В данном случае акцентируется внимание на институциональных аспектах и проблемах потенциалов отдельных рынков, их генезисе, строении, состоянии и перспективах развития на основе ключевых рыночных механизмов и движущих сил.

Наряду с базисными институтами частной собственности и свободы предпринимательства при рассмотрении сущности и содержания рынка факторов производства важную роль играют также такие категории, как конкуренция (совершенная и несовершенная), монополия и др.

Рынок как экономическая система, кроме рынка факторов производства, включает рынок товаров и услуг, кредитный рынок.

Кредитный рынок — одна из составляющих «большого» рынка — представляет собой специфическую сферу кредитных отношений, где осуществляется движение денежного капитала между заемщиками и кредиторами на условиях возвратности, платности и срочности. Кредитный рынок подразделяется на денежный рынок и рынок капитала (см. подпараграф 5.4.3). Все эти рынки находятся в тесной взаимосвязи в рамках процесса воспроизводства. Эти взаимосвязи и взаимодействия учитываются в полной макроэкономической модели, в которой определяются объемы производства и занятость, процентные ставки, заработная плата и цены. Взаимодействие, например, рынка товаров и рынка труда осуществляется через связи между выпуском продукции и занятостью, между заработной платой и ценами. Рынки товаров и капитала связаны между собой, так как процентные ставки влияют на решения о расходах, а доходы и цены воздействуют на процентные ставки.

Следует отметить, что в переходных экономиках, в том числе в Беларуси, эти ключевые рыночные институты еще недостаточно развиты. Наследие командно-административной системы преодолевается с большим трудом, в экономике монополии сохранились, и многие из них даже укрепили свои позиции. Тем не менее, по мере роста открытости белорусской экономики внешнему миру и освоения государством методов антимонопольной политики постепенно зарождается конкурентная среда. Созданы почти все базовые элементы рыночной системы: негосударственные финансовые учреждения (коммерческие банки, страховые компании, инвестиционные фонды, фондовые биржи и т.д.), а также рыночные финансовые механизмы и инструменты (бюджет, налоги, валютный курс и т.д.). Но для ее полноценного функционирования необходимы более глубокие и всесторонние институциональные преобразования, в том числе увеличение потенциала и совершенствование созданных институтов, например, налоговой системы, а также формирования новых институтов: рынков капитала, земли, труда, которые пока находятся в зачаточном состоянии. Все это требует комплексных и последовательных мер по укреплению института частной собственности, проведению эффективной приватизации, совершенствованию механизмов банкротства несостоятельных предприятий и выведению их из экономического оборота без нанесения существенного ущерба коллективам работников (путем создания новых рабочих мест, развития мелкого и среднего бизнеса в органической связи с крупными предприятиями, формирования механизмов межотраслевого и межрегионального переливов рабочей силы и т.д.).

Институционально-организационной основой функционирования рынка факторов производства является биржевой механизм (товарные и фондовые биржи, биржи труда и др.).

Кайлас — гигантская мандала Вселенной

— Позвольте задать мне пространный вопрос, лама, — сказал я, — в чем главное предназначение Кайласа?

— Главное предназначение Кайласа в том, что он является гигантской мандалой Вселенной на Земле.

— Я знаю, что такое мандала. Но поясните мне еще раз!

— Мандалу иначе можно назвать архитектурной янтрой, то есть мистической фигурой, выполненной в объеме. Формы янтр и мандал присланы на Землю Высшим Разумом. Мало кто понимает, что означают формы мандал и янтр. Может быть, только пещерные йоги знают это, но они по этому поводу хранят молчание. Мы, ламы, тоже плохо понимаем мандалы и янтры, но… мы поклоняемся им…, не понимая, поклоняемся…, мы чувствуем, что смысл форм мандал и янтр грандиозен, божественен, величественен и что без них…

— Без них?

— Без них не было бы жизни на Земле.

В этот момент мое сознание затуманилось и мысли погрузились в подсознание, от чего подсознание как бы заколыхалось и заклокотало и из него плавно выплыло слово «матрица», которое почти как обожгло мое сознание, но, не успев проявится, улетело опять в глубины малодоступного для меня моего внутреннего «Я».

—А…, дорогой лама, я понял, что на основе мандалы Кайласа была создана жизнь на Земле.

Так ли я понял? — смутившись, спросил я.

— Хм, — лама внимательно посмотрел на меня, — Вы думаете, что я много знаю. Нет, я знаю мало, но я чувствую лучше Вас.

Я чувствую, что жизнь на Земле была создана на основе мандалы Кайласа.

— М… да…

— Форма Кайласа и окружающих его гор — это форма святыни. Нет ничего более святого, чем эти священные горы.

— Чего, чего? Повторите еще раз!

— Нет ничего более святого, чем форма Кайласа.

Я как девочка потупил глаза и понял, что бесконечные напоминания о священности горы Кайлас должны иметь под собой какую-то очень важную, очень фундаментальную основу. Восточные люди, может быть, выглядят более наивными, но они лучше нас, европейцев, чувствуют и не просто чувствуют, они верят своим чувствам, приходящим к ним (как и к нам!) из глубин божественного подсознания. Они не анализируют эти чувства, а просто верят им, не имея и тени сомнения в том, что интуиция и чувства — сто процентов верно. Они, восточные люди, живут будущим, терпеливо (от жизни к жизни!) ожидая, что эти подспудные чувства когда-нибудь реализуются и божественный свет сладостных древних загадок когда-нибудь возвратится и озарит обычную сумрачную и банальную жизнь, когда козы и яки просят кушать, когда жена, склонив голову, стирает белье, когда дети тупо копаются в песке… Эх, когда же это будет? Когда? Кто же будет двигать прогресс вперед? Они, восточные люди, понимают свои чувства лучше нас, европейцев, они ждут светлых времен более терпеливо, чем мы. Но они так же склоняют перед нами, европейцами, головы, потому что именно мы, европейцы, не находя покоя в своих противоречиях, стараемся все и вся в жизни доказать и проверить в экспериментах, с сожалением осознавая, что человеческий эксперимент есть всего лишь примитивная попытка поставить человека в качестве судьи над божьими творениями, но… Мы, европейцы, стремимся все идти и идти вперед, твердолобо прошибая препятствия и ломая себе головы на крутых поворотах истории, предопределенной Богом. Баланс Востока и Запада, баланс Азии и Европы вездесущ в мире, он заложен Богом, он необходим для…

— А ведь Кайлас похож на пирамиду?! Так ведь? — я пристально посмотрел на ламу.

— Форма пирамиды — форма святыни, — уклончиво ответил лама. — Кстати, я Вам могу показать книгу, даже зачитать выдержки из нее, которая очень интересна. Ее написал европеец по имени Эрнст Гоффман, который основную часть жизни прожил в Индии и взял себе индийское имя Ангарика Говинда. Он неоднократно бывал в районе священной горы Кайлас, а его книга «Путь в белых облаках» посвящена путешествиям туда. Умер он в 1985 году.

Лама встал, достал с полки книгу и, пролистнув несколько страниц, ткнул пальцем в нужное место.

— Вот, читайте, — сказал он.

Книга была написана по-английски, и я прочитал следующее: «…в соответствии с древней санскритской традицией гору Кайлас называют Меру или Сумеру. Она считается не только физическим, но и метафизическим центром мира… Гора Меру (или Кайлас) образует ось, связующую различные планы или миры… Кайлас увенчан невидимым Храмом трансцендентных сил… это гигантская мандола… Гора Кайлас символизирует ось духовной Вселенной, проходящую через бесчисленные миры. Эта ось восходит от человеческого уровня к божественному… Для верующего Кайлас-это небесный храм, престол божеств, антенна, передающая и принимающая духовные энергии нашей планеты… Паломник, обходя Кайлас по священной тропе, понимает, что он движется по гигантской мандоле, чудесным образом сотворенной…» Я задумался на несколько минут. Из книги и из разговора с ламой явствовало, что Кайлас был сотворен в виде мандалы. Но мандала не может представлять собой конструкцию в виде единичной горы, пусть даже самой необычайной! Мандала как правило представляет собой сложный комплекс мистических фигур, выполненных в объеме. Именно комплекс фигур, а не единичную фигуру! Отсюда следовало, что рассуждая о горе Кайлас, как о мандале, было бы более правомерно говорить о комплексе Кайласа, состоящем из многочисленных мистических сооружений во главе со священным Кайласом. И… вполне возможно, этот комплекс и является легендарным Городом Богов.

загрузка…

Почему же тогда Город Богов никем не описан? Неужели другие мистические сооружения вокруг священного Кайласа никто не видел? Ответа на эти вопросы я тогда не нашел. Разные мысли копошились в этот момент в моей голове, а все оказалось так просто, так просто. Но об этом, дорогой читатель я расскажу немного позже.

—Что такое мандала? Почему мандалы считаются священными? — думал я, не находя ответа и негодуя по этому поводу. Я тогда еще не знал, что древние считали материю вторичным субстратом и что первоосновой жизни являются пространство и время, для воздействия на которые создавались различные сооружения, тайны расчета форм которых нам пока недоступны. О, как мы еще далеки от осознания научной ценности мистических фигур и, в частности, мандал! Насколько же иными были научные подходы древних! Но сейчас мне уже вполне ясно, что древние создавали матрицы, влияющие на пространство и время, и передавали принципиальные схемы этих матриц последующим поколениям в виде загадочных мандал и янтр. Для чего они создавали эти матрицы? Неужели комплекс Кайласа является гигантской матрицей? Какова роль этой гигантской матрицы?

Возбужденный этими мыслями я спросил разрешения у ламы Кетсун Зангпо выйти на улицу и покурить. Присев на ступеньки с сигаретой, я вспомнил слова из книги Ангарики Говинды о том, что Кайлас увенчан невидимым храмом трансцендентных сил и вполне четко осознал, что речь идет о фантоме Кайласа. Я усмехнулся, вспомнив комичный диалог Юрия Ивановича Васильева и Сергея Анатольевича Селиверстова, когда бурно обсуждался вопрос о фантоме ноги некоего Витьки, работавшего на водокачке.

— Эх, как жаль, что у меня нет тонко энергетического зрения, с помощью которого можно было бы увидеть фантом Кайласа! Наверное, он великолепен! Как, наверное, счастливы йоги, которых избирают так называемые сверхлюди и даруют им способность к такому зрению! А меня сверхлюди не избрали! Да и… отрицательный я какой-то: курю, выпиваю, ем мясо…, — причитал я про себя.

Я достал вторую сигарету, чтобы накуриться впрок. Выдохнув клубы дыма, я стал думать о параллельных мирах, которые, по словам Ангарики Говинды, связываются осью проходящей через священную гору Кайлас. У меня мелькнула мысль что, вполне возможно, Кайлас является местом перехода в удивительные и непохожие на наш параллельные миры, где, наверное, кипит параллельная жизнь, ходят параллельные женщины… Я еще не знал, что через некоторое время Бог напряжет мой разум и заставит анализировать параллельные миры, подсказав ключ к этому анализу, и что я организую еще две экспедиции, посвященные попытке понять параллельные миры. Но об этом Вы, дорогой читатель, прочитаете в будущих книгах.

Когда я возвратился к ламе в дом, он, видя мой интерес к книге Ангарики Говинды, предложил пойти в другую комнату и читать ее столько времени, сколько мне заблагорассудится.

ЛЮБОВЬ — ЭТО ВЫБОР

Разве можно найти общий язык, если старые оби­ды еще так живы? Ответ на этот вопрос надо искать в человеческой природе. Нас наделили свободой вы­бора. Это значит, что мы вольны выбрать и зло. Каж­дому случалось обижать другого словами и поступ­ками. Гордиться этим нельзя, и все же иногда мы себя оправдываем. Если в прошлом мы выбирали дурное, это не значит, что перед нами закрыты все пути. Мы можем сказать: «Прости, что сделал тебе больно. Я постараюсь исправиться. Я хочу найти с тобой общий язык. Я хочу любить тебя». Иногда брак можно спа­сти даже на грани развода.

Прошлого не исправить, но любовь открывает нам двери в будущее. Если мы выбрали любовь, если

нашли общий язык, мы создали эмоциональный климат, в котором нет места прежним конфликтам.

Брент сидел напротив меня с каменным лицом. Он пришел не по своей инициативе: я настоял на встрече. Неделю назад в этом кресле, с трудом сдер­живая рыдания, сидела Бекки, его жена. Раздавлен­ная горем, она повторяла слова мужа. Он больше не любит ее, он хочет от нее уйти.

Мало-помалу ей удалось взять себя в руки. Она призналась:

— Последние два-три года мы с мужем много ра­ботали. Конечно, мы проводили вместе гораздо меньше времени, чем прежде, но я думала, мы ста­раемся для детей. И вдруг это… Он, всегда такой добрый, внимательный… Так любит детей. Как же он мог?

Она описывала двенадцать лет их совместной жизни. Таких историй я выслушал сотни. Она вспо­минала, как они полюбили друг друга, поженились, как дружно жили. Потом они очнулись от наваж­дения, так и не научившись говорить на родном язы­ке друг друга. Последние несколько лет Бекки жила с полупустым сосудом любви. И все же она чувство­вала, что муж любит ее, и ей казалось, все в поряд­ке. А вот его сосуд любви высох.

Я пообещал Бекки, что встречусь с Брентом. Я позвонил ему:

— Наверное, вы знаете, что ваша жена обрати­лась ко мне. Чтобы помочь ей, мне нужно погово­рить с вами.

Брент согласился. И вот он сидел передо мной. Какой контраст с Бекки! Она — в слезах, он — сама сдержанность. Однако я почувствовал, что когда-то рыдал и он. Рыдал про себя, без слез. То, что Брент рассказал мне, подтвердило мою догадку.

— Я ее больше не люблю. И давно. Мне жаль ее, но мы друг другу чужие. Между нами ничего нет. Мне с ней плохо. Не знаю, почему так получилось, но менять что-то слишком поздно.

Многие испытали то же, что Брент. Мы говорим себе: «Я ее больше не люблю» и чувствуем, что в пра­ве попытать счастья с другим человеком. Этим из­винением прикрываются и женщины.

Я понимал Брента, я сам прошел через это. Ты­сячи людей прошли через это. Хочется поступить правильно, не обидеть никого, но что поделаешь, нам так нужна любовь! К счастью для себя, я вовремя заметил, что влюбленность и настоящая любовь — не одно и то же. Многие этой разницы не видят. Свои представления о любви они почерпнули из романов и мыльных опер. На самом деле влюбленность и лю­бовь — совершенно разные вещи.

В третьей главе мы уже говорили, что влюблен­ность — просто один из человеческих инстинктов. Это не сознательный выбор. Влюбленность возникает сама по себе. Угасить ее нельзя. Живет она недолго (обычно года два), и похоже, исполняет ту же роль, что брачные крики у гусей.

Влюбленность на время удовлетворяет нашу по­требность в любви. Мы чувствуем, что нужны кому-то, нас ценят, нами восхищаются. Как чудесно со­знавать, что для кого-то мы на первом месте, что нам готовы посвятить все время и силы. Нас любят, чего желать еще? Весь мир принадлежит нам. Нет ниче­го невозможного. Кажется, мы впервые понимаем, что такое счастье.

Рано или поздно мы возвращаемся в реальный мир. Если к этому времени супруг овладел нашим языком любви, мы и не почувствуем спада. Если нет, наш сосуд любви пересыхает, и нам кажется, любовь ушла. Удовлетворить чужую потребность в любви или нет — выбор за вами. Если я знаю родной язык жены и часто говорю на нем, она чувствует мою лю­бовь. Ее сосуд любви всегда полон. Если нет, она бу­дет страдать, ведь ей хочется, чтоб ее любили. Не­сколько лет такой жизни, и она, вероятно, полюбит другого. Все начнется сначала.

Каждый день передо мной встает выбор — про­явить любовь к жене или нет. Если я владею ее род­ным языком и говорю на нем, она верит в мою лю­бовь. Если то же она делает для меня, эмоциональ­ная потребность в любви удовлетворена у нас обоих, и мы счастливы. Наши отношения развиваются, это придает нам сил и бодрости в других делах.

Я посмотрел в равнодушные глаза Брента и спро­сил, могу ли ему помочь. Я предчувствовал, что он Уже повстречал новую любовь, и спрашивал себя, как далеко все зашло. Даже если сосуд любви пуст, немногие решаются бросить семью, если не предпола­гают найти счастье с кем-то другим.

Брент был со мной честен. Он признался, что уже несколько месяцев любит другую. Сначала он борол­ся с чувством, хотел наладить отношения с женой. Однако дела дома шли все хуже, и новая любовь зах­ватила его. Теперь он жизни не мыслил без этой жен­щины,

загрузка…

Я сочувствовал Бренту. Он разрывался: ему было жаль бросать жену и детей, и в то же время, он счи­тал, что заслуживает счастья. Я сообщил ему, что 60% вторых браков кончаются разводом. Это ока­залось для него новостью, но он тут же решил, что попадет в остальные сорок. Я рассказал, как раз­вод может отразиться на детях. Он уверял, что бу­дет по-прежнему заботиться о них, и все обойдет­ся. Я объяснил разницу между влюбленностью и нашей потребностью в любви. Я говорил о пяти язы­ках любви, просил дать этому браку еще один шанс. В то же время мне было ясно: я бросаюсь на танк, размахивая водяным пистолетиком. Разумные до­воды были бессильны перед его чувствами. Он был тронут, что я так волнуюсь за Бекки, попросил по­мочь ей. «Но, — сказал Брент, — наш брак уже не

спасти».

Через месяц он сам позвонил мне и попросил о встрече. На этот раз передо мной была уже не глыба льда. Брент заметно волновался. Любовница к нему охладела, у них начались размолвки. Она все боль­ше отдалялась. И вот все кончилось. Это потрясло Брента. Слезы стояли у него в глазах, когда он рас­сказывал, чем она для него была. Он мучительно -переживал этот разрыв.

Целый час Брент изливал мне душу, потом попро­сил совета. Я сказал, что сочувствую ему, понимаю его горе и что должно пройти много времени, преж­де чем он утешится. Но, сказал я, такой конец был неизбежен. Влюбленность не вечна, рано или поздно мы возвращаемся в реальный мир. С кем-то это слу­чается до свадьбы, с кем-то — после. Брент согласил­ся, что первое — лучше.

Затем я сказал, что, возможно, пришло время ему и жене обратиться к психологу. И может, если каж­дый овладеет языком другого, им удастся возродить любовь, ведь любовь — это выбор. Он согласился. А че­рез девять месяцев Брент и Бекки, счастливые, по­кидали мой кабинет. Когда я встретил Брента через три года, он благодарил меня за то, что я помог им в трудные времена. Теперь их жизнь ничто не омрача­ет. О другой женщине он давно позабыл. Улыбаясь, он сказал: «У нас самая счастливая семья на земле».

Два человека не могут влюбиться друг в друга од­новременно и не могут друг друга разлюбить в один день. Чтобы понять это, не нужно быть психологом. Послушайте хотя бы романсы. Как раз это случилось с Брентом: та женщина разлюбила первой.

Девять месяцев я напряженно работал с Брентом и Бекки. Мы обсуждали их многочисленные конф­ликты, пытались найти выход из кризиса. Главное, что помогло им возродить брак: они освоили родной язык друг друга, они выбрали любовь.

Давайте вернемся к вопросу, которого я коснул­ся в девятой главе: «А если родной язык супруга для вас абсолютно чужой, и вам тяжело говорить на нем?» Мне часто задают этот вопрос, и обычно я от­вечаю: «Ну и что с того?»

Родной язык моей жены — «помощь». Чтобы выразить свою любовь к ней, я регулярно убираю квартиру. Вы думаете, мне это нравится? Вы думаете, мне легко? В детстве по субботам я делал уборку. Я не мог пойти на улицу, пока не закончу. Я водил по полу пылесосом и повторял: «Вот вырасту, никто не заставит меня это делать ».

Я вырос и по-прежнему убираю квартиру. Причина тому одна — любовь. Ни за какие деньги я не притронусь к пылесосу. Только любовь может подвигнуть меня на такое. Когда я убираю квартиру, жена знает, я делаю это только из любви к ней. Чем тяжелее вам приходится, тем больше ваша заслуга.

Кто-то мне возразит:

— Но это же совсем другое. Родной язык моей жены — прикосновения. А я не люблю нежностей. Не помню, чтоб родители хоть раз приласкали меня в детстве. Я к этому не привык. Что же мне делать?

Простите, у вас есть руки? Сомкните их и представьте, что обнимаете жену. Готов поспорить, когда вы проделаете это упражнение три тысячи раз, вам уже не будет так трудно. Да и при чем тут ваши удобства? Мы же говорим о любви, а любить — значит заботиться о другом, а не о себе. Всем нам каждый день приходится делать то, что нам не нравит­ся. Может быть, мне невыносимо тяжело вставать по утрам, И все-таки я встаю. Почему? Потому что иначе просплю всю жизнь. И я никогда не раскаи­ваюсь, что поднялся с постели.

То же с любовью. Узнав родной язык супруга, мы решаем говорить на нем, как бы трудно нам ни было. Мы не удовольствия ищем. Мы стараемся на благо другого. Мы говорим на языке супруга, чтобы удов­летворить его эмоциональную потребность в люб­ви. А когда его сосуд любви наполнится, ему скорее всего захочется отблагодарить нас. Он отвечает нам на нашем родном языке, и оба мы счастливы.

Любовь — это выбор. И вы можете выбрать ее уже сегодня.

Глаза любви

Начав думать о любви, я вдруг захотел взглянуть в глаза, в которых хоть в какой-то степени можно было бы воочию увидеть эту саму любовь.

— Где такие глаза найти-то, а? — подумал я. — Ведь все с пустыми глазами ходят, в которых аж самая натуральная пустота космоса вырисовывается!

Я думал, думал на эту тему и, несмотря на то, что было очень поздно, решил обзвонить посты наших дежурных медсестер. Я, как директор медицинского учреждения, знал, что ночным медицинским сестрам не полагается спать, но я также хорошо знал, что они, когда нет тяжелых больных, спят ночью как сурки, что их пушкой не разбудить, но… на телефонные звонки реагируют четко, деланно бодрым голосом тут же отвечая (даже не открыв глаза!): «Да! Дежурная медсестра слушает!».

image271 Я понимал, что выбрал далеко не самое лучшее время для того, чтобы рассмотреть в глазах наших сестер хотя бы элементы любви. При этом я очень боялся, что разбуженные ночные медсестры подумают о том, что шеф, засидевшийся до позднего времени, хочет… м… м… воспользоваться своим служебным положением. -Я вполне четко осознавал, что попадаю в глупое положение, но Мне так хотелось взглянуть в глаза проснувшихся медсестер на предмет присутствия там… ночной любви. При этом я вполне реально относился к себе, осознавая, что я — подернутый возрастом идостаточно неказистый экземпляр мужского пола с лысиной и лопоухим состоянием ушей — вряд ли могу быть «экземпляром для любви». Но я хотел видеть в глазах проснувшихся медсестер не любовь к себе, я хотел видеть Любовь вообще, хотел видеть ее философски… эту самую Любовь. Страстно, почему-то, хотел ее увидеть.

Набравшись наглости, я позвонил на один из медсестринских постов и, не узнав по голосу, кто со мной говорит, важно потребовал, чтобы ко мне пришли три медсестры сразу.

Я прождал минут десять, понимая, что девушки красятся спросонья, а потом стал негодовать — что их так долго нет?!

Наконец, открылась дверь, и бодренький голос весело спросил:

— Какие указания будут, Эрнст Рифгатович? Я слегка опешил.

— Подойдите ко мне! Я хочу посмотреть Вам в глаза! Все трое подошли и уставились мне в глаза.

— Мы что-то не так сделали? — спросила одна из медсестер.

— Да нет! Все хорошо. Смотрите мне в глаза, вот и все, — ответил я, вглядываясь в их свеженакрашенные глаза. — Я хочу рассмотреть в ваших глазах Любовь! Не ко мне! Нет! А просто Любовь… есть ли она? Извините меня за то, что я вас вызвал для этого!

— Да что Вы, Эрнст Рифгатович! Смотрите на здоровье!

И я смотрел. Внимательно смотрел. И… среди трех пар глаз мне больше всего понравились глаза Светланы Аллаяровой, — что-то глубинное было в них.

— Девчонки! Идите и поставьте чай! А ты, Света, останься… минут на пять… и… смотри мне в глаза!

— Как скажете, Эрнст Рифгатович!

Я пристально уставился в глаза Светы Аллаяровой. Она, конечно же, смущалась, но приказ директора — смотреть в глаза — выполняла четко, будто бы это была ответственная медицинская процедура.

— Приказной взгляд… Приказной взгляд… — пробормотал я.

— Чего? — переспросила Света.

— Да так, — ответил я.

Я опустил глаза. Вообще-то говоря, я смущался, понимая, что приказ смотреть мне в глаза (директору!) звучит, по меньшей мере, глуповато и некорректно. А она, эта Света Аллаярова, исполняла

приказ — смотреть в глаза. Да и трудно что ли, смотреть в глаза-хо — смотри, да и все?!

Я, как глазной хирург, мог бы, конечно, пригласить на «просмотр глаз» какую-нибудь старушку из Сибири, но боялся того, что вездесущая в пожилом возрасте катаракта будет мешать мне вглядываться в глубины зрачков и будет подталкивать к профессиональному экстазу удалить (ко всем чертям!) эту катаракту. А пригласить на «просмотр глаз» мужчину я опасался, боясь, что мой пристальный взгляд не так поймут.

Короче говоря, я логическим путем дошел до того, что Любовь, да еще и Всеобщую Любовь, лучше всего «высматривать» в глазах молодых девушек, в частности, в глазах… дежурных ночных медсестер.

Я, естественно, осознавал, что вглядываться в глаза сразу трех Дежурных медсестер трудновато из-за того, что моя пара глаз, мечущаяся по трем парам глаз, будет выглядеть блудовато. Поэтому я решил смотреть только в одну пару глаз, доставив удовольствие «двум другим парам» заваривать чаек и пить его с печеньем, вкусным печеньем производства уфимской фабрики «Конди».

image273 В общем, смотрел я в наиболее молодую пару глаз — глаза Светы Аллаяровой, не да- . вая ей возможности попить чая с вкусным печеньем*. А она, Света Аллаярова, смотрела мне в глаза, как я

велел, — куда деваться-то?! Я очень хотел разглядеть присутствие Любви (Всеобщей Любви! Врожденной Любви! Общечеловеческой Любви! Любви к людям вообще!) в глазах этой девушки, которая дежурила сегодня ночью и которая волей судьбы была вынуждена смотреть мне в глаза.

загрузка…

Глаза ее были голубыми-голубыми. Вглядываясь в глубину ее зрачков, я даже прищурился.

— Вы что щуритесь, Эрнст Рифгатович? Что-то не то? — озадачилась Светлана.

— Да нет, — уклончиво ответил я.

— А-а, — проговорила она.

А я все продолжал вглядываться в ее глаза. Ужасно пристально смотрел в них. А Света удивительным образом выдерживала этот исследовательский взгляд.

image275 Ничего в ее глазах я, конечно же, не высмотрел, — обычный объект для глазных операций. Но зато я что-то почувствовал; какой-то поток чувств исходил из ее глаз и воздействовал на меня -«исследователя глаз».

— Так ведь глаза — это орган чувств! — про себя воскликнул я,продолжая смотреть в глаза терпеливой Свете. — Главный органчувств!!! Главный орган Чувств!!! Глаза созданы не только для того,чтобы видеть, но и для того, чтобы чувствовать!

От этой мысли мои глаза, по-моему, забегали по сторонам, дав возможность Светлане хоть чуть-чуть отдохнуть от моего сверляще-исследовательского взгляда.

— которое я, кстати, терпеть не могу

image277 — Так, так, так, так, — прошептал я.

— Чего? — переспросила Света.

— Да так.Продолжая смотреть в глаза Светланы,я постепенно стал осознавать, что чувства,выделенные медициной и определяемые

как осязание, обоняние, вкус, слух и зрение вряд ли могут исчерпать всю гамму чувств, которую мы испытываем каждый день и каждую минуту, особенно, когда смотрим друг другу в глаза. О, как, наверное, многообразен Мир Чувств!

О, как загадочны эти Чувства, обладающие такой великой силой, что в угоду им, чувствам, вопреки логике, порой рушатся цивилизации, свершаются войны, распадаются крепкие семьи и делается многое-многое такое, что, на первый взгляд, кажется глупым и неестественным! Мощной и таинственной энергией веет от этих самых чувств. Энергия чувств, проявляющаяся обычно в виде легкого и приятного щемления в груди, может нежданно-негаданно превратиться в тяжелый внутренний напор, противостоять которому порой почти нет возможности даже в том случае, если твойпоступок, вызванный приливом чувств, является тупым и идиотским. Сила рассудка или логической мысли не может противостоять Силе Чувств. Чувства сильнее логической мысли! Почему?

— Почему? Почему? Почему? — начал приговаривать я почти вслух, стараясь найти ответ в глазах Светланы.

— Чего почему? — переспросила Света.

— Не знаю, — ответил я.

Я искал в ее глазах, именно в ее глазах, ответ на вопрос о том, почему чувства чаще всего оказываются сильнее логики и почему всегда надо прислушиваться к своим чувствам. Я не знал этого. Но очень хотел знать.

Я не сводил взгляда с глаз Светы и даже не чувствовал бесстыдства этой процедуры — рассматривать что-то в ее глазах. В общем, короче говоря, бесстыдства я не чувствовал и даже не думал о нем, о бесстыдстве-то. Я думал о другом, а именно о том, что в Океане Чувств, который окружает нас, должно быть одно главное чувство, вокруг которого упорядоченно вьются другие чувства в виде каких-то особых видов энергий.

— Так, так, так, так, — опять проговорил я.

— Чего? — опять переспросила Света.

— Да так, — опять ответил я.

image279 И тут я вспомнил, что знаменитый Бонпо-лама говорил мне, что легендарную энергию пяти элементов можно привести в действие только Чувствами. Помню, я страшно удивился, поскольку понятие «чувство» ассоциировал, например, со вкусом, сопоставимым со вкусом того дурацкого печенья, вприкуску с которым пили сейчас чай в соседней комнате две другие ночные медсестры. Помню я прямо-таки «прилип» к Бонпо-ламе, стараясь выяснить суть этого вопроса, но мудрый Бонпо-лама говорил только одно «Чувства — это — О!». А больше ничего не говорил. Так и остался я в неведении.

И только сейчас, когда я глядел в глаза Свете Аллаяровой, я стал понимать, что Чувства — это особый пласт энергий, который является катализатором всех других душевных и мыслительных процессов. Но среди них, чувств, есть одно самое главное Чувство — Любовь.Я еще пристальнее вгляделся в глаза Светы, стараясь понять — является ли Любовь самым главным человеческим чувством, и… какими-то глубинными уголками подсознания понял, что это действительно так. Я поднял брови «домиком» и совсем по-детски, как прыщавый юнец, снова посмотрел Свете в глаза, чтобы уже по-детски ответить на тот же самый вопрос… Мое подсознание опять подсказало мне, что и с детской точки зрения… главным чувством человека является Любовь. А я верил подсознанию, всегда верил… вообще-то. Да и все мои новые операции возникали, наверное, из подсознания, по принципу, как говорится, Бог дал… Да и вечно преследующее меня ощущение собственной тупости подсказывало мне, что все научные идеи дарит мне Бог, учитывая то, что я все же довольно работящий трехмерный человеческий экземпляр, не успевший еще накопить «душевного дерьма». Да и… обмазало меня в дерьме по жизни так хорошо, что я запах дерьма за версту чую.

— Света, извини! — сказал я.

— За что?

— За то, что я заставляю тебя смотреть мне в глаза.

— Ну что ж?

— Света, пойми, что я как бы не в твои глаза смотрю… я, может, в твои глаза вообще равнодушно поглядываю… Я…

— Да неужели?

— Я смотрю… в общечеловеческие глаза.

— А-а.

— Это научное исследование, Света, — пояснил я.

— Ночное? — съязвила Света.

— Да. О вечном-то думается лучше ночью! Только ночью можно разглядеть в глазах Вечное. Ты извини, Света, что я заставляю тебя смотреть мне в глаза и не даю, как твоим подругам, пить чай с этим самым… как его…

— Печеньем?

— Да. Печеньем.

— И что же Вы в моих глазах высмотрели, Эрнст Рифгатович?

— Да… ничего особенного… как у всех… людей… других.

— А-а.

А я и в самом деле смотрел в глаза Светы Аллаяровой не как в ее личные глаза, а смотрел как в… общечеловеческие глаза, хотя и понимал, что каждая женщина хочет быть индивидуальностью, но… такое уж у меня было состояние — через ее глаза я хотел разглядеть весь мир, в котором властвует какая-то мощнейшая энергия… Я понимал, что этой энергией является Любовь. Именно ее я хотел осознать через глаза Светланы, которая сидела передо мной, как подопытный кролик.

— Глаза — это орган Любви, — прошептал я.

— Что-что? — не расслышала мой шепот Света.

— Глаза — это орган Любви, — членораздельно произнес я.

— Ну… не ко всем!

image281 — Света! Я нахожусь в очень неудобном положении перед тобой. Я как сволочь последняя рассматриваю твои глаза глубокой ночью. Так мне захотелось… вдруг… наука требует… извини. Я просто, Света, хочу разглядеть в твоих глазах… разглядеть в твоих глазах… общечеловеческую Любовь.

— А что это такое — общечеловеческая Любовь? — задала вопрос Света.

— Это Любовь к людям вообще, — ответил я.

— А-а.

— Вот так вот.

— А у меня она есть? — полюбопытствовала Света.

— Она у тебя есть… как и у всех людей вообще.

— А почему Вы именно меня выбрали для рассматривания, Эрнст Рифгатович? .;

— У тебя чистые глаза, Света! В твоих глазах общечеловеческой Любви не надо через грязь или ложь пробиваться. Сразу видно ее, Богом данную Любовь-то… к людям и… к Богу.

Мысли мои закрутились, завертелись и… вдруг застопорились, потому что в моем сознании возник образ глаз одного моего знакомого — сухого и рационального человека. Увядающей молодостью вперемежку с плесенью веяло от этих глаз… И мне казалось, что эта плесень еще и попахивала… кладовкой, старой кладовкой, где хранят старые вещи.

Я понимал, что тело любого человека стареет как любая вещь, но Душа его остается вечно молодой и… от нее, Души, веет не просто молодостью, но и тем, что создало вечную молодость -Любовью.

— Почему мы всегда говорим о Любви? Почему мы о ней никогда не забываем? — подумал я.

Я поводил глазами по сторонам, отвлекаясь от глаз Светланы, и понял, что Любовь исходит от нашей первоначальной Родины -Того Света, которую можно назвать Царством Любви.

image283 Именно там, на Том Свете, Бог определил царствование главной созидательной энергии, исходящей от него самого — Любви, с помощью которой он создал первоначальную обитель сыновей и дочерей Бога — Тот Свет, где живущие там «Люди-Мысли» не могут отступить от божественных принципов жизни в Царстве Любви.

image285 Писатели и поэты все же чем-то отличаются от ученых материалистического толка. Если ученые исследуют глубины физики, медицины или еще чего-нибудь, то весь научный размах их мысли не выходит за пределы трехмерного мира, в котором мы живем. А полет мысли писателей и поэтов, которые, вообще-то, почти всегда пишут о Любви*, выходит, по-моему, за пределы нашей грустной временной обители — трехмерного мира и распространяется далеко-далеко, достигая даже родоначального Того Света, который, как я уже говорил, можно, наверное, назвать Царством Любви. Ведь именно там с помощью Энергии, исходящей от самого Бога и называемой Любовью, были созданы мы в виде свободного «Человека-Мысли», которого потом заставили осваивать Мир Пространств, в том числе и наш неказистый трехмерный мир. Мысль писателя и поэта проникает, мне кажется, через барьеры миров и достигает даже Того Света, где она, эта страстная мысль о Любви, погружается в то Царство, куда она и стремилась — в Царство Любви. А сам писатель (или поэт) в этот момент ощущает такой экстаз, такой экстаз, что ему (писателю или поэту) хочется, чтобы это состояние, которое он определяет некрасивым словом экстаз, длилось вечно.

* — не о романтичности движения шестеренки в моторе писать-то!

И он (писатель или поэт), конечно же, не понимает, что ему (писателю или поэту) хочется быть все время и даже вечно на Том Свете и даже, вроде как, не выбираться оттуда никогда… потому что он (писатель или поэт) пишет романы (или стихи) о Любви не для того мира, где он ест картошку или пьет чай вприкуску с вкусным печеньем, а для Вечного, того Вечного, которое объединяет все его прошлые и будущие жизни и… объединяет через Тот Свет, который так легко назвать Царством Любви, во имя которого он творит и творит, бесконечно повторяя слово «Любовь», потому что именно с этим словом связано все мироздание, в том числе и он сам… писатель или поэт, пишущий об этом какой-либо неказистой трехмерной авторучкой для того, чтобы Царством Любви (Главным Царством!) рано или поздно пропитался бы и этот Мир Испытаний, где живем мы, и в который Создатель заложил столь будоражащий баланс Добра и Зла, когда ты живешь «как на весах».

image287 image289 У писателя (или поэта!) уходит значительно больше душевной энергии, чем у ученого, поскольку она расходуется не только на пробивание барьеров к Тому Свету (Царству Любви), но и на то, чтобы хоть какое-то время пожить в столь энергозатратном состоянии экстаза, которое столь характерно для всего прекрасного Того ^-вета и…в котором хочется жить и жить, озаренным прекрасной Энергией Любви, исходящей от самого Бога. Не зря гималайские йоги говорят, что Тот Свет лучше, чем секс.

image291 Но так обидно, так обидно, что Бог почему-то отправляет тебя в какой-то пространственный мир, чтобы тебя испытать «на прочность». Это еще ничего, если тебя отправляют в духовный четырехмерный мир, но… ведь он, Бог, иногда отправляет тебя пожить в нашем угрюмом трехмерном мире с его проклятым балансом Добра и Зла, где ты только и должен противодействовать Злу и не поддаваться соблазну, исходящему от Чужого Бога, старающегося внушить тебе, что именно ты (дурак!) и есть Бог. Вот и тянет писать стихи или сочинять романы о Любви, чтобы, напрягаясь по ночам и глотая стаканами проклятую трехмерную водку, мыслью и чувствами пробиться сквозь прочные барьеры и с удовольствием войти снова в родной Тот Свет… хоть ненадолго войти, чтобы опять почувствовать свою близость к Богу, создавшему весь мир и тебя в том числе. Людьми, не желающими забывать свою Главную Родину, можно назвать писателей и поэтов. Куда уж тут ученым, всю жизнь отдающим, например, шестеренкам, да еще и трехмерным шестеренкам или… трехмерной хирургии (как я!)-Ведь ученые (в том числе и я!) всю жизнь вертятся в «трехмерном обличий» и… лишь иногда… лишь иногда… лишь иногда их осеняет, что надо все же попросить Бога о помощи, чтобы идея пришла так легко и просто, как может быть только тогда, когда ты не вымучиваешь ее, а тебе (дураку!) дает ее сам Бог для того, чтобы ты (дурак!), пусть даже посчитав себя гением, начал азартно менять этот трехмерный мир, созданный Богом, чтобы и в него, где так еще много зла, вселилась божья мысль, озаренная Великой Любовью. О сколько экстаза -экстаза Того Света — будет тогда! Ведь самое лучшее изобретение -это изобретение, данное тебе Богом! И… сладость этого изобретения будет больше, чем даже секс. Ведь им, сексом-то, владеют… даже дураки.

А почему же нас отправляют «на побывку» в эти самые пространственные миры, а не оставляют на Том Свете? По двум причинам (я думаю!): по причине того, что Бог уже (когда-то!) принял программу освоения пространственных миров и внедрения в них Великой Энергии Любви, а также по причине того, что без «пространственных испытаний на прочность» трудно будет сохранить чистоту Того Света — главной нашей Родины.

— Эрнст Рифгатович! Вы уже давно опустили глаза! — послышался голос Светы.

— Задумался, Света… о поэтах думал.

— О поэтах? -Да.

— С чего это?

— Да так.

— Чай Вам принести?

— Можно. Покрепче только.

— С сахаром?

— Без.

— С печеньем?

image293 Терпеть его не могу… как и все сладкое. В жизни, Света, никогда все сладко не бывает, обязательно горечь добавляется. Таков уж наш мир, Света! Зато не приторно… жить-то!

— А я люблю сладкое, — почему-то грустно ответила Света.

— Пока Света ходила за чаем, мои мысли опять ушли в безбрежные дали мироздания. Я как-то легко и просто понял, что Бог, создавая мир, ввел в него принцип, который можно назвать встречами на Том Свете. — Встречи на Том Свете! Встречи на Том Свете! — стал приговаривать я.

Подсознание подсказывало мне, что Бог, создав на Том Свете (или в Мире Свободного Времени или Мире Мыслей) совершенного «Человека-Мысль», стал отправлять его в создаваемые им же… то в один, то в другой, то в третий и так далее Миры Пространств, где «Человек-Мысль» должен вселяться в виде Духа в уже готовое для: него тело, чтобы потом с помощью этого тела осваивать тот пространственный мир, куда его послал сам Создатель. Но Бог оставил для вечного «Человека-Мысли» одну лазейку — возможность периодически возвращаться на Тот Свет и встречаться со своими друзьями по Тому Свету, чтобы делиться с ними — как кому жилось в каком из пространственных миров.

— Друзья по Тому Свету! Встречи на Том Свете! — тихо проговорил я.

— Вы что-то сказали? — послышался сзади голос Светы Алла-яровой. — А я чай принесла!

— Поставь его сюда, — я показал на участок стола, не заваленный бумагами.

image295 Чай без сахара! — отрапортовала Света.

— Хорошо.

— А печенья точно не надо?

И тут я вспомнил одну женщину, прекрасную женщину из Санкт-Петербурга тоже по имени Светлана. Она умирала от тяжелой болезни. Болезнь совсем измучила ее. И вот однажды, совсем незадолго до смерти, она, эта прекрасная женщина, тихим голосом выдавила из себя:

— Я хочу домой! Мама, папа! Я хочу к вам, домой! Возьмите меня быстрее к себе… домой!

А родители ее давным-давно умерли. Сознание ее было уже затуманено, а ее голосом управляло уже подсознание, которое, наверное, лучше знало, где находится… главный Дом человека.

Да и в самом деле, наверное, люди, периодически попадая на Тот Свет, ощущают себя там, как дома. Там, на Том Свете, ты чувствуешь себя беспредельно свободным и способным мгновенно, стоит лишь подумать, перемещаться туда, куда хочешь. Чувство Любви переполняет тебя и приводит тебя в то состояние, которре ты в материальном мире ощущал как экстаз. Ты, как только окажешься на Том Свете, тут же начинаешь видеть свое прошлое и анализировать череду своихпрожитых жизней в Мире Пространств с периодическими побывками дома… в родном и отеческом Том Свете. Ты, ощущая прелесть и легкость жизни на Том Свете, где нет даже болезней, порой, наверное, негодуешь оттого, что тебя когда-то за малейшие отступления от Великих Законов Чистой Души, вдруг отправили в виде Духа не в горделивый, например, пятимерный мир, а в угрюмый и тяжелый трехмерный мир, чтобы ты там родился, выдавливаясь из утробы какой-либо Маши, вырос… всего-навсего… под два метра, да так и промаялся всю свою трехмерную пространственную жизнь, по осени выкапывая картошку из личного огорода, чтобы всю зиму кормить ею свой трехмерный желудок. Ведь ты, пребывая в прекрасном Том Свете, даже и не знаешь, когда же Владыка Мира Свободного Времени (или Мира Мыслей) — Бог -отправит тебя снова в какой-то из пространственных миров.

image297 О сколько миров, наверное, существует, куда Бог может заслать тебя, чтобы испытать тебя и не дать возможности тебе, при возвращении Домой — на Тот Свет, проявить свою душевную гниль на Главной Родине, куда мы все возвращаемся как в родительский дом!

Муфтий Всея Руси шейх Талгат Таджутдин — невероятно умный человек, обладающий феноменальной памятью — говорил мне однажды, что в Коране написано, что существует более тысячи параллельных миров. Богу есть куда отправить нас с Того Света, вообще-то! Проверкой одиночеством можно назвать, наверное, пребывание в одном из пространственных миров — проверкой, когда ты в той или иной степени отделен от Бога. И, мне кажется, чем ниже измерение Мира, тем больше человек, живущий там, отделен от Бога. О, как трудно жить человеку, когда он одинок! О, как трудно противостоять соблазнам Чужого Бога, твердящего, что в этом пространственном мире, где ты живешь, есть один Бог — это ты (дурак!)! О, как трудно уклониться от чувств жадности и зависти! О, как трудно не забывать о Боге и Великих Законах Чистой Души, отголоски которых как искорки иногда вспыхивают в твоей душе!

image299 О, как важно, как важно это, потому что тебя (дурака!) в этом пространственном мире испытывает сам Бог! Но… поймешь ты это только тогда, когда умрешь и вновь окажешься на Том Свете, где осознаешь, например, что как последний идиот в только что прошедшей трехмерной жизни квпил уже совсем не нужные здесь трехмерные деньги, копил как самый последний дурак, не прислушиваясь к отголоскам Того Света в душе… А ведь эти отголоски были, были, были… но не смогли пробиться через то, что ты (дурак!), оказавшись в неказистом трехмерном мире в состоянии одиночества и отделенное™ от Бога, тут же (с дурости!) посчитал себя, чуть ли не Богом этого неказистого трехмерного мира. А ведь Бог, он един!!! Вообще-то!

Я поднял глаза на Свету и встретился с ее глазами. Они были чистые-чистые.

чем периодически дает ему возможность «пойти на вольные хлеба», отправляя из уютного и совершенного Того Света в какой-либо пространственный мир (например, наш) в виде Духа, который должен вселиться в материальное тело и жить вместе с ним в отрыве от Бога, чтобы доказать, что ты — Человек -Даже в отрыве от Бога не забываешь того, что ты — Сын Божий, и, как Сын Божий, не можешь отсту-

image301 — Света! А ты чувствуешь себя одинокой? — спросил я.

Глаза Светы расширились, и она тихо проговорила:

— Всегда. Чуть-чуть.

Я снова опустил глаза и снова погрузился в размышления о Том Свете. Я уже понимал, что, наверное, нельзя жить все время под крылышком Бога на Том Свете; Бог этого не хочет, поскольку он создал человека как саморазвивающееся начало, в связи спить от главного принципа, вложенного в тебя — быть постоянным самопрогрессирующим началом, способным не просто отбыть это неприятное время (связанное с рождением, детством и старением), а способным менять в лучшую сторону этот пространственный мир, куда тебя заслали, менять этот мир… прежде всего, духовно.

Я вспомнил, что на похоронах многие люди говорят про умершего человека следующие слова: «Отмучился раб божий!». И в этом, на мой взгляд, есть своя истина — жизнь в нашем трехмерном мире можно назвать скорее мучением, чем радостью… по сравнению с жизнью на Том Свете… ведь самая лучшая жизнь — это жизнь под покровом самого Бога.

image303 Но и на Том Свете Бог не позволяет человеку слишком долго нежиться в условиях прекрасной летучей жизни, он, этот неугомонный Бог — самое самопрогрессирующее Начало в мире — опять направляет тебя — Человека — в какой-либо пространственный мир, чтобы ты — частичка Бога — тоже самопрогрессировал, самопрогрессировал и самопрогрессировал. Ведь если не будет самопро-грессирования, то наступит успокоенность! А покой приводит к отсутствию прогресса, а отсутствие прогресса — это начало того, когда уже проглядывается бледное лицо духовной смерти, в сравнении с которой смерти, лицо страшной физическая смерть просто ничто.

Вечной смертью попахивает от покоя. Ведь Бог, осваивая Миры Пространств- и многое-многое другое, стремится почему-то вперед и вперед, страстно стремится, созидая и созидая… нас с Вами, в том числе. И он, Бог, никогда не позволит, чтобы его дети, например мы,ушли в никчемную трясину покоя, — зачем нас тогда создавать-то было, не ради же того, чтобы мы жили слишком сладко…

— Я не хочу печенья, слишком оно… сладкое, — вдруг проговорил я, снова подняв глаза на Свету.

— Вы мне это уже говорили. Я его Вам и не принесла… к чаю, — ответила Света.

— И не надо.

— Ну и ладно. Пусть будет без печенья.

— А ты, Света, думаешь с печеньем лучше, что ли?

— Да нет, Эрнст Рифгатович, я так не думаю.

— Ас чего это ты о печенье-то?..

— Да это Вы сами начали о нем говорить.

— Да… вообще-то.

Я еще раз пристально посмотрел Свете в глаза. Мой взгляд ушел в глубины ее зрачков, ушел глубоко-глубоко, ужасно глубоко ушел куда-то туда… в глубины ее зрачков. И я вдруг почувствовал, что в самой-самой глубине ее зрачков, в… какой-то самой далекой глубине их, зрачков-то, протянулась светлая-светлая Любовь, да еще и самая светлая из всех светлых, ну прямо-таки беспредельно светлая Любовь, которую можно охарактеризовать как Любовь к людям вообще. Я понял, что любой человек может и способен любить людей вообще, но… эта необычная любовь к людям, включая любовь к согнутым в три погибели старушкам, брюзжащим старикам, орущим детям, красующимся своим телом идиотам и конкурирующим в красоте своего главного места пухляшкам, сокрыта так далеко, так далеко, что эта «даль» уходит аж в глубины Того Света, так и не проявляясь в нашем угрюмом трехмерном мире. Нелепо оно, как-то, выставляться чистому… в нашем грязноватом мире, а тем более выставлять самое сокровенное напоказ -засмеют ведь… знатоки жизни! Да и объяснишь разве им, «знатокам жизни», твердящим о бесконечной подлости людей, что… вообще-то… людей создала Любовь, та самая Любовь, которая как мерцающие искорки проглядывается в самой глубине зрачков, но… так редко выходит наружу, боясь замараться об этих «знатоков подлости жизни» и ожидая, вожделенно ожидая тех людей, кто, в отличие от «знатоков», смогут взглянуть в глаза другому человеку, выискивая в них, прежде всего, эти затаенные искорки Любви, Любви к людям вообще, которая идет напрямую от самого Бога и которая является самой мощной Энергией Мира.

— Любовь -это энергия! -подумал я, не сводя взгляда с глаз этой чистой девушки, и понимая, что она — эта молодая медсестра не успела еще утерять блескав глазах, который определяется присутствием в человеке (и, прежде всего, в его глазах) Энергии Любви, идущей от самого Бога.

— Света, а что такое Любовь? — спросил я.

— — Это… — запнулась Света.

— Это?..

— Это…

— Это… Энергия?-я пристально посмотрел ей в глаза.

— Да какая такая Энергия2! -встрепенулась Света. — Любовь

|есть Любовь… а как

image305 же еще?!

— А у тебя в душеона есть?

image307 — А как же! -Света гордо взглянула мне в глаза. — Есть, ко нечно.Я отвел глаза и опять ушел в глубины философии. Я был не согласен со Светой. Я был убежден в том, что Любовь есть самая созидательная Энергия мира, та Энергия, без которой ничто не работает… даже Мысль.

От этого необычного умозаключения мне стало не по себе. Я откинулся на стуле. Света стояла передо мной. Я опять взглянул в ее глаза, ощутил в них глубины мироздания и вдруг понял, что Любовь является катализатором Мысли.

Я уже понимал, что Мысль — это не просто так, это не просто -«Подумал о Маше» или «Подумал о Катьке»; Мысль — это вообще очень сложно, Мысль — это невероятно сложно, Мысль — это что-то невообразимо сложное, Мысль — это чудо какое-то, Мысль — это… это… это…

Я погладил свою лысину и осознал, что Мысль — это особая форма жизни, первозданной жизни, необузданно мощной жизни, в которой все свершается так же легко, как легко о чем-то подумать. Именно такой Бог создал первозданную жизнь — Жизнь Мысли.

image309 О, как сложна, наверное, Мысль! Невообразимо сложна! Невероятно сложна! Она, Мысль, наверное, намного сложнее, чем наше тело, держащее в руке авоську с хлебом или с гречневой крупой! Жизнь Мысли первозданна!

И, мне кажется, что в этом загадочном и в то же время хорошо знакомом Мире Мыслей невозможно сделать вид, что ты такой хороший и добрый (про себя Приговаривая — «Да чтоб ты, сволочь, сдох!»). Там, в этом Мира Мыслей, изолирован-ном от всего материального, нельзя «сделать вид». Там все твои мысли будут наяву, все до одной, даже самой затаенной, даже самой сокрытой… Стыдно будет думать о чем-то плохом.

image311 А мы ведь, господа, в таком мире обязательно окажемся, когда, отбыв земную форму жизни, вновь возвратимся в родной Тот Свет — Мир Мыслей, в котором ты (дурак!) будешь, возможно, сожалеть, что так плохо думал тогда, когда тебя — Человека-Мысль — вселили в виде Духа в неказистое трехмерное тело, у которого постепенно, к тому же, выросло неприятное брюхо, да и глаза начали смотреть вразнобой. А еще хуже, если всю ту жизнь, когда ты — Человек-Мысль — был заперт в этом теле с неприятным брюхом, думал о шелестящих бумажках (деньгах!), весь свой мыслительный потенциал направляя на то, чтобы побольше заработать этих «бумажек» и, самое главное, чтобы… не отдать их никому… никому… никому… только себе… только себе… себе… и чтобы оставить бумажки эти на все будущие жизни.

Груз прошлой жизни, а, вернее, груз прошлых мыслей начнет давить на Вас, давить так сильно, что Вы мгновенно забудете об этих «шелестящих бумажках» и будете думать только о том, что Вы (дурак!) так глупо думали только о самом себе -телесном человеке, будучи запертым в этом самом теле с солидным брюшком. Вы, наконец, поймете, что брюхо мало чего стоит; значительно большего стоили… тогда… мысли, которые, к сожалению, были направлены в угоду этого… брюха (да чтоб оно пропало!).

Груз прошлых мыслей будет давить на Вас там, на Том Свете и Вы будете чувствовать себя обесточенным-обесточенным. «Хлеба! Дайте хлеба!» — возможно, закричите Вы. Но хлеба на Том Свете не будет, а будет только Мысль, которая для Вас, уже Человека-Мысли, будет требовать чего-то другого. Чего? А она, Мысль, будет требовать энергии, которой накачали бы, тебя — Человека-Мысль, чтобы ты — Человек-Мысль — мог бы нормально и энергично жить на Том Свете, мотаясь со скоростью мысли между планетами и залетая иногда внутрь атома или какой-ни будь молекулы. Но груз про-

Шлой жизни (а, вернее, груз прошлых мыслей) будет продолжать давить на Вас, сохраняя Вас в омерзительно обесточенном состоянии.

— Почему у меня нет энергии? Почему у меня нет энергии? -будете причитать Вы.Но только через какое-то время Вы поймете, что груз прошлой жизни — это игнорирование главной энергии мира — Любви.

— Как глупо было мне, дураку, вселившись в это обрюзгшее тело, забыть о Любви! — воскликните Вы.

Но будет поздно. Тот Свет, Великий Тот Свет, не будет торопиться растрачивать свою главную энергию, идущую от самого

image313 Бога, ради того, кто в Мире Испытаний забывал о Боге и о его главной энергии -Любви. Вот и будете Вы пребывать обесточенным и скукоженным, не имея возможности развернуть свою мысль во всю ширь, чтобы «по-человечески» жить на Том Свете как… Человек-Мысль.

— Какой же я был тогдадурак! Какой я был дурак! -станете причитать Вы.

Но Ваш обесточенный «Дух-Мысль» будет только слегка подергиваться, показывая, что Вы (на Том Свете) есть всего лишь духовный импотент. Наказанием импотенцией можно назвать игнорирование Любви.

— Я все-таки принесла Вам, Эрнст Рифгатович, к чаю три кусочка печенья, -раздался голос Светы.

— Почему именно три?

— Святая троица, как говорится…

Печенье я есть, конечно же, не стал…

image315 Я уже четко понимал, что Любовь является главным катализатором Мысли и что на Том Свете нет возможности жить без Энергии Любви. Там, на Том Свете, человек, даже самый плохой человек, вынужден играть по законам Бога, он вынужден быть чи-. стым и хорошим; в противном случае он не получит от Бога его собственной энергии Энергии Любви, без которой он не сможет нормально жить, управляя посредством своей Мысли всем и вся, а будет вынужден лежать где-то в закоулке Того Света в виде слабого энергетического комочка.

image317 Полностью погрузившись в свои мысли, я осознал, что жизнь на Том Свете всецело зависит от Энергии Любви, поскольку человек Того Света или Человек-Мысль должен иметь жизненную силу, которой является… Энергия Любви, исходящая от самого Бога. Да наверное, так оно и есть; ведь именно Бог, сам великий, прекрасный и всемогущий Бог создал все формы жизни и дал всем этим формам жизни (человеку, волку, курице, воробью, червю и микробу нашего и других пространственных миров) единую жизненную силу — Энергию Любви.

Именно об этой самой Любви люди слагают легенды, именно об этой Любви судачат на каждом углу… поскольку Любовь есть легендарная Жизненная Сила, та сила, которая дала нам с Вами прекрасную и вечную жизнь, разнообразие которой столь велико, что жить вечно, извините, не скучно! Обидно, правда, если ты в следующей жизни перекочуешь в тело червя, которого, не дай бог, насадят на крючок.

Бог, видимо, накачивает любое существо Жизненной Силой, то есть Энергией Любви. Но дает Он эту жизненную Силу (или Любовь!) не телу, а дает эту Силу — Духу, который влетает в тело (не дай бог в… тело червя!). Когда живое существо умирает, то вместе с Духом уходит на Тот Свет и вся его Жизненная Сила (или Любовь!), без которой Дух не может существовать на Том Свете в виде формы жизни, называемой «Мысль». А тело так и остается лежать неподвижным в том пространственном мире, откуда ты (человек или… червь) ушел. Но image319 никто не понимает, видя неподвижное мертвое тело, что это тело мертво только из-за того, что его покинула…

Любовь, та самая Любовь, которая порой (особенно в период прыщавой юности) будоражит кровь чем-то таким… таким… таким, от чего все… наливается Жизненной Силой. Если осознать, господа, что Любовь есть Жизненная Сила, то можно понять, что те люди, которые отдают свою жизнь на-или почти не имеют Жизненной Силы, коплению денег, не имеют так и прозябая в окружении денежных купюр закомплексованным импотентом, сила которого состоит лишь в том, что он может купить тех, кого… «наградил» своей энергией Дьявол, да и тех, кому… свернутая в трубочку стодолларовая бумажка порой заменяет… небольшой… половой член.

Вот и ходят богатеи с отвислыми плечами и обвислым… да и грусть от отсутствия в душе Жизненной Силы (под названием Любовь!) сквозит в глазах… потому что они, богатеи, разменяли настоящую любовь к Богу на поганую «любовь» к деньгам (от Дьявола!). Они, эти богатеи (дураки!), страдают, глубинно страдают от того, что у них мало Жизненной Силы (Любви!), потому что они продали ее Дьяволу, а именно его отпрыску по имени «Соблазн», который лукаво нашептывает, что ты (дурак!), владея бумажками (деньгами!), будешь владеть всем миром… как Бог. Но Бог — это не бумажки! Бог -он столь велик и могуч, что часть его Жизненной Силы (Любви!), отданная им дураку-жмоту и ушедшая через него в виде «денежной похоти» к Дьяволу, мало чего значит для него — великого и могучего Бога, но так много значит… для дурака-жмота, поскольку он… «награждается» такой степенью импотенции, что при виде женщины его несчастный половой член начинает втягиваться внутрь и напоминать скомканную долларовую бумажку. Бог, наверное, даже рассчитал, что часть своей Жизненной Силы должен отдавать «на откуп», чтобы выяснить — кто жмот, а кто — нет.

— Эрнст Рифгатович! — послышался голос Светы.

— Что, Света?

— Да так, ничего. Просто окликнула Вас, да и все.

А-а.! — Вы какой-то загруженный. Может быть Вы, Эрнст Рифгатович, печенья хотите?

С чаем… Что просто так чай-то гонять?!

— Водки я хочу… горькой водки, Света!

— Но ее нет.

— Да и бог с ней, с водкой-то!

— Эрнст Рифгатович!В шкафчике под раковиной, там,где эта… хлюпалка стоит…

— Какая такая хлюпалка?—Ну, как ее? Вантузом, вроде как, называется.

— Как? Вантузом?-Да.

image321 А что это такое — вантуз?

— Хлюпалка.

— А что это такое — хлюпалка или… как ее?

— Вантуз.

— А что это такое… в целом?

— Ну… это вакуумное устройство, с помощью которого раковины прочищают, когда она, раковина, засорится и когда грязь надо подсосать на себя, а потом дальше отправить туда, куда ей надо плыть… грязи-то.

— А-а-а! — догадался я.

— Так вот там, — продолжала Света, — в шкафчике под раковиной, где эта хлюпалка или… вантуз стоит, среди пустых пол-литро-вЫх банок, которые кто-то для Него-то копит…А сколько их там? — перебил я. — Пол-литровых банок-то?

— Ну… штук пять.

— А кто их, интересно, копит там?

— Ну… Ваши секретари, наверное, Эрнст Рифгатович.

— Для чего?

image323 А вдруг… пригодятся… пол-литровые банки… в хозяйстве. Но там, под раковиной еще…

— Что там еще?

— Там уже года два как стоит трехлитровая банка с мёдом, -сконфузилась Света.

— А что она там рядом с хлюпалкой стоит-то?

— А дело в том, что мед там, в банке этой, уже кончился, но на дне немного осталось. Выкидывать-то жалко… Мед ведь там остался, но… его не достать. Тонкую женскую руку надо засунуть по локоть в банку, чтобы выгрести мед. Ваша рука, Эрнст Рифгатович, туда не пролезет.

— А что, не суют-то туда руку по локоть… секретарши мои?

— Иногда ведь длинный рукав мешает…

image325 А-а.

— А самое главное,-продолжала Света, — обычно как-то не хочется остатки на стол подавать… меда, особенно. Ведь сладкое должно быть еще и душевно сладким, чтобы… всегда чувствовалось, что когда ты кушаешь сладкое, то и… на душе сладко.

— А что обычно с остатками меда делают, выбрасывают что ли?

— Ну… кто что, — уклонилась от ответа Света, —

Ваши секретарши ведь в трудном положении находятся, — выбрасывать остатки меда жалко, а подавать их на стол неудобно. Вот и стоит трехлитровая банка с остатками меда уже два года рядом с ван-тузом.

— С чем?

— Ну, с хлюпалкой же!

— А-а.

— Я бы тоже так поступила. .. Не стала бы выбрасывать остатки меда… -призналась Света.

image327 И держала бы эти остатки рядом с хлюпалкой… два года?! — я выразительно посмотрел на нее.

— Да, но не рядом с хлюпалкой, — глаза Светы погрустнели.

— Почему твои глаза погрустнели? — спросил я.

— Да так, — ответила она.

— А что самое сладкое в этом мире, Света?

Света подняла на меня свои огромные голубые глаза и тихо произнесла:

— Любовь.

— А все-таки, что же это такое — Любовь?

— Не знаю.

— М… м… я тоже… почти…

— А почему Вы, Эрнст Рифгатович, столь настойчиво расспрашиваете об этих остатках меда в трехлитровой банке, кото-Рая вот уже два года стоит рядом с хлюпалкой? У Вас есть какие-то аналогии, что ли? — чувствуя подвох, спросила Света.

image329 —Человек без Любви, Света — это обесточенный человек, человек без Жизненной Силы. Поэтому люди склонны сохранять даже самые крохотные остатки Любви, даже… те, что остались на дне трехлитровой банки, даже тогда, когда эта уже почти пустая трехлитровая банка стоит много лет рядом с какой-то… поганой хлю-палкой.

— Хлюпалкой, говорите? —не совсем поняла Света.

— О сколько хлюпалок или… хлюпаль-щиков существует в жизни! Хлюпают, хлюпают и хлюпают, но хотят, чтобы их, хлюпающих, любили, да сильно любили, страстно любили, чтобы им… хлюпалось с вдохновением и чтобы звуки «хлюп, хлюп, хлюп» разносились по миру не просто так, а горделиво разносились, напоминая… звуки Любви. Но этого не может быть, Света, не может быть. Почему? Да потому… потому… потому…

— Почему?

Да потому, что хлюпающих не любят. Хлюпанье убивает Любовь. Каждый звук «хлюп» уносит с собой частичку Любви, уносит в никуда, уносит туда, откуда нет возврата, потому что звук «хлюп» означает душевную слабость, а Любовь — это Сила, мош-нейшая Сила, самая сильная Сила, Жизненная Сила, Главная Сила Вселенной, Сила самого Бога!

— Но ведь женщина, которой по жизни попался хлюпик, не виновата! Женщинам, в отличие от мужчин, кстати, Эрнст Риф-гатович, свойственна верность, поэтому они вынуждены посвящать всю свою жизнь… порой… даже хлюпику… как бы противно это не было. Что ж поделаешь, если по жизни попался хлюпик, — придется ему отдавать всю свою Любовь… — печально проговорила Света.

— Безвозмездно отдавать? — осторожно поинтересовался я.

— Ну… — Света задумалась, — человек ведь должен всегда отдавать Любовь, данную Богом.

— Данную Богом, говоришь? — удивился я созвучию наших мыслей.

— А кем же еще? — без тени сомнения откликнулась Света,

— А ты, Света, могла бы всю свою Любовь, данную тебе Богом, отдать хлюпику?

— Не хотелось бы. Ведь хлюпика надо всегда жалеть. А жалость убивает Любовь.

— Я согласен с тобой, Света, — я стиснул зубы. -Жалость — это ужасное чувство. Это очень лукавое чувство, жалость-то! Она, жалость, косит под сострадание, она прикидывается Любовью, но она, жалость, есть совсем другое, она есть… потакание вампиру.

— Чего, чего? — не поняла Света.

— Любой человек, взывающий к жалости, естьэнергетический вампир. Ониграет несчастного и всем который не может «поддерживать энергетическое равноправие», а может только тянуть, тянуть и тянуть из одного, второго, третьего и многих других людей Энергию Любви, без которой он — «взывающий к жалости эгоист» и жить-то не может нормально, потому что… он, дурак-эгоист, отдал когда-то свою Жизненную Силу или Энергию Любви Дьяволу в виде жадности,

своим видом требует от другого человека Жизненной Силы или Энергии Любви, но… требует ее безвозмездно, не отдавая взамен своей Жизненной Силы. Он, взывающий к жалости человек, есть «энергетический эгоист»,

алкоголизма, наркомании, зависти, стервозности и тому подобного. Он, этот взывающий к жалости человек, требует от людей дать ему Жизненной Силы, которой ему так не хватает, требует лукаво, глубоко скрывая то, что уже успел отдать собственную Жизненную Силу Дьяволу в угоду сладостно-тупому искушению возомнить себя Богом. А люди, к сожалению, путают, часто путают жалость с

состраданием и отдают свою Жизненную Силу тому, кто уже спутался с Дьяволом. Не жалейте никого, господа… пожалуйста!

image331 Из Ваших слов я поняла, Эрнст Рифгатович, — уставилась на меня Света, — что любой хлюпающий человек есть человек, спутавшийся с Дьяволом? Так, что ли?

— Да, это так.

— Что, уже и поныть нельзя, что ли? — надув губы, спросила Света.

— М… м… можно, но… добро.

— Добро… ныть?

image333 Да. Ныть так, чтобы другому человеку не стало жалко тебя.

— Хорошо, Эрнст Рифгатович, я буду именно так ныть… добро.

— Так и ной.

— Ладно.

— Вот и буду так… ныть.

— Ну и пожалуйста.

Мы со Светой на мгновенье замолчали. Света первой прервала молчание. image334

image336 — А та трехлитроваябанка с остатками меда?..

— Эта трехлитровая банка с остатками меда, стоящая уже два года рядом с хлюпал-кой-вантузом… есть олицетворение жизненной грусти, -философски проговорил я.

— Почему? — удивилась Света.

— Да потому, что это грустно.

— Почему?

— Да потому, что… грустно.

image338 —— Почему?

image340 — Да потому, что грустно жить, сохраняя в душе остаток Любви, как… остаток меда в этой трехлитровой банке, стоящей рядом с… хлюпалкой… под раковиной. Жалко, вроде как, выбросить этот остаток меда вместе с банкой, да и «кушать» этот остаток не хочется… никому. Никому, Света, не хочется довольствоваться остатком, никому! Никому! Все хотят полноценного! Все хотят именно полную трехлитровую банку… Любви… настоящей и полноценной Любви. Ведь Любовь, Света, возрождает не только тебя самого, не только того, кого ты любишь, но и зажигает глаза, при виде которых все люди начинают задумываться над тем, что… ведь есть на свете смельчаки, которые не прячут Глаза Любви от людей, а смело, с любовью смотрят на всех людей, которым сам великий Бог предопределил пользоваться великой Энергией Любви… и не стесняться ее.

-— Вы так красиво говорите, Эрнст Рифгатович, по поводу… трехлитровой банки…

Да уж.

image342 -— Кстати, — продолжала Света, — там под раковиной вместе с трехлитровой банкой с остатками меда и пятью пустыми пол-литровыми банками стоят еще: бальзам «Битнер», два шкалика… под-Дельного… грузинского и армянского коньяка, шкалик поддельной ставропольской водки, сломанная открывашка для бутылок и статуэтка медведя с дырой…

-— С какой такой дырой?

-— В… дыре… в руках медведя должна была стоять бутылочка… поддельной водки. Но ее кто-то… выпил или… выбросил… подделку эту… в руках медведя.

А-а.

— Там стоит еще комплект посуды, которую кто-то подарил Вам, Эрнст Рифгатович, комплект… вонючей пластмассовой посуды, которая… должна стоять именно под раковиной рядом с вантузом… закономерно стоять… именно там. Помойный набор, в общем.

— М-да.

— Бальзам «Битнер», вроде как, неплохой. Мы его однажды вобщежитии пили. А его-то зачем туда поставили… рядом с хлю-палкой? — спросила Света.

— Рекламой испоганили бальзам этот, негативную энергию слащавости в него вогнали, — ответил я.

— Да, вообще-то, — проговорила Света. — Так Вы ничего из того, что там есть… не будете пить?

— Я не пью из помойки, — гордо произнес я.

— Ну, тогда чай с печеньем?

— Просто чай… да покрепче.

image344 Мои мысли опять ушли в глубины мироздания и стали витать там, далеко-далеко там, на Том Свете. Я вдруг понял, что сам Бог производит накачку Мысли Энергией Любви или Жизненной Силой, без которой Мысль бездействует или с огромным трудом и со скрипом чуть-чуть шевелится. Я вспомнил, что тогда, когда я, обдуваемый ледяным тибетским ветром, стоял с широко раскрытыми глазами перед Главным Зеркалом Времени в Городе Богов, я вдруг осознал, что Мысль состоит из Энергии Свободного Времени, того самого Свободного Времени, которое носится по Вселенной… со скоростью Мысли… и подчиняется лишь одному Владыке — Владыке Свободного Времени -тому Владыке, которого все именуют Богом. Именно тогда, когда у меня от холода зуб на зуб не попадал, я, глядя на Главное Зеркало Времени Города Богов, вдруг ощутил правомерность совершенно отвлеченного постулата тибетских лам о том, что Бог есть Время. Именно там, под величественным и грандиозно-громадным Главным Зеркалом Времени, я стал понимать, что Время столь резко отличается от «тиканья часов», что становится аж жутко оттого, что даже на часы надо глядеть по-другому, имея в виду то, что «тиканье часов» есть лишь далекий отголосок мощнейшей думающей субстанции, называемой Мыслью. Время и Мысль едины!

image346 Но даже мощи Времени-Мысли не хватает для того, чтобы в этом мире все жило, работало и функционировало. Для того, чтобы все было так, нужна еще одна энергия — Энергия, которая бы позволяла Мысли жить и функционировать, Энергия-катализатор, Энергия, пробирающая душу любого человека, Энергия, превращающая банальное бытие в сказку… нужна Энергия которая называется… Любовью.

Ни у кого нет сомнений в том, что эта Энергия исходит от самого Бога, именно от Бога, и именно с ее помощью зажигается Жизнь. На Том Свете все понимают, что Мысль и Любовь — близнецы-братья. Без Мысли будут лишь сплошные желания, стремления и порывы, но бессистемные желания, стремления и порывы. А без Любви Мысль будет обесточена и будет лишь холодно подергиваться, не имея страсти. Двуединое царство образуют Мысль и Любовь.

А мы, господа, осознавая значимость Мысли, не должны забывать про значимость Любви, которая (именно она!) накачивает Мысль энергией и дает ей возможность творить Жизнь.

О, как, наверное, многообразна и мощна Энергия Любви! О сколько загадок, наверное, сокрыто внутри этой Энергии, называемой Любовью или Жизненной Силой! О, как значимо это щемящее чувство в груди, с появлением которого в душе весь мир становится розовым, и тебе хочется изменить все окружающее в лучшую сторону и сделать всем людям столько хорошего, столько хорошего… сколько можешь дать Ты — Сын Бога… Дать столько, сколько ты можешь, столько… чтобы все в этом мире стало розовым, ярко-розовым, сверкающе-розовым, чтобы всем вокруг стало так же хорошо, как и тебе… к кому пришла Любовь!

Я каким-то отрешенным взглядом посмотрел на Свету. Шел третий час ночи.

image348 — Лишь бы она не попросила меня отпустить ее спать, подумал я.

Мне так хотелось, чтоб J мой немножко детский душевный порыв, связанный с этим прекрасным чувством, называемым Любовью, никто не прервал. Мне так хотелось, чтобы все люди были соучастниками… соучастниками Любви. Мне так хотелось, чтобы никто не остался равнодушным к Любви и не сказал, даже деликатно — «Я хочу спать».

— У-ух! — вырвалось из меня.

— Чего? — отозвалась Света.

— Да так, — ответил я.

— Ну и ладно тогда.

— Ты, Света, не хочешь спать?

— Нет.

— Спасибо.

— За что?

— Да просто так… за то, что ты не хочешь спать.

Думая о Любви и все больше и больше осознавая, что Любовь есть самая натуральная Жизненная Сила, я вдруг понял, что существует еще и… Любовь наизнанку.

— Любовь наизнанку! — прошептал я.

— Чего? — переспросила Света.

— Любовь, но… наизнанку.

— Что это?

— Это, Света, то, когда путаешь «лицо» и оборотную сторону Например, надеваешь

носок или майку наизнанку. «Лицо» оказывается внутри, а изнанка снаружи.

— Потому, что он большой и лысый?

— Да нет.

— А почему?

— Потому, что он умеет плакать… этот мощный мужик.

image350 А разве это?..

— Это есть признакмужской силы, Света,доброй и мощной мужской силы, озаренной Любовью. Этот не будет крушить челюсти по типуамериканских идиотов изголливудских фильмов,хотя и мог бы сделать этополучше других. Этот будет Силой Добра воздействовать на других и призывать к тому, чтобы никогда и никто не вывернулЛюбовь, данную ему Бо-

— М…м…

— Знаешь, Света, у кого нет любви наизнанку?

— У кого?

— У реаниматолога Радика Фаязовича Галиахметова. Он большой, добрый и лысый. Такой не предаст.

-Да…

— А знаешь, Света,почему у него ее нет,Любви-то наизнанку?

той… наизнанку. Такие, как он, всегда знают, где наизнанку, а где нет.

— А что такое Любовь наизнанку?

— Любовь наизнанку, говоришь.’

— — Но это же так глупо — посчитать себя Богом! — перебила меня Света.

— Да.

image352 — Это, прежде всего,эгоизм, Света, или любовь ксамому себе. Энергия Любви, данная тебе Богом, уходит не к другому человеку,чтобы иметь такой же «любовный возврат», а к Лукавому, который постоянно нашептывает тебе: «Ты Бог!Ты Бог! Ты Бог!». Лукавый(или Дьявол) есть вампир.Он, этот Лукавый, через, напервый взгляд, глупое утверждение «Ты Бог!» требует того, чтобы ты (дурак!)отдал ему свою ЖизненнуюСилу, данную тебе Богом.Он нуждается в ней, Жизненной Силе, а ты, дурак,отдаешь ее во имя того, чтобы себя (дурака!) почувствовать Богом, хотя тебе так далеко доБога, так далеко, как до неба. Этим «слабым местом» человека,связанным с тем, что любой человек есть частичка Бога, и пользуется Дьявол, тихо по ночам приговаривая, что если ты, Человек,есть частичка Бога, то почему бы тебе и самому не попытатьсястать… Богом.

Энергия Дьявола — это чужая энергия, она противоестественна нам, людям от Бога. Мы не чувствуем fе, эту дьявольскую энергию или… чувствуем ее в виде чего-то неприятного. Но мы прекрасно чувствуем божественную Энергию Любви

— Так-то оно так, — возразил я, — но огромное количество людей попадается на эту приманку. Дьявол тратит на это свою Энергию, чтобы… этот «клюнувший дурак» разменял свою прекрасную божественную Энергию Любви на поганую дьявольскую энергию. Вампиров не бывает, Света!

— Вы же только что сказали, что Дьявол — это вампир!

— Вампиров не бывает, Света, а бывают люди, которые вбирают в себя энергию Дьявола.

— Бога и чувствуем то, когда ее мало или. ее заменила поганая энергия Дьявола. Энергией Дьявола «пахнут» так называемые энергетические вампиры. Они, эти вампиры, хотят все больше и больше Энергии Любви, исходящей от Бога… потому что Дьявол обратил их, идиотов, в несчастных посредников, а вернее, в своих рабов, через души которых создал канал для перекачки прекрасной божественной Энергии Любви в его ненасытное чрево, желающее получить столько божественной энергии, чтобы самому ему, Дьяволу, стать Богом… хотя бы чуть-чуть почувствовать Богом. А мы, люди, встречая так называемых «энергетических вампиров,», в глубине души ненавидим их и стараемся отстраниться от них, поскольку чувствуем что-то негативное, чужое и не понимаем того, что эти люди отдали душу

image354

image356 Дьяволу, который использует их как энергетический канал и забирает у них, как дань, ту божественную Энергию Любви, которую они, дураки, так подло сосут у других людей… для Дьявола -своего нового Хозяина.

—- Значит, любить себя -это плохо? — спросила Света.

— Это хорошо… если это не сильнее, чем Любовь к Богу, — ответил я. — А знаешь, Света, почему во всем.мире и среди всех народов считается, что главная Любовь -это Любовь к Богу?

— Почему?

— А потому, что существует всего лишь тонкая грань, когда ты еще можешь определить, что тебя хочет попутать Дьявол. Стоит только чуть-чуть посчитать себя Богом, как ты тут же превратишься в поганого энергетического вампира, а вернее, в проводника божественной Энергии Любви в чрево Дьявола. Дьявол тебе возместит энергию, но даст тебе поганую разрушительную энергию, от присутствия которой у тебя в Душе будет погано и тошно.

— Страшно как-то! -Проговорила Света. image358

— Страшноватень-ко, вообще-то, — добавил я. — Но есть ещеодин атрибут жизни,который тоже выкачивает из человека Энергию Любви — это Деньги, а вернее, любовь кДеньгам или, еще вернее — к «бумажкам».Брюхо, которое ты должен кормить в этомтрехмерном мире, какизвестно, ненасытно, атребования к условиямтелесного комфорта (отшалаша до дворца) беспредельны. Дьявол, лукаво направляя Любовьчеловека от Бога кДеньгам, достигаеттого же эффекта, когдажмот, копящий на стожизней вперед, становится несчастным проводником ЭнергииЛюбви в чрево Дьявола.То же самое — зависть,стервозность и многоедругое негативное.

— А все-такистрашно жить! – тихо воскликнула Света.

— Да что страшного!!! Надо всего-навсего любить Бога, как предписано всеми религиями. И в этом есть огромный смысл, отвращающий человека от Дьявола.Жизнь такая сложная!

— Жизнь очень проста, если свято выполнять Закон Взаимообмена Энергией Любви с Богом. Бог когда-то дал тебе Жизненную Силу или Энергию Любви, о чем ты никогда не должен забывать. Поэтому ты, Человек, должен везде и всюду творить Любовь и возвращать ее Богу, чтобы от него, Бога, получить ее обратно взамен, да еще и получить сторицей… как вознаграждение за то, что ты душой осознаешь значимость для жизни Жизненной Силы или Энергии Любви.

— Тогда… — проговорила Света.

— Что тогда? — спросил я.

— Тогда трехлитровая банка будет всегда полна… Любви.

— Спасибо, Света, за эти слова… про трехлитровую банку.

— Не за что, Эрнст Рифгатович! Мы ее всегда заполним.

— Кого?

— Банку.

Я отхлебнул остывшего чая и, уставившись в пол, подумал о том, что Бог, наверное, и в самом деле дал всем первоначальным людям Того Света (людям-Мыслям) одинаковое количество Энергии Любви (Жизненной Силы), определив этим равные возможности для всех Сынов и Дочерей Божьих. Но потом Бог выдвинул главный принцип существования — Человек есть самопрогрессирующее Начало. О, как важно это понятие, что человек есть самопрогрессирующее Начало! О, как оно опасно! Опасно потому, что Человек-Мысль, наполненный божественной Энергией Любви (или Жизненной Силой), отправляется в свободное плавание, когда на его жизненном пути будет встречаться много-много препятствий и соблазнов, которые Человек-Мысль должен достойно преодолеть, не потеряв во всей этой борьбе (с препятствиями и соблазнами!) своего лица, выражение которого зависит от присутствия в тебе Любви, исходящей от твоего главного отца — Бога. Если ты забыл, что именно Бог дал тебе свою Жизненную Силу, а выражение «Любить Бога» для тебя стало банальным словосочетанием, то очень близок момент, когда взамен Бога к тебе придет что-то лукавое и хитрое, отчего твои глаза заблестят холодным чужим блеском и кривая ухмылка Дьявола обезобразит твое и без того сероватое (без Жизнен- image359

Энергия Любви (Жизненная Сила)
дается Богом Человеку-Мысли
один раз,
и только от самого Человека зависит, как он ею
распорядится

ной Силы!) лицо. Дьявол тут же начнет вытягивать из тебя Жизненную Силу Ему, Дьяволу, будет наплевать, что твое лицо, лицо человека (дурака!), отдающего свою Жизненную Силу (или Энергию Любви!) в угоду поганому и хитрому Соблазну, стало серым-серым, да и ранние морщины предателя Бога появились на нем. О, как важно не забывать величие словосочетания «любить Бога»! О, как значимо оно! Ведь без Бога ты станешь… ты станешь…

Миром заблудших
душ можно назвать
примитивные
формы жизни

— Кем? — подумал я и отхлебнул глоток холодного чая. И тут я понял, что Бог, создавая мир, поступил невероятно умным образом. Он, создавая мир, состоящий не только из людей, но из животных, насекомых, растений и всех других форм жизни, начал с Человека… понимая, что не каждый Человек-Мысль Того Света, отпущенный в «свободное плавание», выдержит испытание встречей с Дьяволом. Бог понимал, прекрасно понимал, что часть своей Жизненной Силы, переданной Людям-Мыслям Того Света, он, Бог, утратит, поскольку они, люди, не выдержат контакта с Дьяволом и… отдадут ему душу, то есть передадут часть своей божественной Жизненной Силы ему, Дьяволу, получив взамен противную разрушительную дьявольскую энергию.

Симптомы поражения мозговых оболочек (менингеальные симптомы)

Симптомы поражения мозжечка.

Поражение мозжечка со­провождается развитием симптомокомплекса, имеющего на­звание мозжечковая атаксия.

Проявляется она симптомами расстройства координированных движений. Среди них вы­деляют:

нистагм ритмическое подергивание глазных яблок, более выраженное при взгляде в сторону поражения. Разли­чают горизонтальный, вертикальный и вращательный нис­тагмы;

скандированная речь — утрата плавности, замедленность, монотонность и взрывчатость речи;

интенционное дрожание— тремор, появляющийся в ко­нечностях при выполнении тонких движений;

мимопопадание — промахивание при попытке коснуться кончика носа указательным пальцем с закрытыми глазами;

«пьяная» походка — шаткая неуверенная походка с широко расставленными ногами;

адиадохокинез— отсутствие согласованности движений правой и левой руки при их вращении в вытянутом вперед положении. Обычно на стороне поражения мозжечка движе­ния руки более замедленны;

асинергия— при попытке лежащего на спине больного сесть со скрещенными на груди руками. Нога на стороне по­ражения мозжечка поднимается в большей степени, чем на здоровой стороне;

неустойчивость в позе с вытянутыми вперед руками (проба Ромберга), падение на сторону поражения мозжечка и др.

Симптомы поражения мозговых оболочек возникают при их воспалении (менингиты) или при повышении внутриче­репного давления по другим причинам (опухоль, гематома, кровоизлияние под оболочки, гидроцефалия).

Их можно под­разделить на субъективные и объективные.

К субъективным симптомам относятся

1. распирающая голов­ная боль (чаще по утрам, при наклонах головы),

2. тошнота, рвота,

3. раздражительность,

4. ухудшение умственной деятель­ности.

К объективным симптомам относятся:

Закрепление границ землевладений (землепользований)

Границы земельных участков закрепляются на местности межевыми знаками. С помощью этих знаков можно подтвердить наличие и границы земельной собственности в натуре, определить ее размеры, форму и состав.

Межевой знак на застроенной территории устанавливают на угловых точках границы землевладений и землепользований. Ими могут служить также четко опознаваемые контурные точки – угол капитального забора или здания и т.д.

При межевании земельного участка обязательно должны быть закреплены поворотные точки на местности с последующим определением их центров в принятой системе плоских прямоугольных координат. Если границы участка совпадают с естественными (реки) и искусственными (дороги) рубежами, допускается временное закрепление поворотных точек к такой границе.

Поворотные точки границ земельного участка закрепляют межевыми знаками, представляющими собой вкопанные или забитые в землю на глубину 0,8 – 1 м деревянные столбы с центром в виде гвоздя или металлической трубы с закрепленной на торце маркой, костыли, дюбели-гвозди, штыри из обрезков арматуры и т. д. с фиксированным на их торце просверленным отверстием или же пропиленным крестом, керном. На практике часто бывают случаи, когда граница проходит по контурам, расположенным на местности долговременного сооружения (металлической или железобетонной конструкции). Тогда закрепление на местности границ точек производится в виде меток на отдельных конструктивных элементах этих зданий с обязательным последующим описанием их положения (по оси, по центру, по стыку и т.

Для обеспечения возможности восстановления межевого знака при его разрушении или потере на каждый закрепленный на местности межевой знак составляется абрис. На абрисе указываются значения измеренных расстояний не менее, чем до трех ориентиров – четких контуров местности (углы построек, колодцы подземных коммуникаций, столбы электролиний, перекреcтки улучшенных грунтовых дорог и т.д.).

Список литературы

Батраков, Ю.Г. Геодезические сети специального назначения.- М.: Картгеоцентр – Геодезиздат,1999.-407 с.

Инструкция по межеванию земель. – М.: Роскомзем, 1996.

Неумывакин, Ю.К, Перский, М.И. Земельно-кадастровые геодезические работы: учебник для вузов. – М.: КолосС,2006. – 184 с.